Синдром Лазаря

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.В прошлом году мы, бывшие выпускники мединститута, съехались в Донецке со всех сторон (Таня Зубарова прилетела аж из Тувы) на тридцатилетие курса. Конечно, это была очень волнующая встреча. Оказалось, что кое-кто уже, как говорится, почил в бозе, кто-то и вовсе работает не по специальности, чаще всего — торговый бизнес…

Я, конечно, более всего хотел увидеть моего хорошего приятеля, патологоанатома Веньку Соколенко, с которым последний раз мы общались в Москве лет 10 назад. Но потом он поменял место жительства и уехал в Тамбов, а я разменял квартиру в Севастополе, и таким образом связь наша прервалась.

Однако главный закоперщик встречи (последний раз мы слетались аж в 1993 году), бывший староста курса Арсен Ароян, каким-то образом знал адреса многих из нас, и на юбилейном вечере ему была высказана особая благодарность…

Но, как говорится, ближе к делу. Я был очень рад встрече с Веней, мы проговорили более трех часов. И, конечно, вспомнили нашего приятеля, с которым вместе жили в 130-й комнате в общежитии, что на улице Могилянской. Он, Виктор Затула, оказалось, в 1999 году нелепо погиб в Краснодаре — попал под колеса троллейбуса…

Как-то наш с Веней разговор повернул на курьезные моменты, которых в практике медиков предостаточно.

— Кстати, — сказал мне Веня. — Ты помнишь нашу практику на втором курсе? Мы все трое попали тогда стажерами в больницу N 7 города Донецка. Ты, правда, срочно, помню, улетел в Севастополь — отец находился в реанимации. И пропустил таинственный случай, в котором одним из действующих лиц оказался наш дружок Витюха.

Что же это был за случай? В 1978 году в Донецке от сильнейшего удара тока скончалась девушка. Два дня она пролежала в морге без явных признаков жизни — отсутствовали сердцебиение и дыхание. И вот так случилось, что вскрывать ее на третий день для медицинского отчета довелось моему сокурснику Виктору Затуле. Как рассказал Веня, после первого же надреза случилось нечто невероятное: мнимо мертвая девушка открыла глаза и захрипела. Конечно же, все были в шоке, служащие морга в растерянности засуетились вокруг нее…

Эта молодая женщина выжила, у нее, кстати, открылись парадоксальные способности человека-рентгена.Потом несколько лет с ее помощью врачи успешно диагностировали неоднозначно установленные болезни внутренних органов у отдельных трудных пациентов…

Насколько я наслышан, в международной врачебной практике такие случаи — далеко не редкость. Как яркий пример — кончина великого итальянского поэта Петрарки, который после двадцати часов пребывания в ранге умерших вдруг встал (случился сквозняк, в его доме открыли все окна) и потом прожил аж три десятка лет…

ОТ РЕДАКЦИИ:

Широко известна библейская история о чудесном воскрешении Лазаря, брата Марии. Этот феномен так и называется сегодня — «синдром Лазаря». Как пишет газета «НЛО», выходит, не правы были древние, утверждавшие, что самое определенное в жизни — есть смерть, не определен лишь ее час. С констатацией факта смерти у современной медицины до сих пор большие проблемы. Медики пока не в состоянии постичь тайну внезапного воскресения, дабы точно разделить смерть мнимую и настоящую.

Сейчас ученые уверены лишь в том, что смерть — это не единократное действо, а сложный процесс, при котором различные органы, поддерживающие продолжение жизни, повреждены. Прекращение кровообращения и дыхания — яркий пример подобного повреждения. Отсутствие сердцебиения и дыхания — более «традиционные» критерии для фиксации смерти. Однако все эти признаки не спасают от врачебной ошибки, и некоторые пациенты действительно могут быть «скорее живы, чем мертвы», а их накрывают простынкой и отправляют в морг.

В Мюнхене, кстати, находится готическое здание, куда в прошлом несли тех, кого настигла внезапная смерть. Тела были обвязаны веревками, которые соединялись с колокольчиками в комнате смотрителя. Судя по количеству колокольчиков, «синдром Лазаря» проявлялся часто.

В 1897 году изобрели особую модель гроба, чтобы человек, похороненный заживо, с помощью флажков и опять же колокольчиков мог позвать на помощь.

Реалии XXI века — это «долгоиграющие» мобильники, которые безутешные родственники кладут в гроб. А вдруг…

Другие статьи этого номера