Продлите ваши дни!

На остановке в южном городе муж и жена с чемоданом. Спрашивают мужчину в панамке:

— Скажите, отсюда можно доехать до вокзала?

— Что, уже едете? Так рано? А сколько ж были?

— Неделю были.

— И сколько оставили в нашем солнечном городе денег?

— Денег? Ну, ежели вдруг посчитать… Маша, сколько?

— То да сё, — отвечает Маша, — сё да то, квартирная хозяйка — бандитка…

— Живоглотка, — подтверждает муж, — где-то, в общем, тысяч десять.

— Чего?

— Рублей.

— Да вы что?! Быть в нашем бело-голубом городе, где пляжи, рестораны и разные всякости, и оставить в нём только столько?! Это грубая ошибка с вашей стороны, это обидно для нас, жителей, даже оскорбительно! Я никуда вас не пущу! Оставайтесь ещё! В этом году мало приехало! Смотрите, сентябрь, а какое солнце! И море невостребованных удовольствий! Видите, в дверях пустого кафе стоит хозяин с невозможным лицом? Он сейчас начнёт всех убивать!

— Вы не ответили, есть ли на что как-то сесть до вокзала?

— Сесть на что у нас, слава Богу, есть, но редко двигается троллейбус, не на что их прибавить, мало оставляют гости, а я могу предложить, где вам выгодно жить, а с крыши — бесплатно одуряющий пейзаж!

— Нет, мы едем! Маша, не увлажняй глаза, мы едем!

— Люди, слышите!? Они потратили у нас жалкие копейки и торопятся в свой Верхний Захламник!

— Ошибаетесь, в Нижний Удалец! Я на ваш крик вызову полицию.

— Она вас оштрафует, например, за шорты вашей жены, которые прикрывают только половину всех ягодиц, пересчитывать не надо! А это травмирует нравственность наших дам старше 50! То есть самую активную часть нашего молодого города!

— Да? А в вашем городе почти нет общественных туалетов! Когда возникла необходимость посреди «спального» микрорайона, ломанулся звонить в домофоны и проситься за деньги, но мне отказали в приёме, и пришлось наследить! Дважды. Я понимаю теперь, почему у вас так много сухих деревьев!

— Если каждый продлит у нас свои дни, мы построим десяток дворцов гигиены! Дивной архитектуры, с колоннами и химерами, витражами и органом, чтобы восхищались снаружи и не уходили изнутри!

— У нас уже пустой кошелёк — сказала жена, отвернувшись.

— Нечего было покупать дорогой пляжный костюм! — заметил муж. — Две ниточки на груди и на тазу! Вообще видны только при сильном приближении!

— В наших краях долгая зима, — пояснила Маша, — и я вся закрытая, а хочется показаться и как-то выглядеть!

— Значит, пустой? — мужчина снял панамку и вытер ею пот лица. — Что же вы меня сразу тактично не остановили? Из-за вас опоздал на работу, опять убыток!

— Я вам что-то должен?

— Конечно! Приезжайте летом и рассчитаетесь! Вот мой телефон!

— Приезжайте вы к нам в Нижний Удалец! Или в Верхний! Река, тайга, медведей — тьма, туристы едут к нам ходить на них с рогатиной. Прокат недорого!

— А если со своей рогатиной? Скидка будет?

— Вы б ещё со своим медведем!

Подкатывает троллейбус, и муж кричит в распахнутые двери:

— На вокзал? Отвечайте, не отпирайтесь!

И семья внедряется в плотную толпу пассажиров нашего замечательного города. Кондукторша восклицает:

— Что, уже едете? Так рано? А сколько были?

Эдуард УГУЛАВА.

Севастополь. Сентябрь 2014 г.

Другие статьи этого номера