Кто проворонил Крым?

…Крым я полюбил с детских лет. Помню, как всей семьёй мы ехали к морю на горбатом «Москвиче» и отдыхали в каких-то цыганских лагерях, среди невзрачных палаток и закопчённых примусов, то в Алуште, то в Феодосии… Наверное, это и были лучшие дни моей жизни. И хотя потом доводилось порой окунаться в разные тёплые моря, Крым остался для меня всех милее. Вот и последние двадцать лет я неизменно направляюсь в отпуск в эти края. А в прошлом году решил навестить красавицу-Ялту.

Итак, скоростное шоссе Севастополь — Ялта. Горы, море, природа ликует, птички поют. Кстати, о птицах. Короткая остановка. За стеклом автобуса — придорожный рекламный щит. На нём изображены две птички: симпатичный соловей, а напротив каркает отвратительная ворона. Подпись на украинском языке. У меня у самого фамилия оканчивается на «о». Но откуда она взялась — даже бабушка с дедушкой, коренные ростовчане, объяснить в своё время не смогли. Сказать по правде, никогда не был этим особенно озабочен. Тем не менее текст я понял без переводчика — не китайский язык. Смысл заключался в том, что, мол, не позволим портить нашу соловьиную мову вороньим карканьем!

Вы вышли в новых ботинках на воскресную прогулку и вляпались в вонючую лужу. Вот примерно такое было ощущение в этот солнечный день лично у меня.

Нет, мову я, конечно, уважаю. Мелодичный язык, певучий. В пятом или шестом классе (сейчас не припомню) учили мы «Заповiт» Тараса Шевченко. Это знаменитое стихотворение печаталось в учебнике и по-украински, и по-русски. По какому-то движению души я решил выучить именно на украинском. И с чувством прочёл у классной доски, и получил похвалу от учительницы. И вот теперь, спустя много лет, выяснилось: это был единственный в моей жизни случай, когда я пел соловьём. Остальное, выходит, каркал.

…Утешало немного и то, что вокруг меня в автобусе раздавалось сплошное карканье. Но это как раз не удивляло. Знаю давно, что весь Крым говорит по-русски. И в этом краю, не во Львове, сунуть всем под нос похабную ворону… Хлопцы, вы сказились чи шо? Оскорбляя великий язык, вы оскорбляете великую нацию! Ведь в Крыму только этнических русских — больше половины населения! Большинство остальных — русскоговорящие. Но с некоторых пор их упорно и последовательно, любыми способами заталкивали в разряд людей второго сорта.

И вот теперь удивляется такой наивно-неосведомлённый Запад, что именно Крым, а пуще — Севастополь, ну никак не захотели отказываться от русского языка и вообще от русского мира! Тут, правда, крупно дали маху «победители Майдана». Ну зачем они с места в карьер объявили русский язык едва ли не вне закона? Кое-кто заговорил даже об уголовном преследовании. Они же буквально взорвали весь юго-восток! Один из польских деятелей, из тех, что старательно раздували пламя автопокрышек на Майдане, раньше многих соратников смекнул, что это — крупная ошибка. Не потому, что он уважает русский язык. Всё русское он любит так же, как Тягнибок. Но зачем же было торопиться? Как пел Александр Галич, «ах, не надо бы вслух, ах, не надо бы…» Один из видных ультранационалистов в эти горячие денёчки, наоборот, советовал соратникам «обещать этим мразям всё что угодно, а вешать их будем потом…» Вот это — рациональный подход к делу. Но и быть повешенными крымчане почему-то не захотели. Правда, судьба самих вешателей оказалась под большим вопросом. Как бы их любимый Майдан не взял их самих за глотку. И кто тогда поведёт народ в светлое царство бандитского капитализма? Может, Юля? Её срочно отреставрировали в Европе и вновь выпустили на авансцену. Но ведь уже была Юля у власти, и не один год. Однако народу Украины жилось ничуть не лучше, чем при Януковиче.

А, кстати, с чего бы это сама Юля вдруг закаркала по-русски, как та чёрная ворона, о том, как она будет мочить атомной бомбой проклятых кацапов?

Недавно я задал себе ещё один вопрос. Интересно, у кого больше: у нас, в России, Хохловых или в Украине Москаленко? В нашем классе учились Максименко, Коваленко и даже, представьте себе, Хохленко! Согласен, что Хохленко — это уже, пожалуй, перебор, масло масляное. Но кто из нас был украинцем, а кто русским — абсолютно никого не волновало.

А на днях слышу — и сам пан Яценюк по-русски каркает. Ну не будешь же петь соловьём, что грошей нема в кармане! Ни на западе, ни на востоке не поймут. А Запад, он, конечно, и булочками всегда подкормит, даже сухой паёк выпишет. Но вот насчёт ожидаемых миллиардов долларов эти обещалкины, как всегда, будут тянуть резину, пока не дождутся, что праздники Майдана перейдут в голодные бунты.

Вот и наш друг Саакашвили нынче даёт советы яценюкам, как надо побеждать Россию. Опыт у него богатый. И советует, между прочим, тоже на русском языке! А всё потому, что язык этот — международный, хоть вы лопните!

Просмотрев всё, что я здесь написал, должен сознаться, что заметки получились несколько сумбурными. Но что вы хотите, всё мешается в голове: вороны, соловьи, кацапы, хохлы, бандиты, яценюки, айдан-майдан, москалей на ножи (вот, кстати, образец современной соловьиной мовы!) — да много чего! Как говорил Аркадий Гайдар: весёлое время!

Но если говорить совсем уж серьёзно, то за братскую Украину обидно. Камо грядеши? Спасибо, что россияне успели вовремя грохнуть кулаком по столу и спасли Крым и Севастополь. Волгоград был с вами в эти тревожные дни. И отдельное спасибо великому русскому языку: он вновь стал поддержкой и опорой миллионам и миллионам своих сыновей и дочерей — в России, в Украине, везде. Кто-то, наверное, уже даже понял, что русский язык может стать великим полководцем. Так что задирать его не надо!

Александр СКЛЯРЕНКО, член СЖ России.

Волгоград — Севастополь.

Другие статьи этого номера