Как мой добрый ангел беду отвел…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Как-то читал в «Славе» историю под заголовком «Место моста» и вот решил рассказать свою байку, которая как бы продолжает тему. Каждому из нас, вне всякого сомнения, нередко приходилось слышать такую фразу: «Представляешь, какая у него (или у нее) бешеная интуиция!» Лично я о своей интуиции, то есть о качестве и наличии внутреннего голоса, могу сказать лишь одно: у меня интуиция есть. От определения «бешеная», однако, воздержусь, хотя расскажу читателям «Славы» об одном очень показательном происшествии, в котором я, если говорить о роли, солировал, причем весьма загадочным образом…

Итак, осень 2007 года. Пожалуй, на протяжении более десяти лет я регулярно наведываюсь в гости к своей тетке Марии Сергеевне Довбыш, которая, по сути, в далекие мои детские годы взвалила на свои плечи обязанность растить меня, четырехлетнего, лишенного родительской опеки… Жили мы в конце пятидесятых годов прошлого века на ул. Седова, что на Северной стороне Севастополя. Отец работал в цехе разделки судов на металлолом, мама была парикмахером. Концы с концами семья сводила до того дня, когда отца насмерть придавило тяжелой судовой дверью, которую готовили к разрезу на четыре части с помощью автогена.

Не прошло и полугода, как судьба приготовила мне очередной жуткий удар. У мамы случился инсульт, после чего она впала в кому. Вот в это время и приехала к нам по телеграмме родная сестра мамы — тетя Маша, она жила в селе Красный Мак, что в Бахчисарайском районе. Тетка забрала меня и сестру к себе и растила нас целых восемь лет, пока мама, наконец, не встала на ноги. Так что к тете Марии у меня и у сестры Алены на всю жизнь сохранилась трепетная, благодарная любовь…

Недалеко от нашего дома в селе Красный Мак протекал ручей с наиболее широким руслом именно там, куда вела узкая тропинка от дома тети Маши. Через ручей на сваях в далекие тридцатые годы сельчане соорудили деревянный мостик, который, к сожалению, давно дышал на ладан.

У меня с юношеских лет сохранилась привычка бегать по утрам с полотенцем на шее. В селе, где жила тетка, я сам себе наметил оптимальный маршрут утренней пробежки. По узкой тропке мой «марафон» пролегал к мосту, затем, минуя его, я брал круто вправо и бежал метров 300 вдоль ручья до «каменной бабы», как я называл выступ из сарматского известняка. А затем путь лежал уже обратный, до калитки в вишневый сад тети Маши.

В тот злосчастный день моего гостевания у тети, когда приключилось со мною нечто необъяснимое, я с вечера ощутил острое желание ни в коем случае не бежать спозаранку по своему маршруту. Сам себе задавал вопрос: почему не хочется сделать завтра пробежку? И сам же себе отвечал: «Не знаю».

Утром проснулся с тяжелым чувством неизбежности чего-то такого, что несет в себе знак беды. Встал. Умылся. Вышел с болью в коленях на тропинку, ведущую вниз, к ручью. Почему-то подумал о яблоке, которое хотел съесть после завтрака, но забыл. В общем, бежать в это утро никак не хотелось, хоть тресни.

Но надо, не нарушать же традицию физзарядки! И я побежал. На середине моста две досточки зашатались под левой ногой, я отчетливо вспомнил, что именно в этом месте ручья лежит, выставив крючья наружу, старая, ржавая, вся в черных водорослях борона. Как она здесь очутилась, кстати?

И вот случилось то, что случилось. Я помню, как внезапно взметнулись вверх три или четыре треснувшие доски, как я, падая, судорожно ухватился за обломок одной из них. И вот оно, падение с высоты, пожалуй, метров пяти или шести.

Но тут-то и началось то самое чудодейственное, необъяснимое, чему я обязан своим спасением или, по крайней мере, избавлением от ран на спине, наверняка нанесенных бы крючьями старой бороны. Меня как будто в тот же миг кто-то подхватил на лету и мягко опустил всем телом в воду, причем в десяти, не более, сантиметрах от ржавой и острой железной конструкции.

Я даже не почувствовал удара об воду, было такое впечатление, что меня просто приподняли и опустили на водную гладь, как это в далеком детстве делал мой отец в Севастополе на пляже в Любимовке.

Сейчас, анализируя все, так сказать, фрагменты этого происшествия, я понимаю, что моя интуиция, как говорится, прямым текстом запрещала мне выходить в то утро на пробежку. Но беда чуть было не случилась, если бы не мой, как я предполагаю, добрый ангел. Это он принял меня в объятия двух белоснежных крыльев, не позволил свалиться спиной прямиком на острые крючья старой бороны… Так что есть резон всегда слушать свое внутреннее «я», расшифровывать знаки и принимать меры предосторожности.

А с вами такого не случалось?

Д. ТАЛИЦКИЙ, предприниматель.

Другие статьи этого номера