Верить — мало. Надо действовать!

Мы живем в историческое время. Когда-нибудь простыми буквами оно войдет в учебники по истории, и строгая учительница возле школьной доски будет спрашивать у детей домашнее задание: когда, при каких обстоятельствах город-герой Севастополь вновь стал российским? Сегодня мы сами пишем этот абзац: кто-то толково, размашисто, с перспективой, кто-то неуверенно, с подглядыванием в тетрадку соседа, а кто-то и вовсе не утруждается что-то писать. Время расставит свои акценты, выделит красным шрифтом движущие силы, «пропишет» фамилии отрицательных и положительных героев, сделает свои выводы.Кто и как становится автором исторических глав, многие могли видеть воочию в период севастопольской весны. Примечательно, что локомотивом общественной силы стали тогда далеко не самые публичные (а то и вовсе малоизвестные) люди. Они вышли на улицы города — учителя, бизнесмены, пенсионеры, рабочие, военнослужащие в отставке, дежурили на блокпостах, выдвинули вперед своих лидеров. «Я не могу работать: в здании горгосадминистрации никого нет, кроме отдела экономики» — с такими словами обратился было к дежурившим возле СГГА севастопольцам в февральско-мартовские дни народный мэр А. Чалый. «Только скажи, кто нужен, мы приведем!» — раздалось в ответ множество голосов собравшихся. И на следующий день главная управленческая структура города практически полностью функционировала. Это была одна из побед, момент торжества созидательной силы людей, объединенных высокой целью.

Может ли быть эффективной власть без поддержки «снизу»? Ответ на поверхности. Севастопольцы продолжают внимательно следить за тем, что происходит в городе, который они отстояли. Главное — не дать себя сбить на обочину тем, кто рванулся «вперед», когда миновали серьезные риски. Сегодня Алексей Чалый говорит: «Большое количество людей, которые просто привыкли жить за счет Севастополя, устраивать свое личное благополучие, по-прежнему очень хотят быть на волне. Им все равно, по большому счету, какая власть, какая страна».

О такой массе, «желудке человечества», который живет на всем готовом, писал еще в XIX веке литературный критик Д. Писарев. О тех, в ком нет искры, кто умело приспосабливается к любым условиям, да еще старается занять главенствующие позиции. «Если пустить ситуацию на самотек, то боюсь, что мы опять придем к противоречию между властью и обществом, — считает директор Агентства стратегического развития Севастополя А. Чалый и добавляет. — Верить мало, надо еще и делать».

Чуть более ста дней прошло после возвращения Севастополя и Крыма «в родную гавань». С точки зрения истории это никакой не срок. И все же мы решили поговорить с жителями нашего города о том, как они чувствуют себя в новых условиях переходного периода, на что надеются, о чем мечтают…

Жанна Николаевна, пенсионерка:

— Самое главное сейчас, я считаю, что мы живем не под звуки артиллерийской канонады и не падаем на землю от выстрелов. Я очень сочувствую беженцам с юго-востока Украины. Надеюсь, что и дальше мы будем жить в Севастополе спокойно и мирно, думать о том, как благоустроить завтрашний день. Я бы просила власть обратить внимание на строительство жилья (или его выделение) для молодых специалистов. Чтобы у них были хоть какие-то перспективы заработать своим трудом. Я, например, получила в свое время квартиру от завода им. С. Орджоникидзе. Правда, стояла в очереди 25 лет. Но, знаете ли, мы тогда верили, что наше будущее прекрасно. И это помогало жить.

Юрий, студент:

— Я учусь в Севастопольском строительном колледже. Надеюсь, что в строительной отрасли у российского Севастополя хорошее будущее, а значит, и заработки. Приведу пример. Когда-то я проходил практику на железобетонном заводе. Заказов было очень мало. Работа стояла. Продукцию выдавали некачественную. Сегодня же мои друзья зовут меня вернуться на завод снова. Говорят, производство оживает, много заказов на уровне проектов, чертежей. Рабочие специальности пользуются спросом, приходят новые люди. Я уверен, что для молодежи вопрос применения своей силы — самый главный.

Алексей, автомеханик:

— Я рад тому, что возможности Крыма и Севастополя перестали рассматриваться исключительно как курортно-туристическая зона. Для такого богатого края, как наш полуостров, развитие одного лишь рекреационного направления оскорбительно. Я надеюсь, что россияне будут приезжать в Крым на постоянное место жительства, а не просто отдохнуть. Севастополь будет востребован в первую очередь людьми образованными. У нас сейчас переходный период, но потому, как он проходит, уже можно говорить о стабильности в будущем. Раз переходные шаги были сделаны без серьезных срывов и провалов, то все нормально будет и дальше.

Валентина Ивановна, пенсионерка:

— Я надеюсь на нашего губернатора. Я полностью поддерживаю те шаги, которые делает С.И. Меняйло. Мне нравятся его принципиальность и прямота. Я в него верю. Пользуясь случаем, хочу обратить внимание на такую проблему. Обращения в прокуратуру на сегодняшний день положительного результата не дали. Доколе в центре Севастополя будет по ночам громыхать музыка в барах? В частности в Артбухте. Ведь рядом — жилые дома. Невозможно спать. Частоты, которые используются в современной музыке, мучительно действуют на нервы. Куда смотрит власть? Я имею право на сон и на тишину после полуночи. Звонила на днях в полицию, мне обещали «сделать потише». Издеваются, что ли?

Николай Иванович, ветеран войны и труда:

— Я внимательно отслеживаю все, что происходит в нашем городе. Серьезные перемены должны коснуться законодательного собрания Севастополя. Мы все обязаны принять участие в будущих выборах. Там процветают коррупция и демагогия. Нужны новые герои, новые имена. Еще один вопрос, который я считаю самым важным: что будет с бюджетообразующими предприятиями, такими как «Севморзавод», «Севастопольгаз», «Укртелеком»? Здесь, я считаю, четче должны просматриваться тактика и стратегия управления городом.

Пока еще мало времени прошло, чтобы делать серьезные выводы. Сегодня Севастополь на виду у всей страны, и я надеюсь, город и его руководители оправдают наши надежды.

Другие статьи этого номера