Тема в погонах

Тема в погонах

Очередная выставка полотен Анатолия Шорохова становится заметным событием в культурной жизни города. На сей раз особенно, ведь показ работ известного у нас художника организован в центре города, в Доме Москвы, и посвящен 70-летию освобождения Севастополя от немецко-фашистских захватчиков.Каждый квадратный сантиметр выставочной площади дорог. Но хотим мы этого или не хотим, в любом зале есть место, которое первым бросается в глаза посетителям. Его отводят самой знаковой картине. Легко представить, сколько хлопот доставил ее выбор организаторам, да и автору вернисажа. Это при том, что у них под рукой было давно ставшее хрестоматийным в творчестве мастера полотно «Победа». Ведь, собственно, так названа и нынешняя персональная выставка — «Победа».

Вот я сейчас скажу, что изображено на картине, и многие читатели нашей газеты вспомнят ее. Не могут не вспомнить. Ее тиражировали и в виде открыток, и в виде плакатов, ее репродукции помещали в книгах, вышедших не только в родном городе, но и далеко за его пределами, в Харькове например. «Победа» — это парящая в бездонном голубом небе весны 1945 года лучезарная девушка с автоматом над лесом крепких мужских рук — рук побратимов по оружию. Кому, как не «Победе», самое заметное место в зале?!

Но Анатолий Федорович имеет еще ряд знаковых в своем творческом багаже работ, претендующих быть помещенными на самом видном в зале месте. Почему бы его в самом деле не отвести замечательной картине «Единение»? Это сцена похорон ушедшего в вечность героя Великой Отечественной. Казалось бы, не шибко оптимистичный сюжет. Но под кистью Анатолия Шорохова он — жизнеутверждающий. Это чувство дарит нам центральный образ полотна — излучающий свет мальчик. Впереди остальных персонажей он шествует с наградой умершего воина в обретших уже силу руках. Очень здорово! Иного не скажешь.

Если бы и общее название выставки повернули несколько иначе, скажем, так: «Все для фронта, все для Победы», центральное место в зале по праву могли бы предоставить «Колоскам». Рука тянется назвать это живописное полотно на литературный манер: повестью, романом. Кто из представителей живущих ныне людей старшего поколения не лакомился в детстве вышелушенным ладонями зерном молочной спелости! И созревшая рожь или пшеница хороша была на крепких зубах-жерновах.

Но персонажам «Колосков» — ребятне военной поры — было не до лакомств, не до баловства. Исхудавшие мальчишки и девчонки и их учительница изображены Анатолием Федоровичем холодным осенним днем на отведенном под пахоту жнивье. Но прежде чем его коснется лемех плуга, надо собрать потерянные комбайном колоски. Учащимся младших классов (в чем только душа держится?) утолить бы голод вышелушенными из колосков зернами. Но — нельзя. Все для фронта, все для Победы! Не ошибусь, предположив, что этот эпос в красках автобиографичен. Возможно, себя Анатолий Федорович воплотил в образе мальчика, который дыханием пытается отогреть озябшие руки. Родом художник из Зауралья. Но и там фронт ощущался, словно он гремел в десяти километрах.

После, полагаю, дискуссий заглавной картиной выставки выбрали «Высоту». Тоже очень сильная работа: взбирающийся по отвесной скале отряд краснофлотцев. Впереди должен быть знаменосец. Он одолеет высоту при помощи товарищей. Сокрушительной же и неожиданной будет атака ненавистного врага нашими солдатами.

«Победа», «Единение», «Колоски», «Высота» и другие полотна — картины переднего ряда. Но на каждой персональной выставке Анатолия Федоровича я жажду очередной встречи с «Весной». Этому произведению отведено на вернисаже не самое удачное место — между окнами с видом на Приморский бульвар. Но льющийся с улицы свет не забивает яркую палитру картины, излучаемое ею тепло. На полотне — узнаваемый севастопольский пейзаж: бухта, зеленая трава, цветущие деревья. Праздник, который на днях мы отметили. На переднем плане запечатлена молодая мать с ребенком. Идиллия. О войне напоминает группа ветеранов в костюмах при орденах и медалях. Они устроились поодаль за столом, чтобы помянуть павших на полях сражений товарищей.

Картина «Память» мне близка главным образом некоторыми персонажами из жизни. Так, говоря по-газетному, крайний слева на ней Александр Баженов, уже ушедший, к сожалению, из жизни. Александр Васильевич — участник Великой Отечественной. За проявленные в боях смелость и мужество был отмечен орденами и медалями, в том числе и орденом Славы двух степеней. После войны в течение полувека работал фотокорреспондентом «Славы Севастополя». Он делил кабинет с художником газеты Анатолием Шороховым. Александр Баженов трепетно относился к освещению военной темы. На картине мы видим Александра Васильевича с фотоаппаратами на ремешках. Неистовый фоторепортер напряжен, чтобы не упустить ключевой момент посещения группой бывших защитников и освободителей Севастополя места памятного сражения у сохранившегося дота.

Большая заслуга Анатолия Шорохова как художника состоит в создании галереи портретов участников Великой Отечественной — Героев Советского Союза, орденоносцев. Художник успел запечатлеть для нас светлые образы Г.Г. Цупрова, М.Г. Дегтярева, А.Я. Ищенко, Я.С. Борисенко, И.М. Кузьменко, А.К. Абдрахманова, С.П. Бондаря, П.М. Карпова, И.М. Каневцевой и других славных земляков. Их мастерски выполненные портреты тоже можно увидеть в Доме Москвы.

Во второй половине 50-х годов прошлого столетия Анатолий Шорохов, которому в то время было хорошо за 20, уже женатый, отец замечательной дочери, поступил учиться в Московское областное художественное училище «Память 1905 года». Вместе с ним начала учебу и 16-летняя Ольга Кравченя. Вновь однокурсники встретились в 2002 году, когда заслуженный художник России Ольга Кравченя приехала в наш город в качестве художника популярного фильма «Водитель для Веры».

Творчество Анатолия Федоровича произвело на гостью огромное впечатление. В 2006 году Ольга Кравченя опубликовала в московском журнале «Воин России» объемную искусствоведческую статью «Верность военной теме». Ее сопровождал цветной вкладыш в несколько страниц с репродукциями картин севастопольского художника. Ольга Кравченя рассказала о том, что больше всего произвело на нее впечатление посещение мастерской Анатолия Федоровича.

«Его живопись, — писала она, — наполнилась воздухом, световая гамма стала сложнее, богаче оттенками, рука — еще более уверенной, а манера — свободней. Он также постоянен и в своем пристрастии к военной теме, так как война, являясь экстремальным событием, обнажает суть человеческих отношений, делает острее образы, чувства». Это, продолжила столичная коллега, представляет профессиональный интерес для художника «реалистической школы, к которой, несомненно, принадлежит Анатолий Федорович Шорохов».

Ольга Кравченя, без сомнения, отразила мысль большинства любителей изобразительного искусства, которые уже посетили выставку работ художника.

Неполный год назад в Артбухте, на базе бывшей 11-й береговой батареи, хлопотами энтузиастов открыт народный музей обороны Севастополя. Некоторые его экспонаты органично дополнили выставку.

На снимках: Анатолий Шорохов (справа) с одним из посетителей выставки; картины «Атака», «Весна», «Память» и фрагмент полотна «Колоски»; немые свидетели обороны города.

Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера