«…Клянусь, что желаю и буду служить Российскому государству, куда и как назначено мне будет во время службы…»

"...Клянусь, что желаю и буду служить Российскому государству, куда и как назначено мне будет во время службы..."

В эти сентябрьские дни отмечается юбилейная дата — 160-летие Крымской войны и обороны Севастополя (1854-1855). На днях делегация представителей еврейской общины и национально-культурных обществ города отправилась на Северную сторону. Здесь на территории СК «Авлита», на берегу Панаиотовой бухты, находится памятник воинам-евреям, сражавшимся в составе русской армии за Севастополь.Микроавтобус «Форд» останавливается у мощной подпорной стены. По ступенькам спуск на аллею, покрытую плиткой. Ещё полсотни метров — и перед взором предстает 5-метровый белокаменный трехгранный обелиск, окаймленный по основанию шестиугольной звездой. За прошедшие полтора столетия, несмотря на войны, оккупацию Севастополя гитлеровцами, памятник чудом уцелел. Но был весь изранен и осколками, и ударами варварских рук. Монументу грозило полное исчезновение. Но памятник, установленный здесь в 1864 году, удалось полностью реконструировать. Один из активистов еврейской общины, которые способствовали возрождению памятника, поделился воспоминаниями.

Рассказывает заслуженный архитектор, академик Украинской академии архитектуры Адольф Львович Шеффер:

— Впервые посетив лет двадцать назад этот дальний уголок Морзавода, я увидел сиротливый еврейский памятник великой и кровавой обороны. В числе многих памятников-мемориалов этот обелиск скульптора ХIХ века Франсуа Вернета был возведен одним из первых в городе и вошел в блестящую плеяду архитектурных военных ансамблей, посвященных Крымской войне. Благодаря многим заводчанам, долгие годы сохранявшим эту реликвию, людям с отзывчивым сердцем мы получили возможность почтить светлую память еврейских солдат — героев первой обороны Севастополя.

Необходимо отметить благородную миссию журналиста Бориса Гельмана, открывшего историю возникновения памятника, великолепную работу реставратора Евгения Борецкого. В 2004 году этот мемориал вышел из тени забвения. Для меня лично соучастие в проектировании и реставрации этого некрополя явилось ещё одним приобщением к святому делу восстановления памятников Севастополя.

…Принимая присягу, рекруты-евреи произносили вслед за раввином над свитком Торы слово в слово по-еврейски: «Именем Всемогущего и Вечного Бога Израиля клянусь, что желаю и буду служить Российскому государству, куда и как назначено мне будет во все время службы, с полным повиновением начальству…»

В соответствии с приказом, изданным в начале Крымской войны, солдаты-евреи носили установленные религиозным обрядом значки, и в случае гибели на войне их можно было отличить от прочих убитых воинов, чтобы хоронить по еврейскому обряду. Назначенные старосты из солдат-евреев следили за соблюдением этого приказа.

Известно, что на этом еврейском братском кладбище покоится более 500 воинов-евреев. Об этом свидетельствует и установленный здесь памятник. На обелиске видим надписи на русском языке и иврите: «Памяти еврейских солдат, павших за Отечество при обороне Севастополя во время войны 1854-1855 гг.»

Всех оставшихся в живых воинов правительство наградило знаками отличия, в виде исключения даровало евреям — участникам этой кампании особые права, в частности, разрешение проживать в Севастополе. Стали известны потомки участников первой обороны Севастополя: Зусмана Вайнриба, Исаака Слуцкого, Якоба Штернера, Лейба Пантофеля, Давида Кацлана, Мордуха Колтуновского.

После окончания Крымской войны получил оценку и труд медиков по спасению раненых воинов русской армии. Последовало ходатайство на имя императора Александра II о награждении орденом Св. Станислава III степени шести еврейских врачей за самоотверженную работу в госпиталях во время Крымской войны. Военный министр России Н.О. Сухозанет отмечал, что «шесть вольных частных врачей еврейского закона: отставной титулярный советник Розен и не имеющие чинов Маргулиус, Шорштейн, Бертензон, Дрей и Пинскер… явили собой блистательный пример бескорыстия и самоотвержения».

Заботу о создании памятника еврейским солдатам первым проявил севастопольский купец Савелий Шмерлинг. В статье «Севастополь», опубликованной в 1861 г. в «Разсветъ», еврейском журнале на русском языке, выходившем в Одессе, он бросил клич «собрать деньги для благоустройства еврейского кладбища». Его поддержал «Разсветъ», объявив о сборе пожертвований. Среди тех, кто внес свой вклад, были и православные, в частности контр-адмирал А.П. Спицын.

Одесский комитет, который возглавлял раввин Ш. Швабахер, получив разрешение Морского ведомства в июле 1864 г., поручил организовать работы в Севастополе именно Савелию Шмерлингу.

Памятник был изготовлен в Одессе в мастерской скульптора Франсуа Вернета и с его участием, как отмечено в отчете комитета, установлен в Севастополе на склоне Панаиотовой балки в октябре 1864 года.

Уже в наши дни этот военный монумент мог не удержаться на своем месте и рухнуть. Вокруг Панаиотовой балки стивидорная компания «Авлита» развернула в 2003 году работы по прокладке железнодорожной ветки. В связи с этим активисты еврейской общины забили тревогу, обращаясь в Севастопольскую городскую госадминистрацию. Их опасения были услышаны. Главный инвестор «Авлиты», ливанский бизнесмен христианин Рафик Дау, принял решение о выделении средств на реконструкцию мемориальной зоны и реставрацию обелиска. С участием городского руководства, ветеранов-фронтовиков, делегаций национально-культурных обществ города 29 августа 2004 г. состоялось открытие обновленного монумента воинам-евреям, павшим за Отечество при обороне Севастополя.

Председатель Ассоциации национально-культурных обществ Севастополя Валерий Милодан отметил особое значение национальных памятников, которые знакомят жителей города с героями и традициями живущих рядом представителей разных народов, способствуют их взаимопониманию.

Его поддержал Олег Доскато, предложивший от имени Клуба любителей истории города и флота продолжить поиск потомков участников первой обороны, при возможности издать книгу об их судьбах.

— Об этом памятнике известно достаточно давно, — заметил председатель Союза журналистов Севастополя Сергей Горбачев. — Оказавшись здесь впервые, я увидел настоящий воинский монумент, достойный внимания севастопольцев. Все, кто отдал свою жизнь за наш город, заслуживают быть отмеченными на его скрижалях.

…Уже через два года после Крымской кампании газета Военного министерства России высказалась по этому поводу вполне определенно: «Военному ли забыть о евреях или сказать о них укорительное слово, когда в рядах русской армии есть десятки тысяч евреев, честно и верно исполняющих свой долг государю и отечеству, и когда твердыни многострадального Севастополя, наравне с кровию русских, обагрены также кровию еврейских солдат, сражающихся даже против своих единоверцев!» («Русский инвалид», 1858, N 39).

Звучит, как завет нынешним поколениям.

Фото М. Коломойцева.

Другие статьи этого номера