Заветная мечта Станислава Чижа

Заветная мечта Станислава Чижа

В конце 70-х годов прошлого века заканчивалось строительство 60-метрового обелиска в честь города-героя Севастополя на мысе Хрустальном — в знак его исторических заслуг перед Родиной и проявленного героизма защитниками и освободителями города в 1941-1942 годах в Великой Отечественной войне.Авторами проекта было задумано поставить под обелиском величественную скульптуру божественной Ники-победительницы на высоком обрыве над морем.

Мы все горели этой идеей, а один из авторов, скульптор Станислав Чиж, — особенно. Монументальная скульптура Ники грезилась ему ночами.

Подходил срок торжественного открытия обелиска Славы — 7 ноября 1977 г., а о судьбе скульптуры в верхах ничего еще не было слышно, хотя уже был построен огромный пьедестал для Ники. Вскоре стало ясно: скульптуры к сдаче обелиска не будет, все переносится на потом. У нас с Чижом, помню, состоялся такой разговор. Я сказал Станиславу Александровичу: «Что делать, не оставлять же пустым пьедестал — не поймут… Давай хоть старинный адмиралтейский якорь положим».

Станислав возмутился: «Тогда никогда уже скульптуры не закажут!» И как в воду глядел…

…Мы позвонили, помнится, севастопольскому автору обелиска (и выбора его места на мысу) — Алексею Баглею, тогда главному архитектору города, и он одобрил идею якоря как безвыходную, но хотя бы предложенную вовремя, ведь оставались считанные дни до торжества. Черноморский флот тут же передал исторический якорь городу…

Далее привожу текст из книги о Чиже («Станислав Чиж и его время», 2004 г.): «Поставив своей целью увековечить память народа-победителя, советское правительство (имеется в виду Указ Президиума Верховного Совета СССР о вручении городу-герою Севастополю ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» в 1965 г. — Ред.) ставило перед архитекторами и художниками задачи по созданию помпезно-торжественных комплексов в местах массовых гуляний народа. Так родился замысел создать в Севастополе, на мысе Хрустальном, архитектурно-скульптурный обелиск города-героя.

Оказавшийся в гуще событий, Станислав Чиж в соавторстве с архитекторами и художниками принимает участие в создании проекта и скульптурных композиций, призванных увековечить героические этапы севастопольской обороны в годы Великой Отечественной войны.

Обелиск в первоначально заложенном идейно-тематическом замысле представлял собой 60-метровый парус-пилон с обходными галереями и обзорной площадкой у его основания, где должна была располагаться 4-метровая статуя Ники-победительницы. Станиславу Чижу достался самый ответственный участок работы — выполнить в бетоне фигуру Ники, а в обходных галереях установить монументальные скульптурные композиции: «Оборона», «Подполье» и «Освобождение». Они должны были являться главной доминантой архитектурного ансамбля, когда люди по направляющему пандусу поднимаются к монументу-обелиску.

Проходя мимо рельефов-панно, зритель оказывается глубоко потрясенным грандиозностью замысла и величием стойкости русского солдата. Жесткими и упрощенно-суровыми формами лепятся образы воинов. Умело манипулируя плоскостями, художник создает убедительные, весомые и динамичные фигуры, отличающиеся экспрессией восприятия и звучащие как реквием русской боевой славы. Крупные объемы пластических масс и некоторая их монолитная застылость гармонично уравновешиваются стремительным движением вверх пилона-паруса и образом Ники-победительницы…»

Таким видел будущий проект Станислав Чиж. Однако чиновники, спешившие открыть памятник к очередному юбилею, посвященному героической обороне Севастополя, не дали возможности художникам и архитекторам завершить проектное задание в окончательном варианте, и архитектурно-скульптурная композиция, посвященная Победе в Великой Отечественной войне, так и осталась… без Ники-победительницы.

Но даже те рельефы, которые были созданы С. Чижом в обходных галереях, дают нам представление о грандиозности замысла и монументальности его видения.

К сожалению, сегодня, на рубеже тысячелетий, в эпоху раздрая моральных устоев, культуры и искусства, памятник Славы на мысе Хрустальном приходит в запустение, разрушается временем и чиновничьим равнодушием.

Снимки Ники-победительницы из книги искусствоведа А.И. Коваленко прилагаю на суд севастопольцев в надежде на их одобрение. Один из севастопольских скульпторов, кстати, уже давно работает над Никой, не обходя вниманием и творческие задумки Станислава Чижа.

Сейчас в честь окончательной и бесповоротной нашей очередной Победы: возвращения города-героя в лоно родного государства — Россию мы должны все-таки воздвигнуть победную скульптуру Ники и подарить Севастополю величественный образ этого исторического события — нашей Победы над многочисленными врагами, веками жаждущими овладеть героическим городом-чудом, созданным природой и нами, — возвеличенным славой Севастополем!

А. ШЕФФЕР, засл. архитектор УССР.

Другие статьи этого номера