Памятник и память

Памятник и память

Когда Римма Царик, председатель органа самоорганизации «Гвардейская 7», рассказала мне историю, как они в течение многих лет мыкаются по всем инстанциям, чтобы найти деньги на восстановление памятника Славы, я сразу же подключилась к ним и стала, как тот Паниковский, клянчить деньги у богатых нашего города: «Дай миллион, ну дай миллион!»Да и не миллион нужен был людям из «Гвардейской 7», а всего-то 10 тысяч долларов, для того чтобы постараться хотя бы в первом приближении исправить то чудовищное равнодушие, которое являла прежняя власть на нашей земле в течение целых 23 лет.

И еще одно маленькое отступление. В Севастополе очень трудно работать экскурсоводом. Потому что на один квадратный метр земли у нас наворочено столько истории, что не сходя с места можно рассказать всю историю города.

И вот представьте себе, что привела я вас на Приморский бульвар, к памятнику Затопленным кораблям, и уже рассказала и как Суворов высоко оценил бухту, и как выгнал из нее 170 турецких кораблей, и про Клокачева, который вошел в нее с фрегатами «Храбрый» и «Отважный», и про строительство порта адмиралом Сенявиным. Мы вспомнили, как на этом месте стояли севастопольцы и кричали «Ура!» Казарскому и ставили его потомству в пример. И про то, как стояли когда-то севастопольцы вместе с Нахимовым и рыдали, видя, как затапливают корабли, чтобы спасти город. И уже я рассказала о крейсере «Очаков» и действии, которое тоже разворачивалось в этой же бухте — бухте, которая разделяет Севастополь на Южную и Северную стороны.

Годы украинской оккупации тоже оставили свой след и свои памятники разрушениям. И не надо далеко ходить и сильно разбираться в политике, чтобы понять и почувствовать, что такое «ще та» власть и что такое оккупация.

Мыс Кордон, земля Ф.Ф. Ушакова. Ее украшает скромный памятник, без каких-либо церетеливских наворотов, повторяющий архитектуру Никольского собора, возвышающегося над ним. Итак, скромный, но великий памятник, который уже 15 мая 1944 года, через неделю после освобождения Севастополя, был заложен по проекту участника боев за Севастополь А.К Чанкветадзе. Над сооружением этого памятника трудились почти все жители Севастополя. И уже 27 мая 1944 года этот памятник был открыт. Почему же так спешили севастопольцы? Еще идут зачистки, еще город дымится от пожаров, еще севастопольцы живут в подвалах и орудийных башнях, а они, забыв про себя, вдруг строят памятник.

Да потому что не могли люди предать забвению тот подвиг, который совершили всего неделю назад воины 2-й Гвардейской армии, освободившие Северную сторону и форсировавшие Севастопольскую бухту с частями 51-й Приморской армии.

Многое видели севастопольцы и за время обороны, и за время оккупации, и даже во время штурма Сапун-горы. Но, наверное, освобождение земли Ф.Ф. Ушакова — мыса Кордон — это был такой смелый и беспримерный подвиг, что его сразу же решили увековечить. И, как выяснилось, не зря.

Очень уж на «вкусном» месте поставили севастопольцы этот обелиск, и не давал он ну никакого спокойствия тем, кто мечтал там построить «унитазное» сооружение под названием «продажа-аренда».

Памятник — это для ПАМЯТИ людской. Поэтому памятник Славы, как принято называть его в нашем городе, несет на себе много информации. Высотой он 1944 см — чтобы мы помнили, в каком году Севастополь был очищен в первый раз от нечисти. На памятнике размещены приказ Верховного Главнокомандующего с объявлением благодарности войскам за освобождение Севастополя и посвятительные тексты.

Обелиск увенчан макетом ордена Славы. По углам стилобата, на котором покоится памятник, установлены четыре обелиска меньшего размера. У подножия памятника под мраморной плитой находится братская могила, в которой захоронены четыре Героя Советского Союза — Константин Гаврилович Висовин (1918-1944), Иван Владимирович Дубинин (1914-1944), Александр Никитович Соценко (1924-1944) и Яков Александрович Романов (1925-1944), погибшие в день освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков 9 мая 1944 года. Сколько же действительно погибших бойцов покоится в братской могиле у памятника — доподлинно неизвестно.

Ну никак не вязался подвиг тех героев, которые сложили голову за Севастополь 9 мая 1944 года, с теми «хероями», про которых пела бандеровская власть…

И с 1993 года началась борьба с памятником. В тот год он последний раз был реставрирован по проекту архитектора А.Н. Холодилова. После этого капитальных и текущих реставрационных работ на памятнике не производилось из-за отсутствия финансирования, а также по причине того, что украинские власти Севастополя целенаправленно уничтожали памятник из-за высеченных в мраморе слов о русской славе и из-за его очень приятного (в коммерческом смысле) расположения. Кроме того, с начала новейшей оккупации города Севастополя и до настоящего времени памятник Славы не был поставлен на баланс ни одной отвечающей за состояние памятников административной или коммунальной структуры. Поэтому в данный момент он находится буквально в аварийном состоянии и требует немедленного (хотя бы текущего ремонта).

Инициативной группой органа самоорганизации «Гвардейская 7», на территории которого расположен памятник Славы 2-й Гвардейской армии, была заказана смета затрат для проведения текущего ремонта, которые в сумме составили 9975 у.е. Я запомнила цифру из сметы и тоже постаралась помочь активистам из «Гвардейской 7».

…Я помню этот памятник с детства. Там был оазис. Вокруг — выжженная земля, а там — цветы и деревья. Папа приходил со службы, брал меня на плечо, и мы шли к памятнику. Там он со своими друзьями-фронтовиками долго сидел возле него, курил, говорил, а мы с ребятами играли в песочнице, которая была неподалеку от этого памятника. И, видать, место это непростое, потому что до сих пор родители приводят сюда детишек. А для фронтовиков этот памятник в начале 50-х был единственным местом, где они собирались и разговаривали, разговаривали, разговаривали…. Помню, как женщины мыли и белили его, а мы лопатками вскапывали землю и сажали «петушки».

И вот, увидев, как через 70 лет другие «петушки» хотят развалить памятник моего детства, чтобы построить на его месте официальный курятник, я старалась помочь неравнодушным людям из организации «Гвардейская 7». Стала просить денег. Скажу прямо: денег не дали (всплыли сразу строчки Пушкина: «Кто в глаза ему смеется, кто скорее отвернется»), как бы я не доказывала, что это нужно, что это святое дело, что в конце концов зачтется!

Но они все повязали на себя незаслуженно гвардейские ленточки, а главный памятник настоящим гвардейцам стоял и поныне стоит разрушенный…

Не-е-е-е, богатенькие нашего города не захотели меня даже слушать.

Но вот случилось чудо. На просьбы активистов откликнулись и фонд Дома Москвы, директором которого является С.В. Негода, и и.о. председателя администрации города Д.А. Белик, и даже министр обороны РФ С. Шойгу, который направил письмо в отдел охраны и защиты памятников воинской доблести России.

И за короткий срок успели-таки сделать те минимальные работы, чтобы в день семидесятилетия великого подвига памятник смог блеснуть золотом и напомнить севастопольцам о подвиге гвардейцев.

Другие статьи этого номера