Синдром Шуры Балаганова

Синдром Шуры Балаганова

Классика не только в литературе, искусстве, архитектуре, но также и во всех остальных сферах человеческой жизнедеятельности служит нам путеводной звездой, не теряя во времени ценности, актуальности и, как следствие, поучительности. Классика является тем эталоном, по которому мы повседневно сверяем уровень нашей цивилизованности.К особому роду классики относится сатира, которая высмеивает типовые, неподвластные времени, но отнюдь не безобидные для общества человеческие пороки. В этом отношении для нас вершиной классического эпистолярно-сатирического литературно творчества, где нам всё до боли знакомо и где мы почти спустя столетие узнаём самих себя, являются «Двенадцать стульев» в придачу с «Золотым телёнком» Ильи Ильфа и Евгения Петрова. Бессмертные крылатые выражения той поры и сегодня несут в себе всё то же классическое смысловое содержание. Что означают у нас краткие, но ёмкие понятия «Рога и копыта», «Ударим автопробегом по бездорожью и разгильдяйству», «Союз меча и орала», «Заграница нам поможет» и т. д. — разъяснять никому не нужно.

Но сегодня наиболее реальную угрозу в социально-экономическом и культурном развитии для Севастополя представляет «синдром Шуры Балаганова». Это та порочная общественно опасная привычка на уровне болезненного синдрома, когда сколько человеку ни дай, он «по привычке» будет продолжать лезть в чужой карман, брать и давать взятки, хапать, где только можно, забыв про честь и совесть. И если уж нет никакой возможности обворовывать государство и общество по-крупному, то хотя бы краснея, но приворовывать. За 23 года независимости в Украине (как следствие — и в Крыму с Севастополем) в содружестве всех трёх ветвей власти, начиная с самой верхней точки провластной пирамиды, куда внедрились и представители преступного мира, были изобретены десятки «относительно законных» способов ограбления народа и разграбления страны.

Всё это делалось нахраписто и нагло, высшая власть в Киеве с узаконенными многомиллионными «откатами» за выделенные средства из государственной казны напоминала пожирающего страну гигантского спрута. На местах творимое беззаконие в целях наживы представителями провластных органов, судов, силовых структур и преступных элементов стало нормой жизни настолько, что в этом ранге можно было удостоиться даже государственной награды. Причём вплоть до Героя Украины. Творимое беззаконие в Украине возведено в некий неписаный закон, а Севастопольский регион — в особо лакомый кусок для обогащения.

Нас настолько в этом убедили, что, грешным делом, даже переживаешь, как бы не стали сегодня проверять деяния наших севастопольских «слуг народа» на соответствие способа обретения ими личного благосостояния российскому Уголовному кодексу. Это может грозить нам бедой оказаться до выборов 14 сентября вообще без законодателей. Да и мелкий предприниматель сегодня откровенно возмущается и сожалеет о былом: «Раньше дал взятку — и торгуй себе, где угодно и чем угодно, какие там законы…» А уж нахрапистость крупных акул бизнеса типа хозяев «унитазов», «каланчи» на мысе Хрустальном, «Диалога» и прочих «памятников» вседозволенности беспредельна. Творилось по принципу: если все разрешающие и позволяющие тобой куплены, значит, что и где ни городи или возведи — всё законно и красиво. Даже бывший архитектор Севастополя, краснея, поддакивает: дескать, строительство на мысе Хрустальном «каланчи» разрешил, узрев в ней красоту неописуемую. Хотя не надо быть зодчим, чтобы оценить: подобное архитектурное творение на входе в бухту украсит Севастополь в такой же степени, как самого архитектора — бородавка на носу размером в палец.

Родную улицу превратили в торгашеский балаган. Кто разрешил? Кому что принадлежит? Даже у тебя под окном норовят ещё один ряд торговых «шалманов» возвести, жители уже с лопатами протестовать вышли…

Кому принадлежит это уличное уродство, изваянное исключительно для наживы?

Разумеется, некоему «маркизу, маркизу, маркизу Карабасу…» Кстати, все разрешительные документики — в полном порядке. Секрет лишь в том, кто и за сколько их выдал. А «сарафанное радио» доносит, что таинственный хозяин всего этого доходного безобразия с уродливым брезентовым распивочным «шалманом» посреди дороги сражается на благо севастопольцев в роли депутата горсовета (простите, заксобрания по-новому). И неважно, что превращённая им в «собачевку» улица носит имя освобождавшего Севастополь дважды Героя Советского Союза.

Ах, какая мелочь…

Героико-романтический архитектурно-ландшафтный облик Севастополя, берущий своё начало с Лазаревской эпохи и дважды сохранённый при восстановлении города из руин, уже невосполнимо нарушен даже в его исторической части. Если бы не активный протест патриотических сил Севастополя, однозначно площадь Нахимова была бы уже превращена в базар, а Приморский бульвар был бы застроен частными «унитазами». Спасибо, что севастопольцы всё же смогли и успели помешать порождённым провластно-коррупционной системой Украины нуворишам окончательно разграбить уникальное природное достояние, угробить исторический архитектурно-ландшафтный облик Севастополя. А в конечном счёте — придать ему не только торгашеское предназначение, но и торгашеский облик, в чём уже за 23 года во многом преуспели.

Вспомним: Севастополь был основан как морская крепость юга России и главная база Черноморского флота. В этой ипостаси его защитниками в течение лишь одного столетия (в 1854-1855 и в 1941-1942 гг.) были совершены две беспримерные героические обороны, прославившие город-герой Севастополь на века. На протяжении всей своей доукраинской (более чем двухсотлетней) истории это был город-труженик. Причём высокопрофессиональный труд севастопольцев всегда, кроме последних 22 лет пребывания под властью Украины, был направлен на поддержание боеготовности Черноморского флота и укрепление обороноспособности страны. Город-герой Севастополь соответствовал своему историческому предназначению обликом, душой и содержанием. Человек в военно-морской форме всегда был здесь главной фигурой и достопримечательностью, тельняшка — «национальной» одеждой.

Разумеется, и в нынешние времена Севастополю понадобятся не только воины и всевозможные специалисты, а также бизнесмены, торговые работники, но уже соизмеряющие свои интересы с интересами, традициями и культурой Севастополя, не нарушающие законов Российской Федерации и города федерального значения.

От въевшегося за последние 23 года в наши души коллективного синдрома безнадёжности в противостоянии коррупции и беззаконию избавиться можно только «хирургическим» путём: «Закон суров, но он закон!» Он обязателен для всех без исключения. Это единственная панацея с античных времён до наших дней в борьбе с коррупцией и творимым беззаконием. Единство требований закона и осуществления прав в равной степени для каждого — это и есть нравственная основа дальнейшего развития города федерального значения Севастополя после свершившегося 16 марта 2014 года эпохального события.

Гражданского и трудового подвига ждёт сегодня «потомству в пример» от севастопольцев Россия и всячески стремится оказать помощь в этом как материальную, так и организационную, а также моральную. Сегодня начата борьба не с частным проявлением беззакония и коррупции в нашем регионе, а с прошлым во имя настоящего и будущего Севастополя.

Назад пути для нас нет, только вперёд в единстве с Черноморским флотом под флагом и в составе России!

P. S. Город-герой Севастополь прославился двумя героическими оборонами. Но есть в судьбе морской крепости юга России ещё в первой половине XIX века отрезок времени в полтора десятка относительно мирных лет настолько судьбоносный, что навсегда сохранился в памяти потомков как Лазаревская эпоха.

Не претендую на роль пророка, но верю, что предстоящие 10-15 лет в Севастополе потомки тоже назовут эпохой…

Другие статьи этого номера