Десять популярных мифов о воде

МИФ ПЕРВЫЙ. ЕСЛИ ВВЕСТИ ПОЧАСОВОЙ ГРАФИК ПОДАЧИ ВОДЫ В ГОРОДЕ, ТО ПОТРЕБЛЕНИЕ РЕЗКО СОКРАТИТСЯ

Люди старшего поколения хорошо помнят времена почасовой подачи воды во многих микрорайонах города. Элитный центр не отключали. Но в микрорайонах люди утром набирали воду во все мыслимые и немыслимые емкости, мылись сами и стирали белье впрок. Старались полить палисадники и огороды. А вечером неиспользованную воду сливали и набирали свежую. Кому-то на верхних этажах многоэтажек и в верхних точках магистрали в частном секторе приходилось при подаче воды по часу выпускать воздух из труб, пока вода не подойдет к крану. А воздух счетчик мотал не хуже воды. Экономия воды при таком раскладе очень сомнительная. Сегодня в трубах, которым более 50 лет, скопились отложения. При повторной подаче воды они срываются со стенок и поступают в квартиры в виде черных смолянистых хлопьев. Вода непригодна ни в пищу, ни для мытья полов. Положенная в таких случаях промывка магистрали со сбросом промывочной воды «съедает» всю экономию. Попадание воздуха в стальные трубы резко ускоряет коррозионные процессы. Количество порывов труб и свищей увеличивается в разы. Растут и неучтенные потери.

Вывод. Почасовая подача — не выход при дефиците воды.

МИФ ВТОРОЙ. ДОЖДИ НАПОЛНЯЮТ ВОДОХРАНИЛИЩА СРАЗУ

На крышу садового домика пролился дождь. По шиферу и желобам вода слилась в накопительную бочку для полива. Сколько воды на крышу попало, столько же через пару секунд будет в бочке. В случае Чернореченского водохранилища все происходит иначе. Водосбор его — часть горного массива Ай-Петри. Карстовый район испещрен подземными полостями. Объемы их исчисляются миллионами кубических метров. Весь массив напоминает огромную губку. Вот только полости не всегда связаны между собой, как пустоты в реальной губке. Есть системы пещер, есть изолированные разломы или шахты. Пока эти полости не насытятся водой, отдавать ее они не будут.

Между первым обильным после засухи дождем и обводнением верхних горизонтов пещер — несколько дней. Еще через месяц-другой, в зависимости от интенсивности осадков, начнут работать родники и пещеры — источники, из которых и черпают свою воду все крымские реки. И наша Узунджа, основной источник Черной речки, в том числе. Влагу, пролившуюся из туч 1 октября, в водохранилище мы при благоприятных условиях увидим в ноябре. В среднестатистических условиях — в декабре.

Есть еще эффект поверхностного стока. Легкий дождик смачивает верхний слой грунта. Движения воды в сторону водохранилища нет. Сильный дождь позволит и грунт смочить и насытить его влагой, и ручьи запитать. Так в озера и водохранилища попадает часть воды. Но это эпизодическое пополнение, не дающее уверенности в завтрашнем дне.

Вывод. Прогнозы нужно строить с учетом эффекта инерции водосбора и водоотдачи, временного интервала между этими взаимосвязанными процессами.

МИФ ТРЕТИЙ. ПЕРЕБРОСКА ВОД КОККОЗКИ В ЧЕРНОРЕЧЕНСКОЕ ВОДОХРАНИЛИЩЕ

Чернореченское водохранилище находится в Байдарской долине на уровне 260 метров над уровнем моря. Речка Коккозка через село Соколиное протекает на уровне 274 метров. Теоретически еще можно самотеком воду подать. Но между этими точками расстояние 25 километров, и горная гряда уходит в небеса. Пробить тоннель в 10-15 километров вполне реально. Балаклавские проходчики строительного управления СУ-528 такие работы делают с превеликой радостью. Ялта, кстати, питается из Счастливинского водохранилища по 8-километровому тоннелю, построенному балаклавскими проходчиками под массивом Ай-Петри. И второй резервный тоннель они строили. Но потребуются насосные станции для подъема воды на нужный уровень для самотека. Второй вопрос: а кто решит проблему с продажей или дарением этой воды Севастополю? Бахчисарайцам она и самим нужна. Надо помнить, что и полноводной Коккозка бывает только тогда, когда Узунджа сама способна напоить Чернореченское водохранилище сполна. Идея интересная. Но о цене вопроса никто не говорит.

Вывод. Обсуждать проект можно. Но информации о проекте нет.

МИФ ЧЕТВЕРТЫЙ. СТРОИТЕЛЬСТВО ВОДОХРАНИЛИЩА В КАМЫШЛОВСКОЙ БАЛКЕ

Водохранилище в южных широтах при высоких летних температурах воздуха должно иметь большую глубину и малую площадь зеркала. Последнее требование уменьшает естественную испаряемость воды в засушливый период. Камышловский овраг удовлетворяет по своей геометрии (точнее, стереометрии) этим пожеланиям. И склоны оврага крутые, и длина его позволяет говорить о десятках миллионов кубических метров. Источник заполнения проектируемого водохранилища — река Бельбек.

При малых объемах можно и с севастопольского участка реки воду забирать самотеком. Камышловский мост стоит на уровне 34 метров над уровнем моря. Село Верхнесадовое — на отметке 72, Фронтовое — на 75, Холмовка — на 87. В Верхнесадовом и во Фронтовом были построены очистные канализационные сооружения. Современные, компьютеризированные, дистанционно контролируемые и управляемые. А выше по течению реки вообще очистка канализационных сбросов покрыта мраком. Качество воды весьма спорное. Такой воды у нас у самих в Голубой бухте после Южных очистных сбрасывается в море огромное количество.

А как воду из этого низколежащего водохранилища на гидроузел N 3 перебросить в село Штурмовое? Тоннель? Сифон? Электронасосы? Секретные технологии? Цена вопроса не озвучена никем и нигде.

Гидроизоляция склонов. Вопрос хороший. Геологи поговаривают о сложной структуре склонов Камышловской балки. Воду, дескать, будут пропускать песчаники, как промокашка. Есть современные технологии построения водохранилищ даже в зыбких песках пустынь. Нужно будет, гидроизоляцию уложим так, что капля воды в сутки не уйдет.

Вывод. Идея зрелая и стоящая. Водохранилище в Камышловском овраге построить можно. Огласите стоимость проект и сроки его реализации.

МИФ ПЯТЫЙ. БОЛЬШЕ ВОДОХРАНИЛИЩ, ХОРОШИХ И РАЗНЫХ!

Для того чтобы водоемы (озеро, ставок, запруда и т.д.) стали источником водоснабжения города, они должны пройти тернистый путь сертификации. На территорию Чернореченского водохранилища охрана не допускает даже самых лояльных к водоканалу посетителей. Режимный объект. Озера сел Широкого и Передового не могут включаться в водоносный реестр по вполне понятным причинам. Гуси-лебеди плещутся, стоки сел стекают, ограждения нет и так далее. Это явно непитьевые источники города.

Шламохранилище у подножия горы Гасфорта кто-то может рассматривать как резервный источник водоснабжения города. Увы, мечта не-осуществима. Вопреки законодательству СССР, УССР, эта земля остается в ведении давным-давно устранившегося от Гасфортовского месторождения Балаклавского рудоуправлениия. Целевое использование земли не ведется. И она давно должна была вернуться под юрисдикцию города. Но этого не произошло. Сегодня там ежедневно до 500 человек посещают водоем, рыбачат с удочками, охотятся, ныряют с аквалангами. Его, шламохранилища, ресурсы ограниченны, а качество воды оставляет желать лучшего. У санитарной зоны защиты нет.

Озерцо села Гончарного для водоснабжения даже в проливные годы учитывать было нельзя. Торопова дача — не тема для разговора из-за малого объема. Да и воду из всех перечисленных источников или накопителей еще нужно доставить до второго гидроузла, что выше села Черноречья. Там происходит реальный забор воды в систему снабжения Севастополя. Можно построить еще один гидроузел для перехвата воды реки Сухой ниже шламохранилища. Но его еще нужно строить и трубы прокладывать.

Вывод. Резерв есть. Но он очень мал и проблему не решает.

МИФ ШЕСТОЙ. СУБМАРИННЫЕ ВОДЫ

Реально часть воды с Ай-Петринской яйлы уходит в море в районе мыса Айя. Уходит, минуя Байдарскую долину, не отдавая ни одной своей частички даже в Варнутской долине у сел Гончарного и Резервного. Пытались в Варнутской долине пробить скважину до водоносного горизонта. Без результата. Субмаринные источники имеют огромный дебит. Этой водой можно обеспечить Балаклаву и все южнобережные поселения Севастополя. Вся необходимая документация инициативной группой передана во властные структуры. Сегодня нужно почистить скалы над подводными гротами, запустить аквалангистов для обследования субмаринных выходов воды, построить сборник воды и по подводному коллектору перебросить ее в Балаклаву. Пластиковый водопровод заглубляется до 30 метров для круглогодичной защиты от штормов. Насосная станция располагается на набережной в Балаклаве. Далее вода подается в систему водоснабжения.

Вывод. Предложение не лишено реального оптимизма. Подача субмаринной воды может быть осуществлена уже в ближайшие годы.

МИФ СЕДЬМОЙ. СТОКИ ОРЛИНОГО ПРОХОДЯТ ОЧИСТКУ

Нет! Не проходят! И в ближайшее время проходить не будут.

Когда-то в стародавние времена развитого социализма санаторий «Форос» снабжался водой из 5 скважин Байдарской долины. Для него они разведывались и бурились. Дебит их составлял 4 тысячи кубометров в сутки. И поселок, и санаторий ЦК КПСС пили байдарскую воду высочайшего качества, купались в ней, мыли посуду и стирали белье. Скважины до 600 метров глубиной давали чистейшую воду.

В независимой Украине санаторий приглянулся слуге народа, был за бесценок приватизирован, а потом перепродан во избежание разборок. Концы в воду! А воду? Мэр поселка Форос, предвидя грядущие тяжбы, переключил жилой массив на водопровод ялтинского водоканала. Санаторий в счастливые дни загрузки выпивал и выливал в унитазы до 400 кубических метров байдарской воды.

Летом в санатории, кроме охраны, никого не было. До сорока кубов уходило на камбуз и орошение клумб. Высвободившейся водой можно было бы несколько раз напоить жителей Байдарской долины, которые сейчас получают воду по 2 часа в сутки. В селе Кизиловом и такого счастья нет. Трубу просто перерезали и заварили. Но вода из скважины выливается на рельеф местности. Здание скважины облюбовали козьи стада, приходящие на водопой. Вот такая история с водой в селах вокруг Чернореченского водохранилища, оставшихся без воды. У воды, да без воды! Козлы выпили вашу воду, уважаемые сельчане.

А что касается водоотведения, так уже на протяжении 25 лет все стоки села Орлиного стекают по трубам до больницы, а далее — по рельефу местности, по придорожной канаве поступают в речку Черную. Именно из нее и получает Севастополь воду для питья. Эта вода и приходит в наши дома и квартиры. Старые очистные сооружения Орлиного вышли из строя и были разобраны. Новые строить не стали. Решили стоки перекинуть на очистные в Озерное. Для этого нужны были насосная станция и две нитки напорного коллектора от Орлиного до Озерного.

Авария со сбросом канализационного отстойника в Черную речку несколько лет назад позволила Севастополю получить 60 миллионов гривен из резервного фонда Украины для реконструкции систем водоснабжения и водоотведения города. Скандал был громкий, и деньги пришли. Но пришли они к распорядителю финансов, начальнику УКС городской администрации Малышеву, подконтрольному мэру Куницыну и его преданному заму, пушкиноведу Казарину. Деньги рассосались, как ложная беременность. Подписаны акты о 100-проц. выполнении всех работ. Но объекты так и не появились ни в тот год, ни в следующий. За исчезновение тех денег так никто ответственность и не понес. Впоследствии уже за другие деньги кое-что из намеченного даже построили. Коллектор проложили, забор поставили. На том дело и стало.

Вывод. Опасность повторного загрязнения воды в реке канализационными стоками сохраняется.

МИФ ВОСЬМОЙ. ОПРЕСНЯЕМ МОРСКУЮ ВОДУ

Строительство опреснительного завода много времени не займет. Но чем его питать? Такое производство требует огромного количества электроэнергии или энергоносителей. Себестоимость полученной воды будет высокой.

Вывод. Ищем энергию для опреснения.

МИФ ДЕВЯТЫЙ. РАЗДЕЛЯЕМ ПИТЬЕВОЕ И ТЕХНИЧЕСКОЕ ВОДОСНАБЖЕНИЕ

Идея красивая, заманчивая. Но как это сделать в нашем городе? Мы и нынешние трубы 50 лет эксплуатируем, латая дыры, мирясь с утечками. Источник технического водоснабжения, по мнению некоторых специалистов, есть. Южные очистные сооружения доводим до ума. Стоки очищаем до надлежащего уровня. И не в море их сбрасываем, а унитазы смываем, грядки и скверы, сады и парки поливаем. Но система разводки труб тоже недешево обойдется. Да и пока неизвестно, когда реконструкция Южных очистных произойдет.

МИФ ДЕСЯТЫЙ. СКВАЖИНЫ НАПОЯТ ГОРОД

Скважин в Севастополе много. Но далеко не все они проинвентаризированы и контролируются надлежащим образом. Часть воды из них используется для локального и ведомственного водоснабжения. В городскую водопроводную сеть непосредственно закачивать ее нельзя. Но гидроузлы города имеют емкости-накопители. Требуется водоподготовка. Техническое решение этой задачи не такое уж и сложное. Такая вода есть, и ее можно использовать. А потом уже вести разведку новых скважин и их бурение.

Вывод главный. Город растет. Водопотребление растет. Источников воды не прибавляется. Экономить воду придется нам всем. И в быту, и на производстве, и на орошении. Властям города-героя необходимо сконцентрировать внимание на двух-трех самых оптимальных вариантах насыщения Севастополя живительной влагой в нужных для обеспечения нормальной жизнедеятельности населения объемах.

Другие статьи этого номера