Послевкусие выборов

Тут в микрорайоне скандал образовался. В предвыборную кампанию на расклеенные всюду портреты кандидатки в депутаты Алевтины Придыхайленко наклеил кто-то объявления: «Сдаётся посуточно. Телефон такой-то» — сразу под портретом, залепив партийную привязанность и программу, где пятым пунктом было обещание женского счастья.

— Надо же, — говорила читавшая публика, — какой сервис! Теперь сдатчики жилья образы свои показывают! Вот, мол, я симпатичная и опрятная, значит, у меня и квартира без тараканов!

— А может, она сама того… посуточно?

— Нет, что вы! Душевное лицо с явными признаками высшего образования! Немного грустное, но это не повод сдаваться посуточно!

А телефон-то её! И звонят ей нуждающиеся:

— Я по объявлению! Проездом встретил свою троюродную сестру, так что сутки меня устроят.

— А хоть и пятиюродную! — отвечает Придыхайленко. — Это же чёрная политтехнология! Это соперники сделали мне бяку с какой!

— Что вы на меня кричите? Не верите, что сестра? Но у меня хорошие намерения!

— Ну ты глянь, ни черта не понимает! Это козни партии «Все для всех!»

Надо сказать, Алевтина работала в соцкультбыте, имела острую зарплатную недостаточность, тесную квартирку, муж пропадал на рыбалке и, подозревала Алевтина, ловил на крючок больших белорыбиц. Да и был-то муж гражданский, а это как в армии вольнонаёмный — присягу не принимал! И прислонилась она к партии «Сразу и сейчас!», чтобы бороться за качество хотя бы второй половины жизни. Потому что главное, полагала она, — это правильно раздать бюджет, и если б депутатство состояло только из разозлённых женщин, процветание наступило бы уже за первым поворотом быстрой дороги!

Партию Алевтина выбрала, увидев на митинге руководителя, Борю Хвосторезова, брюнета, как-то особенно взглянувшего на неё, он при этом минут пять не моргал глазами с длинными ресницами, и дрогнуло сердце Алевтины, поняла она, что это та самая партия. И Боря включил её третьим номером в партийный список за её взгляды. Партийные и лично в его сторону. А чтобы убедить граждан в необходимости для них Алевтины, нужны были денежки. Она сняла сбережения, продала мужнин шведский спиннинг и кое-что ещё. Стала пропадать на партийных посиделках, а муж после работы гремел на кухне крышками пустых кастрюль разной величины, и от этого даже вырисовывалась мелодия романса «Доигрался ты, сукин сын!»

Звонили сочувствующие:

— Ой, Алечка, это ж надо! Чего устроили! Поплачь, легче станет, я так делаю по любому случаю!

— Ты лучше голосуй за меня, подруга, и другим строго внуши!

— Внушу, Аля, я им внушу! Это вредит партия «Люстрация и кастрация», точно! Или ты вправду сдаёшь посуточно? Скажи подруге! И где ты сможешь положить жильца, кроме как подвесив к потолку в люльке?

— Если б не избирательный процесс, я б тебя, как обычно, назвала дурой! И за лучшую жизнь вот таких я страдаю!

Звонили злопыхатели:

— Вы хотите нас возглавить и куда-то повести, допускаю — даже несколько вперёд, но не будут ли посуточные хлопоты с ускользающими квартирантами мешать нашему удовольствию?

Или другой звонок:

— Я отлепил «Посуточно…», и обнажилась ваша программа. Она же списана с программы нашей партии — «Грибников, охотников и кладоискателей!» Целиком! Начиная с патриотизма!

— Это вы у нас списали! Когда мы начали борьбу, вы ещё были в лесу!

Позвонил тайный воздыхатель, она и не знала его вовсе:

— Алевтина! Хочу на год снять ваше жильё! В стремлении быть беззаветно возле вас!

— Ваше предложение в первом чтении не прошло и снято с повестки дня! Проще говоря, мне приятно, но вы отстаньте!

Провели расследование и установили по отпечаткам пальцев, что «Посуточно…» клеил (можете себе представить, муж Алевтины!) Он рыбу чистил, борясь за своё выживание, да так и оставил «жирные пальчики». Обиделся он за спиннинг, а главное — приревновал жену без присяги к её вечерним собраниям в обществе Хвосторезова и вот так нервно отреагировал. Как настоящий Отелло, только без смертоубийства. Но партия «Сразу и сейчас!» не попала в законодатели ни одним номером, и Хвосторезов исчез с политического и алевтининого горизонтов. А партия растаяла, как пар и мечтания. Как будто уже и не надо людям «Сразу и сейчас!» Муж покаялся в содеянном, устроился на работу с высоким содержанием и принёс Алевтину в загс на руках. Она вернулась на кухню, и муж, появляясь там, напевал: «Утро красит нежным светом…»

Вот как всё хорошо устроилось для Алевтины в результате выборов. Такое послевкусие.

Другие статьи этого номера