Где же Тропинин писал Пушкина, или Пять загадок одного портрета

Где же Тропинин писал Пушкина, или Пять загадок одного портрета

Хорошо всем известный портрет А.С. Пушкина был написан В.А. Тропининым в начале 1827 года в Москве. На стене дома N 9 на Волхонке обращает на себя внимание большая мемориальная доска с барельефным портретом художника и надписью: «В этом доме жил в 1826-1856 гг. известный русский художник Василий Андреевич Тропинин».
Казалось бы, все понятно. Портрет Пушкина Тропинин писал здесь, время совпадает. Но, оказывается, не все так очевидно. Для начала вспомним об истории создания портрета — удивительной, почти детективной, окутанной флером легенд и рассказов, сбивчивых и противоречивых, и неразгаданных загадок, которые портрет хранит до сих пор…ЗАГАДКА ПЕРВАЯ. КТО ЗАКАЗЧИК?

По словам современника и приятеля поэта М.П. Погодина, близкий друг Пушкина, известный библиоман и литератор С.А. Соболевский, «заказал известному московскому портретисту Тропинину портрет поэта. Соболевский был недоволен приглаженными и припомаженными портретами Пушкина, какие тогда появились. Ему хотелось сохранить изображение поэта таким, каким он есть, и он просил Тропинина, одного из лучших тогдашних живописцев Москвы, если только не России, нарисовать ему Пушкина в домашнем халате, растрепанного, с заветным мистическим перстнем на большом пальце одной руки, перстнем, которому поэт придавал особенное значение».

Однако Соболевский еще при жизни поправил Погодина и настаивал, что заказчиком портрета был сам Александр Сергеевич. Об этом дважды писал Соболевский, и оба раза — Погодину. В первый раз: «портрет Александр Сергеевич заказал Тропинину для меня и подарил мне его на память в золоченой великолепной рамке».

Другой раз, в ответ на заметку о портрете, опубликованную Погодиным в газете «Русский» (1868), в которой Погодин приписал заказ другу Пушкина, он пишет: «Батюшка Михаил Петрович (Погодин. — Авт.) — генерал, а повираете не хуже нашего брата, обер-офицера!» И дальше: «Портрет Тропинину заказал сам Пушкин тайком и подарил мне его в виде сюрприза с разными фарсами. Стоил он ему 350 рублей».

ЗАГАДКА ВТОРАЯ. КОГДА ТРОПИНИН ПИСАЛ ПУШКИНА?

Здесь также встречались противоречивые утверждения: указывался и рубеж 1826-1827 гг., и даже 30-е годы (все у того же Погодина). Однако журнал «Московский телеграф» за март 1827 года пишет: «Русский живописец Тропинин недавно окончил портрет Пушкина. Пушкин изображен en trios quarts (в 3/4), в халате, сидящий подле столика. Сходство портрета с подлинником поразительно, хотя нам кажется, что художник не мог совершенно схватить быстроту взгляда и живое выражение лица поэта. Впрочем, физиономия Пушкина столь определенная, выразительная, что всякий хороший живописец может схватить ее. Вместе с тем и так изменчива, зыбка, что трудно предположить, чтобы один портрет Пушкина мог дать о нем истинное понятие…» Заметка заканчивалась похвалою Тропинину: автор причислял художника «к числу тех артистов, которые делают честь Отечеству своими необыкновенными талантами».

Значит, в марте 1827 года портрет был уже написан. Вспомним, что осенью 1826 года Пушкин приехал в Москву после михайловской ссылки и сразу окунулся в столичную жизнь. Свобода, старые приятели и новые знакомства, разнообразные впечатления, поездки в Михайловское и Псков, неприятности по делу о стихах «Андрей Шенье» наполняли жизнь поэта и всецело занимали его. Вряд ли у Пушкина было время «писаться» до начала 1827 года. Учитывая вышеизложенное, исследователи склонны считать датой создания портрета январь-февраль 1827 года.

ЗАГАДКА ТРЕТЬЯ. ГДЕ ХУДОЖНИКУ ПОЗИРОВАЛ ПОЭТ?

Вернемся же к началу статьи, а вернее — к мемориальной табличке на стене дома N 9 на Волхонке с надписью на ней: «В этом доме жил в 1826-1856 гг. известный русский художник Василий Андреевич Тропинин». Надпись, казалось бы, недвусмысленно говорит о том, что портрет Пушкина был написан здесь. Однако не все так просто. В литературе встречаются указания на несколько московских адресов, по которым жил Тропинин и где он мог писать портрет. Например, улица Воздвиженка, неподалеку от нынешнего Георгиевского переулка, в доме графа И.И. Моркова, крепостным которого до 1823 года был художник. Или в доме N 3 купца А.М. Зимулина, что находится по улице Ленивке. Или все-таки на Волхонке?

В свете позднейших архивных исследований удалось достоверно установить адрес, по которому создавался тропининский шедевр, не перестающий до сих пор волновать зрителей своей мощной энергетикой. В одной из маклерских книг за 1825 год, сохранившихся в Московском историческом архиве, был найден договор между купцом А.М. Зимулиным и академиком Императорской Академии художеств В.А. Тропининым о том, что он снимает «в каменном флигеле на большой улице верхний этаж в 4 комнаты и кухню, к ним галерею со стеклами» за 600 рублей в год.

В то время Зимулин владел главным домом на углу Волхонки и Ленивки (N 9) и небольшим каменным 2-этажным жилым флигелем (N 11) на «большой улице», т.е. на Волхонке, который и был нанят Тропининым. Он прожил в нем до 1831 года, и, следовательно, именно там и находилась его мастерская, и там был написан портрет поэта. И очень хочется надеяться, что на стене дома N 11 на Волхонке все же однажды появится мемориальная доска с надписью: «В этом доме в 1827 году художник В.А. Тропинин написал портрет А.С. Пушкина».

А вот в доме N 9 на Волхонке с мемориальной доской на стене с известным текстом (да еще и с неправильными датами) художник жить не мог, так как существующее ныне здание выстроила в 1879 году вдова поручика Ю.А. Воейкова.

Что касается дома N 3 на улице Ленивке, то туда Тропинин переехал в конце 1831 года или в начале 1832-го. Здесь у него была мастерская, в которую захаживали чуть ли не все российские живописцы. Когда хозяина не было дома, то гости оставляли свои автографы на дверях его мастерской. Среди гостей были и знаменитый скульптор И. Витали, и поэт И. Дмитриев, и актер М. Щепкин… Великолепный Карл Брюллов, в блеске первого художника России после картины «Последний день Помпеи», по приезде из Италии часто приходил сюда. У окна этой квартиры художника в 1844 году был написан его известный автопортрет с видом на Троицкую башню и стены Кремля…

ЗАГАДКА ЧЕТВЕРТАЯ. КУДА ПРОПАЛ ПОРТРЕТ?

О загадочной, почти мистической истории пропажи портрета рассказал все тому же Погодину С.А. Соболевский. Из его слов понятно, что перед своим отъездом за границу в 1828 году он заказал уменьшенную копию портрета, которую для него выполнила художница А.П. Елагина и которую он увез с собой. Оригинал же Соболевский оставил у Киреевского, который жил у Елагиных (у церкви Трех Святителей, что у Красных ворот). Вернувшись через несколько лет, Соболевский, по его словам, обнаружил, что «в великолепной рамке был уже не подлинный портрет, а скверная копия с оного», которую он и бросил в окно. Судьба портрета оставалась неизвестной до 50-х годов XIX века. Где находился холст в течение 20 лет? У кого? Что с ним было? Похоже, что эти вопросы еще ждут своего исследователя…

И только в середине XIX века опять о нем заговорили. Непостижимым образом полотно оказалось в лавке московского менялы и, что интересно, на той же улице Волхонке, рядом с тем же местом, где портрет был создан. Его купил за 100 с лишним рублей директор Московского архива министерства иностранных дел князь М.А. Оболенский. Его подлинность засвидетельствовал сам Тропинин, который приходил смотреть портрет и так вспоминал об этом: «И тут-то я в первый раз увидел собственной моей кисти портрет Пушкина после пропажи, и увидел его не без сильного волнения… Он напомнил мне часы, которые я провел глаз на глаз с великим нашим поэтом… а между тем я чуть не плакал, видя, как портрет испорчен, как он растрескался и пострадал, вероятно, валяясь где-нибудь в сыром чулане или сарае. Князь Оболенский просил меня подновить его, но я не согласился на это, говоря, что не смею трогать черты, наложенные с натуры и притом молодою рукою, а если-де вам угодно, я его вычищу, и вычистил».

Соболевский был обижен тем, что портрет ему не вернули, по его словам, «деликатность требовала доставить этот протрет ко мне. Так бы и поступил князь О., но он сердит на меня за то, что я не дал ему одного восточного бубна».

На этом долговременные странствования портрета заканчиваются. Он сейчас хранится в Третьяковской галерее в Москве.

ЗАГАДКА ПЯТАЯ, ПОСЛЕДНЯЯ. СЛЕДЫ ТАИНСТВЕННОЙ КОПИИ

Как мы уже писали, после возвращения из-за границы Соболевский заметил подмену портрета, и в сердцах выбросил «скверную копию» в окно. Одна копия с тропининского портрета сегодня находится в Пушкинском доме (ИРЛИ), другая — в музее А.С. Пушкина на Арбате. По мнению некоторых исследователей, та, что на Арбате, — это и есть та самая уменьшенная копия, которую Соболевский заказал Елагиной и увез с собой. В Петербурге же, в Пушкинском доме, хранится копия, которую Соболевский обнаружил вместо подлинника, вернувшись в Москву после долгого путешествия по Европе.

* * *

ПОСЛЕСЛОВИЕ:

Вглядитесь в портрет Пушкина работы Тропинина. Художник запечатлел поэта в момент его духовной работы, он словно отсутствует на бренной земле и видит нечто недосягаемое для простых людей. Запечатлен процесс таинственного рождения красоты… Не правда ли, вспоминается пушкинское:

И мысли в голове волнуются в отваге,

И рифмы легкие навстречу им бегут,

И пальцы тянутся к перу, перо — к бумаге,

Минута — и стихи свободно потекут…

На снимках: дом в Москве на Волхонке, 9. Именно на нем должна висеть сегодня мемориальная доска; копия знаменитого портрета В.А. Тропинина. Сразу видно, как удлинено лицо поэта, как невыразительны его черты…

Фото автора.

Другие статьи этого номера