Леонид САВИН: «В условиях переходного периода наше предприятие должно сохранить свои славные традиции»

Леонид САВИН: "В условиях переходного периода наше предприятие должно сохранить свои славные традиции"

28 декабря 1961 года была сдана в эксплуатацию Севастопольская газораздаточная станция. А 7 ноября 1967-го, в честь 50-летия Октября, к Севастополю был подведен природный газ и зажжена символическая свеча на Сапун-горе у 28-метрового гранитного обелиска Славы воинам Приморской армии. Такова предыстория создания в городе предприятия «Севастопольгаз». В соответствии с веяниями времени Севастопольское объединение газового хозяйства меняло форму собственности — от государственной и коммунальной до акционерного общества. Сегодня «Севастопольгаз» — это публичное акционерное общество (ПАО). И, как и всем коммунальным предприятиям города, «Севастопольгазу» в условиях переходного периода приходится решать ежедневные задачи не только по жизнеобеспечению города, но и по плавному переходу под юрисдикцию Российской Федерации. О том, каким образом будет развиваться севастопольское предприятие по газификации и газоснабжению, «Славе Севастополя» рассказал председатель правления ПАО Леонид Савин.— Леонид Андреевич, переходный период — сложный для городских предприятий всех форм собственности. Что сейчас происходит на предприятии «Севастопольгаз»?

— На предприятии, как у правления, так и у работников, есть четкое понимание того, что до конца года мы должны поменять свою организационно-правовую форму. Это необходимо сделать, потому что мы входим в российское законодательство. А законодательство РФ несколько по-иному смотрит на предприятия газораспределения. Там четко прописано, что предприятия по газораспределению должны иметь в своем уставном капитале не более 20% собственности иностранного капитала. Поэтому (и это понимают акционеры) предприятие должно трансформироваться. Процесс может идти разными путями. Может быть, часть акций будет передана в РФ, возможно, продана профильным российским структурам; есть прецеденты, когда акции могут быть просто переданы в город. Подчеркну, что 44% акций сегодня находятся в Севастополе, в том числе у трудового коллектива.

На территории Российской Федерации газораспределительные предприятия в основной массе (95%) — акционерные общества. И есть три предприятия, которые являются муниципальными и государственными, — так называемые унитарные предприятия. Поэтому вариант движения «Севастопольгаза» как унитарного предприятия тоже может быть рассмотрен. Все возможно! Ищем правильный правовой путь.

— Как в таком случае вы рассматриваете заявления маргиналов, которые начали «просачиваться» в СМИ, о необходимости национализации предприятия?

— Я бы ответил словами и.о. губернатора Сергея Ивановича Меняйло, который сказал, что национализация — это незаконный метод. В России нет закона о национализации, и те, кто требует этого, сначала должны требовать принятия такого закона Государственной Думой. К тому же они идут под лозунгами «Да здравствует новая коммунистическая революция!» А это — очень опасный путь, и он не согласуется с российским конституционным строем.

— Сторонники таких незаконных способов свою точку зрения обосновывают тем, что «Севастопольгаз» работает на украинские олигархические структуры, «уводя» деньги севастопольцев в оффшорные зоны…

— Когда оппонентам сказать нечего — говорится неправда. Ни на какого «дядю» мы никогда не работали. Всегда работали на Севастополь. «Севастопольгаз» зарегистрирован в Севастополе, здесь его юридический адрес, здесь оплачиваются все налоги, сотрудники — севастопольцы — получают заработную плату, имеют полный пакет социальных льгот.

Но вдруг выдумываются небылицы о том, что мы какие-то карты стратегических газопроводов передали в Киев, хотя именно киевский институт «Укрниижпроект» все это проектировал. У него в архивах все есть и так. А для того чтобы предприятие через оффшорные зоны выводило деньги, следуя простой логике, оно должно иметь валютные счета. Гривна в оффшорные зоны не ходит, а «Севастопольгаз» никогда не имел валютных счетов. Он не имел никогда лицензии на внешнеэкономическую деятельность, потому что это предприятие, которое работает на город, и все его функции заканчиваются на газовом хозяйстве Севастополя. За рубежом ничего не покупали, туда ничего не платили, поскольку в этом не было необходимости.

— За то время, что Севастополь находился в составе Украины, были созданы программы газификации Севастополя, и пусть тяжело, но они как-то исполнялись: газ шел к селам и к окраинам города. Что теперь?

— Программа газификации Севастополя была утверждена городским советом. Для ее исполнения всегда не хватало средств, объекты переходили из года в год. Но сразу же после референдума мы постарались, чтобы о нуждах горожан узнали в Российской Федерации. Уже в апреле-мае, когда версталась федеральная целевая программа развития Севастополя, мы абсолютно все объекты включили в план перспективного развития города и передали его в Министерство энергетики России. И наши объекты уже попали в программы финансирования. Например, наша ГРС-1 — в программе «Объекты реконструкции», что ей было просто необходимо.

В Севастополе работали научно-технические центры и «Газпрома», и «Промгаза». Вместе с ними городом и были выработаны программы ближайшего развития Севастополя (до 2017 года) и долгосрочного — до 2020 года, согласно которой должна быть завершена газификация всего Севастопольского региона.

— Сложные отношения между двумя государствами привели к тому, что Россия полностью прекратила поставки газа на Украину. Как это может сказаться на нас, ведь мы «черпали» газ с «материковой» части Украины?

— Естественно, этот вопрос проработан. В принципе, объ-емы добываемого в Крыму газа на сегодняшний день для нас достаточны. «Черноморнефтегаз» занимается добычей газа, и те объемы, которые потребляют Севастополь и Крым, практически равны добыче. Но в зимний период с «материка» действительно шла подпитка. Поэтому в оговоренные мною программы развития вошли реконструкция хранилищ «Черноморнефтегаза» и еще целый комплекс вопросов, включающий в себя и увеличение добычи для обеспечения энергетической независимости Крыма. Москва работает над этим, и, я думаю, к зиме проблема должна быть решена.

— То есть в будущее коллектив предприятия смотрит уверенно?

— В любом случае — с надеждой. Главное что? Газ в квартирах есть! Да, бывают аварийные ситуации, отключаем газ при подготовке к зиме. Но это плановая работа! Инвестиции в развитие газового хозяйства вкладываются: сделаны за счет предприятия «выносы» подлежащих замене газопроводов на улицах Меньшикова, Вакуленчука, Советской. Налоги платятся. Мы ведь из бюджета денег не получаем. За апрель-май, скажем так, после 18 марта, мы заплатили в бюджет города порядка 15 миллионов рублей. Заработная плата работникам выплачивается вместе с премией и со всеми доплатами. Работает небольшая база отдыха на берегу моря, все желающие обеспечены семейным отдыхом, дети сотрудников, подавших заявления в профсоюзный комитет, оздоравливаются в детских центрах.

И самое главное, чего хочется в этот переходный период, — это чтобы наше предприятие осталось правопреемником тех огромных традиций, которые были заложены за время существования «Севастопольгаза». Предприятие 53 года отработало на благо севастопольцев, работало только для них. И, уверен, в дальнейшем будет трудиться на благо родного города, на благо его жителей и во имя процветания великой России.

Фото В. Докина.

Другие статьи этого номера