…И это всё о нем

...И это всё о нем

Да-да, именно о нем, родимом, и пойдет сегодня разговор, рассчитанный на читателей весьма и весьма любознательных. О чем же речь? А перечитайте рубрику данной публикации, оставьте в покое само послание (в нашем варианте — анонимное) и сосредоточьте фокус вашего внимания на понятии «сорочка письма».Итак, «сорочка письма»… Столь образное и точное определение дал почтовому конверту в своем «Толковом словаре» Владимир Даль. Надо сказать, что поначалу письма обходились без «одежды». Древние новгородцы, например, обменивались через гонцов берестяными грамотами, свернутыми текстом наружу. Для адреса или имени адресата места не оставалось, их писали на берестяном же ярлыке, привязанном к свертку ниткой.

Такая пересылка была широко распространена, но имела существенное неудобство — грамота была плохо защищена от чужого любопытства. Вот, собственно, и ответ на вопрос, почему появился конверт. То есть сначала даже не он сам отдельно, а обычай складывать письмо таким образом, чтобы текст оказался внутри, а место для адреса — снаружи.

Кстати, возникает резонный вопрос: а почему новгородцы не свертывали свои послания текстом внутрь? Как говаривал А. Райкин: «Крокссворд…» Впрочем, увы, выходит, более даровитые древние ассирийцы нашли-таки оригинальный выход. Глиняную табличку, надпись на которой не предназначалась для чужих глаз, они окружали глиняной же оболочкой, на которой писали имя адресата, и обжигали ее. Прочитать послание можно было, только разбив «конверт».

Прошли века, люди все-таки «вошли в разум», и с этого момента спутником письма, которое было само себе конвертом, становится ввезенный в Европу из Китая через Индию сургуч — «испанский воск», как его называли во Франции (туда он попал от испанских мореплавателей). Кстати, воском тоже пробовали запечатывать письма, но сургуч оказался удобнее. Рельефные печати из него не позволяли ознакомиться с содержимым пакета, пока их не сломают. Старинное китайское изобретение долгие годы помогало европейцам блюсти тайну переписки. Не случайно во французском языке слова «печать» и «прятать» — родственные.

Сургуч применяется и в наши дни при пересылке самых ценных, важных писем, А раньше существовали целые заводы по его изготовлению. Сургуч варили на основе смолистых веществ или воска с добавкой наполнителей (мела, гипса), окрашивали ультрамарином, киноварью, сажей и другими минеральными красками, умащивали гвоздичным маслом (чтобы не осквернять обоняние запахом горящей смолы) и продавали в виде отполированных до глянца палочек. Иногда для пущего шику их бронзировали, серебрили и даже золотили. Но главное — состав должен был выносить, не теряя твердости, самую высокую летнюю температуру и в то же время легко плавиться, скажем, от пламени свечи.

Цветной сургуч мог говорить адресату о содержании послания еще до того, как тот вскроет конверт. Во Франции красный сургуч употреблялся, как правило, для деловых писем. Белая печать извещала о свадьбе, шоколадная звала на банкет, а черная — на похороны. В других случаях использовались желтые, зеленые рубиновые и серые печати.

Со временем на защиту корреспонденции от праздного любопытства встал закон. Например, в Петровском указе о сибирской почте говорилось: «Велеть… отнюдь грамотки не распечатывать, чтоб всяк, заплатя достойную плату, был обнадежен». Корыстные интересы и неуемное любопытство порой оказывались сильнее царских указов, так что сургуч продолжал выполнять свою роль. Но у него появился соперник — клей. Изменился и сам конверт: главное — он отделился от письма, стал его «сорочкой».

Правда, встречались в его биографии случаи, когда письмо и конверт снова объединялись в единое целое. Таковы были, например, треугольнички писем времен Великой Отечественной войны. Их прошивали нитками или склеивали, чем придется (пользовались для этого и лесной сосновой смолой, и вишневым клеем).

Само слово «конверт» произошло от латинского глагола, означающего «обращать, превращать, изменять, оборачивать», и, стало быть, восходит к тем временам, когда в конверт превращали письмо.

Но самостоятельные бумажные конверты появились только в самом начале XIХ века, а их массовый выпуск для почтовых целей начался, по-видимому, в 1820 году по инициативе английского книготорговца Брюера. Он выставил в витрине своего писчебумажного магазина маленькие изящные карточки для писем, быстро завоевавшие популярность у прекрасного пола. Однако они не складывались, да и адрес еле умещался. Короче, нужны были конверты. И Брюеру первому пришла в голову мысль делать их специально для продажи.

Спрос оказался таким большим, что брайтонский книготорговец объединился с лондонской фирмой, а спустя 24 года лондонцы Хилл и Де ля Рю изобрели первую машину для изготовления того, что один из современных словарей называет запечатываемой бумажной оболочкой для вложения письма и его сохранности.

В общем, конверт в конце концов был изобретен и получил широкое распространение. Началось его совершенствование как из практических соображений, так и в угоду моде. Появились конверты самых разных размеров — от совсем маленьких, для визитных карточек, до больших, в которых в наше время посылают, например, в редакцию рукописи рассказов и книг. Стали выпускать «сорочки писем» самых разных цветов, в художественном оформлении.

Но, конечно, главное внимание уделялось тому, чтобы конверт не разглашал содержания весточки. Поэтому их стали делать с подкладкой из тонкой цветной бумаги. Но проще, конечно, было подобрать непрозрачную бумагу или же, наоборот, взять легкую, даже чуть просвечивающуюся, но отпечатать на ее внутренней стороне цветной узорчатый фон. Так часто и делается. В результате и вес письма невелик, и текст не виден.

Иллюстрация: гонец (ХV век, Германия). В его руке — письмо, сложенное вдвое и запечатанное сургучом.

Другие статьи этого номера