Альма. Испытание временем

Альма. Испытание временем

Ровно 160 лет назад, в такие же сентябрьские дни, на Альминском поле стояло около ста тысяч человек — воинов русской и англо-французской армий. В исторических документах, сухо перечисляющих состав войск, их численность и маневры, мы не найдем описания того, о чем думали все эти люди, что чувствовали, чего ждали. А между тем около 10 тысяч жизней оборвалось именно здесь. Альминское сражение, произошедшее 8(20) сентября 1854 года, — первая крупная битва Крымской кампании, самая кровопролитная и малоизученная до сих пор.Историкам есть что обсудить и о чем поспорить — и это подтверждает международная научно-практическая конференция «Альминские чтения», которую уже шестой год проводит Бахчисарайский историко-культурный заповедник при поддержке Министерства культуры Крыма. А в память о сражении 1854 года проходит военно-исторический фестиваль «Альминское дело», вызывающий живой интерес на протяжении всех семи лет существования. (О нем «Слава» рассказывала вчера своим читателям).

Научная конференция — вовсе не сухое чтение докладов для узкого круга специалистов, как думают непосвященные. Историки спорят, и еще как спорят! У каждого — своя тема, свои исследования, а значит, и собственное видение того или иного события. Например, существует версия, что Альминское сражение лишь тактически закончилось поражением, что оно сыграло важную роль в подготовке обороны Севастополя, поэтому стратегически битву можно считать победой. Версия спорная, вызывающая дискуссии и скепсис, но она, тем не менее, обсуждается.

На «Альминские чтения» многие приезжают издалека и не впервые. Еще недавно наряду с россиянами костяк группы составляли историки из Украины. Нынче, по понятным причинам, они не приехали, хотя были заявлены участники из Николаева, Киева и Одессы. На «Альминскиих чтениях» 26-28 сентября собрались крымчане, владимирцы и москвичи, большая группа историков приехала из Севастополя. Впервые был представлен на конференции Российский государственный архив древних актов.

Такой состав определил и характер дискуссий. Москвичи имеют доступ к центральным архивам, в которых сосредоточена вся основная документация по Крымской войне. Крымчане же находятся на месте событий, имеют возможность участвовать в раскопках и в прямом смысле слова прикасаться к истории. Севастопольский историк Павел Ляшук, который много лет работает на раскопках Альминского поля и всю прилегающую местность исходил пешком («раньше — по 20-40 км в день»), и начал конференцию с доклада об археологических разведках в нижнем течении Альмы. Затем участникам конференции показали фильм Анжелики Фесенко «Честь и верность» — о забытом герое Крымской войны, адмирале Павле Перелешине.

Работа конференции, проходившей в Доме-музее Исмаила Гаспринского, впервые была разделена на тематические секции: «Крымская война: исследования, взгляды, оценки» и «Крымская война в литературе и искусстве, в архивных и музейных коллекциях». Гости посетили Ханский дворец и выставки Художественного музея. О своих размышлениях и впечатлениях о конференции расскажут они сами.

Анжелика ФЕСЕНКО (Бахчисарай, ученый секретарь Бахчисарайского историко-культурного заповедника): — Я шестой раз участвую в «Альминских чтениях» и слушаю практически все доклады. Очень важно общение с коллегами из Москвы и Петербурга, поскольку они работают в центральных архивах с первоисточниками, многие из которых не изучены. Я работала в РГА ВМФ и заметила, что на листе использования некоторых документов нет ни одной подписи — то есть они не тронуты исследователями. Например, я видела документ, где на шести листах рукой адмирала Нахимова подробно описано, почему нужно затопить в Севастопольской бухте корабли. Трудно поверить, но этот документ никто не читал! То есть в советское время историки переписывали друг друга, не ссылаясь на первоисточник. Это лишь один пример. Сейчас, когда архивы открыты и с документов снят гриф «Секретно», можно закрыть белые пятна в истории Крымской войны, а их очень много в любом сражении.

Максим ШЕВЧЕНКО (Москва): — Крымскую войну нужно рассматривать как часть военно-политической истории XIX века. А этот большой контекст лучше ощутим из Москвы. В Крыму вы имеете возможность, что называется, все потрогать руками. Я считаю, что и тот и другой опыт для историка бесценен и обязателен. Три года назад по приглашению Павла Ляшука я приезжал в Крым, и мы вместе обошли поля сражений и укрепления. Этот опыт служит мне до сих пор.

Павел ЛЯШУК (Севастополь): — Крымская война — явление безграничное, которое можно изучать десятилетиями, даже столетиями. 160 лет прошло, а сказать, что мы знаем все — мотивации поступков и решений, из-за которых произошло то или иное событие, мы не можем. Открываются новые факты, приезжают новые люди со своими исследованиями, и то, что вчера казалось незыблемым, сегодня — повод для дискуссий и новых оценок. Обмен знаниями, полученными из разных источников, обогащает историческую науку. Там, где есть повод для дискуссии, есть и движение вперед, а иначе — стагнация. Нам, крымчанам, не хватает работы в столичных архивах, зато мы исследуем местность, где происходили эти события, и тем самым выполняем свою задачу.

Наталья БОЛОТИНА (Москва): — Заметен разрыв между российской историографией и возможностями местных исследователей. Они — энтузиасты своего дела, ведут исследования, пишут книжки, и это, несомненно, радует. Но им приходится сложно из-за нехватки информации, методической и справочной литературы, они не всегда знают, в каком направлении двигаться. Сегодня многие архивы имеют свои интернет-базы, некоторые даже выкладывают описи документов. Было бы полезно создание меж-архивных (а в будущем — и межгосударственных) баз данных, которые позволят исследователю сориентироваться, где он может ознакомиться с нужными ему документами.

Дмитрий ФЕЛЬДМАН (Москва): — Я много лет изучаю историю караимского народа и только сейчас впервые побывал на Чуфут-Кале и примыкающем к нему караимском кладбище. Это было очень трогательно — увидеть воочию то, изучению чего ты посвятил многие годы.

Татьяна ЛАПТЕВА (Москва): — Было интересно, потому что приехали специалисты очень высокого класса — Максим Шевченко, Павел Ляшук, коллеги из Симферополя и Севастополя. Очень познавательным оказался фильм о Павле Перелешине — я узнала о нем впервые. Большое спасибо организаторам.

Ольга СУСЛИНА (Владимир): — Атмосфера конференции была очень непринужденной, доброжелательной, но тем не менее достаточно острая дискуссия разгорелась, люди выступали эмоционально, не боялись спорить. Это вообще-то очень редко бывает на научных конференциях, а я по России поездила немало, побывала во многих местах, и в столицах, и в провинции. Могу сказать, что это ваша отличительная черта и большой плюс — когда нет зажатости, скованности и люди открыто говорят то, о чем они думают, не боясь показаться смешными, нелепыми или в чем-то ошибаться. Это вызывает большую симпатию.

Один из участников конференции, москвич Николай Смолин, приехал в обмундировании гражданского подвижного ополчения. Теме ополчения историк посвятил 20 лет жизни. «Много лет назад я понял, что это совершенно не изучено, более того, тема описана малоудовлетворительно. И знаете почему? Потому что авторы исходят из истории регламента — каким ополчение должно быть в соответствии с приказами императора и взглядами правительства. А я изучаю историю повседневности — как это было на самом деле и как тысячи мелочей помешали сделать из ополчения достойное формирование. Знаете ли вы, что в обороне Севастополя погибло около 500 ополченцев, а всего за время Крымской войны 35 тысяч ополченцев умерли от болезней? Больные ратники ополчения переполняли госпитали гораздо больше, чем раненые. Ополчение было малоэффективным в том числе и потому, что его не смогли должным образом обмундировать и экипировать».

Доклад Николая Смолина на конференции так и назывался: «Желаемое и действительное, или О том, чего никто не хотел». Помимо конференции Николай Смолин уже в пятый раз принял участие в традиционном фестивале «Альминское дело», поскольку он — не только историк, но и руководитель военно-исторического клуба с несколько юмористическим названием «Дубины народной войны» (как известно, именно так метафорически, только в единственном числе, выразился о народном ополчении Лев Толстой).

Фестиваль, воссоздающий один из эпизодов сражения, прошел на Альминском поле 28 сентября. Утро началось с траурной литии и возложения венков к памятнику-обелиску, памятнику Владимирскому полку и братским могилам павших воинов. Мемориальный комплекс посетили представители Государственного Совета Крыма, Министерства культуры Крыма, властей Бахчисарая. На Альминском поле расположились три лагеря — русский, английский, французский — и русская батарея из трех пушек. В реконструкции сражения приняли участие военно-исторические клубы Севастополя, Крыма, Москвы, Ростова, Воронежа и Запорожья. По окончании батальной сцены реконструкторам вручили памятные подарки. Украинских участников встречали шквалом аплодисментов. И это было лучшим доказательством того, что никакие войны неспособны разделить людей, которые помнят и чтут свою настоящую (а не переписанную) историю.

Другие статьи этого номера