Сергей МЕНЯЙЛО: «Севастополь готов принять «Мистрали» и купить завод Порошенко»

Сергей МЕНЯЙЛО: "Севастополь готов принять "Мистрали" и купить завод Порошенко"

Воссоединение Крыма с Россией стало, пожалуй, главным событием этого года даже на фоне украинского кризиса, боевых действий на юго-востоке Украины и санкций Запада в отношении России. Очевидно, что в первую очередь это связано с огромным позитивным воздействием данного события на российский народ, особенно на фоне негатива, связанного с Украиной и санкциями. Однако после первых месяцев эйфории в Крыму и Севастополе началась трудная и сложная организационная работа в новых субъектах в составе Российской Федерации. О том, как этот процесс проходит сегодня, какие конкретные задачи предстоит решить Крыму и Севастополю, рассказал руководителю профильной редакции агентства «РИА Новости» Сергею Сафронову бывший заместитель командующего Черноморским флотом, а ныне исполняющий обязанности губернатора Севастополя вице-адмирал Сергей Меняйло.— Сергей Иванович, сначала несколько вопросов, связанных с вашей предыдущей работой, точнее — службой на Черноморском флоте. Как флот будет развиваться в новых условиях, как власти собираются помогать ЧФ?

— Сразу к делу. Уже принято решение о создании Крымской военно-морской базы в Донузлаве. Ранее, в советские времена, здесь находился запасный командный пункт Черноморского флота. Командиром базы уже назначен капитан 1 ранга Юрий Земский. Оргштатная структура базы уже утверждена. Состав сил пока не определен, но в советские времена там базировались, в частности, десантные корабли на воздушной подушке типа «Зубр».

Глобально с военными мы решили вопрос следующим образом: Минобороны России сейчас проводит инвентаризацию объектов, которые ранее использовались Военно-Морскими Силами Украины.

Те объекты, которые нужны Минобороны, будут ему переданы, остальные останутся в ведении города.

Например, автопарк, бывшее Севастопольское автотранспортное предприятие, при разделе ЧФ в 1997 году отдали Украине вместе с еще несколькими земельными участками в Севастополе и Балаклаве. Нужны они теперь флоту или нет? Будем смотреть и решать.

— Насколько я понимаю, статус Севастополя как главной базы Черноморского флота сохраняется. В то же время Балаклава останется туристическим городом?

— Севастополь, безусловно, сохранит статус главной базы ЧФ. В Балаклаве же будем развивать туризм. Сейчас там, в бывшей главной базе подводных лодок ЧФ, находится Музей «холодной войны» — на том самом месте, где в советские времена в гранитной скале была сделана штольня для захода и укрытия подводных лодок на случай ядерной войны.

То есть как пункт базирования подлодок Балаклава не рассматривается, может быть, там будут дислоцированы отдельные части Черноморского флота.

— Что будет с аэродромом «Бельбек»?

— Есть решение правительства РФ о том, что «Бельбек» будет аэродромом совместного базирования, двойного назначения — военного и гражданского, причем как внутрироссийского, так и международного. Сейчас разбираемся с имуществом. Думаем, кому на баланс передавать взлетную полосу.

Для базирования военных самолетов там надо будет делать дополнительные стоянки и площадки, сооружать аэровокзал для гражданских рейсов. Хотели запустить его уже сейчас, для этого провели экспертизу полосы. Пока она позволяет производить лишь две посадки «Боинга-737» в сутки. Это мало, нужно производить реконструкцию полосы.

— Как обстоят дела с судоремонтом? Ведь в городе аж три судоремонтных завода — 13-й и 92-й Минобороны и бывший Севастопольский Морской завод имени С. Орджоникидзе, владельцем которого является президент Украины Петр Порошенко.

— Здесь целый комплекс вопросов. С военными заводами вопросов нет — 13-й завод Минобороны уже загружен заказами практически на 100 процентов мощностей.

Основная проблема — это Севморзавод (бывший имени С. Орджоникидзе). Идет процесс инвентаризации, уточняются долги предприятия перед городом. Собственник (Петр Порошенко. — Ред.) выставил его на продажу. По нему в правовом поле уже работают представители ОСК.

— Возможно, имеет смысл его выкупить и передать 13-му заводу, если он уже загружен на 100 процентов?

— Мы рассматриваем вопрос комплексного судоремонта. Наша программа предусматривает возможность вхождения некоторых цехов и мощностей СМЗ в состав 13-го завода, например 50-тысячного дока, причалов.

— «Мистрали» он сможет ремонтировать?

— Пока эту тему мы не проговаривали. Но думаю, что ЧФ к базированию «Мистралей» готов. Минобороны планирует развитие инфраструктуры для флота. Будут реконструкция и развитие инфраструктуры.

Но уже сейчас Севастопольская база готова к принятию шести фрегатов проекта 11356 и шести подлодок проекта 636.3. Новороссийская база пока не готова к приему подводных лодок. Ее достраивают. Но вообще там планировалась группировка сил, которая не могла войти по соглашению с Украиной о базировании ЧФ РФ на территории Крыма. Сейчас этого соглашения уже нет, поэтому ВМФ разберется, что ему нужно и где.

— Крымская группировка будет расширяться?

— Здесь будет содержаться оптимальная, самодостаточная группировка сил, способная реагировать на те угрозы, которые возникают.

— Аэродром «Гвардейское» под Симферополем останется у Минобороны?

— Да, пока там стоят «Су-24». В рамках программы перевооружения российской армии будет замена этих самолетов на новые. Новые самолеты типа «Су-30» уже базируются на «Бельбеке».

— Тренажерный комплекс «НИТКА» для тренировок летчиков-палубников также сохранится?

— Безусловно, «НИТКА» сохранится и будет использоваться в интересах Минобороны.

— Значит, Минобороны будет использовать аэродромы «НИТКА» (Саки), «Бельбек», «Кача» и «Гвардейское»? Или еще что-то?

— Пока это все. Действительно, в Крыму в советские времена была очень развита аэродромная сеть, были аэродромы подскока и многое другое, но за время нахождения в составе Украины она стала заброшенной. Ее, конечно, можно восстановить, например, для развития малой авиации. Будем решать и вопрос по аэродрому в Херсонесе (Севастополь), там до сих пор относительно хорошая взлетно-посадочная полоса, но она уже не отвечает в полной мере всем требованиям.

— Как решается в городе вопрос предоставления жилья военнослужащим?

— Раньше жилой фонд ЧФ содержался за счет Минобороны, теперь уже построенные и будущие дома будут переданы на баланс города, в том числе комплекс жилых домов в Казачьей бухте. Распределять квартиры будет Минобороны, потому что оно является заказчиком строительства. А обслуживать будет город.

— Как вы взаимодействуете с командованием ЧФ?

— У нас полное взаимопонимание. С командующим ЧФ адмиралом Александром Витко мы вместе оканчивали академию Генштаба.

— Как город может помочь стране решить проблему импортозамещения, которая даже будет прописана в уточненной военной доктрине?

— Мы планируем в Севастополе строительство индустриального и технологического парков. Это будет высокотехнологичное производство, в том числе по выпуску продукции, которая сейчас закупается по импорту. Это будут комплексные индустриальные парки. Мы уже обсуждаем несколько площадок для размещения, например в Казачьей бухте.

Для создания индустриального и технопарка необходимы основные условия — свободные земли и сети (электроэнергия, канализация, газ, вода. С этой позиции мы площадки и рассматриваем. То есть мы готовим инженерные сети под площадку.

— Временные рамки по созданию данных парков очерчены?

— По технологическому парку мы сейчас пока только обсуждаем планы, по индустриальному — уже предусмотрено бюджетное финансирование, то есть его строительство может начаться уже в этом году.

— Есть ли все-таки некая специализация у этих парков?

— Направленность индустриального парка — создание чистого производства, без вредных выбросов. Предусматривается и сельхозпроизводство. Технопарк — это в основном IT-технологии, IT-программы.

— То есть сельхозпроизводство также может рассматриваться в городе и области в контексте импортозамещения?

— У нас есть господдержка в этом вопросе. Крым и Севастополь, в частности, ранее славились своим животноводством, виноделием, выращиваем фруктов и овощей, тепличными хозяйствами.

— Частный бизнес помогает?

— Не очень активно. На Украине в основном это был строительный бизнес, который давал доход, но не в казну государства, естественно. В это же время сельское хозяйство губилось, порты старели, производство не развивалось.

— Как вы планируете решать проблему транспортировки грузов, оборудования?

— Пока в основном только морем. Самолетом — дорого. Кое-что мы уже транспортируем через Керченский пролив, например уборочную технику, дорожную. Это вопрос решаемый. Потихоньку увеличивается грузооборот портов.

— Как будет решаться проблема самозахвата земли, который «процветал» во времена нахождения Крыма в составе Украины?

— По каждому конкретному вопросу, каждому земельному участку будем разбираться. Ведь все побережье, особенно Южного берега Крыма, «распилено».

Правовая основа у нас есть — сейчас все должны перерегистрировать свою собственность, имущество. Во время переоформления и будем разбираться, насколько законно была приобретена земля. Будем давать этому правовую оценку. Самозахват, самовольное строительство, незаконно купленные или выделенные земельные участки не останутся без нашего внимания.

Кроме того, с 1 января мы должны ввести налогооблагаемую базу — налог на землю, налог на недвижимость, транспортные налоги и другие. Так что работы очень много.

— Севастополь — город федерального значения и замыкается на правительство РФ. Каково ваше взаимодействие с Симферополем?

— Никаких проблем нет, с Сергеем Владимировичем Аксеновым (и.о. премьера. — Ред.) мы друзья. Мы решаем все внутрикрымские проблемы как напрямую с Москвой в интересах Севастополя и Крыма, так и совместно. Потому что это один полуостров, единая энергосистема, газовая система.

— Что будет, если Украина отключит электроэнергию?

— Севастополь получает электроэнергию из Крыма, а Крым — из Украины. Нас уже отключали, отрубили одну линию, то есть они потренировали нас, сбросили нагрузку. Сейчас от них пришло оповещение, что они вообще могут прекратить подачу электроэнергии якобы из-за ремонтных работ.

— И каков выход?

— Пока у нас зависимость от Украины в электроэнергии более чем на 50 процентов. Но для этого мы предусмотрели резервные источники питания на объектах первоочередного жизнеобеспечения.

И второе — перераспределение своей электроэнергии, которая генерируется в Крыму и Севастополе. В Севастополе стоит ТЭЦ (правда, она старая, еще с советских времен), которая работает на газе и производит всего 12 мегаватт. Есть еще солнечные электростанции, есть ветровые. Сам Крым вырабатывает менее 50 процентов. При потребляемой мощности 120-150 мегаватт они могут обрубить 75-100 мегаватт, то есть 2/3. На этот случай мы предусмотрели веерное отключение, снижение потребляемой мощности.

Одновременно идут проектно-изыскательские работы по строительству двух ТЭЦ: одна — в Крыму на 800 мегаватт, другая — в Севастополе на 500 мегаватт. Проект строительства рассчитан на 2,5-3 года и обеспечит потребности Крыма и Севастополя на 100 процентов.

Есть еще проект прокладки высоковольтного кабеля из Новороссийска на случай обострения обстановки.

— Как народ реагирует на повышение цен в Крыму? Не ропщет?

— Кто как. Не надо забывать, что зарплаты и пенсии тоже поднялись. В следующем году они будут на уровне российских. Но раньше пенсионерка в Крыму получала 3,5 тысячи рублей, а сейчас — около девяти, то есть пенсии повысились более чем в два раза. Цены в это время повысились на 15-40 процентов. Зарплаты тоже повысились в два раза. Сейчас зарплаты составляют 13-15 тысяч рублей.

— Морской пассажирский транспорт будет развиваться?

— Надо все считать. Пассажирские морские перевозки с учетом санкций Запада не востребованы. Пока с этим справляются такие порты, как Ялта, Анапа, Новороссийск. Экономически пока это невыгодно.

— Какова судьба уже известного на весь мир военного океанариума, где тренируют боевых дельфинов?

— Эта организация полностью перешла под юрисдикцию Минобороны России, и сейчас город не имеет к ней никакого отношения.

Но могу сказать, что четыре дельфина из этого океанариума, которые ранее работали по программе детской терапии, переведены в центры дельфинотерапии. Они помогают детям в лечении таких сложных болезней, как ДЦП, психических расстройств и психологических стрессов.

Материал информационного агентства «РИА Новости».

Другие статьи этого номера