Век «Воли» не видать!

Это совсем не то, что могут подумать поднаторевшие, многоопытные люди — «тертые калачи». Речь пойдет всего лишь об известной в нашем городе телекоммуникационной системе.
Ещё совсем недавно севастопольцы наблюдали длиннющие очереди по нечетной стороне улицы Гоголя у дома, на котором красуется вывеска «Воля». В последние дни «хвост» уменьшился, но, зайдя в офисное помещение, увидишь десятка полтора клиентов. У каждого свои вопросы к трем симпатичным девушкам. Однако разговор порой проходит на повышенных тонах. Более всего по теме: почему не подключают к сети телевизор. Ответы не отличаются разнообразием. Телевизионщики, мол, пребывают в периоде реконструкции, опробуют новые системы трансляции. Вот и всем надо набраться терпения.Совет этот очень дельный, но почему-то нередко вызывает бурную реакцию клиентов. Погасив своевременно абонентную плату, они убеждены, что после такого благородного поступка у них засветится домашний экран.

Возник подобный вопрос и у меня. Миловидная девушка, заглянув в базу данных, рекомендовала опустить в терминал 300 руб. и решить все свои телепроблемы. Что я и сделал. Тут же мы согласовали время прибытия мастера. Ожидать кудесника мне было предложено в субботу, 4 октября, с 9.00 до 12.00. Я приготовился к приему, но напрасно. Никто не пришел. Два выходных дня оплаченная международная и всероссийская информация осталась для меня тайной. Что породило некоторую неуверенность в завтрашнем дне.

В понедельник я вновь наведался на ул. Гоголя, 33, с тем же вопросом: когда засветится экран?

Та же девушка ответила на этот раз с неким раздражением: на «Воле» — переходный период, это надо понимать. Ожидайте.

По наивности, я поинтересовался, где её так называемый «бейджик». Она посмотрела с удивлением: это ни к чему. Отказалась она и назвать фамилию владельца «Воли», номер телефона своей конторы. И только послала меня (буквально) на улицу Вакуленчука, 29, 4-й этаж. Туда и следует обращаться со всеми вопросами, (да хоть и права качать). Я пообещал указать этот адрес на страницах газеты для читателей, у которых возникают претензии к ООО «Воля». Она невозмутимо пожала плечиками. Тогда, объявив номер своего мобильника, я попросил сообщить его мастеру, с которым согласую время пребывания в квартире в рабочие дни. Девушка его записала, сказала, что передаст.

Вернувшись домой, я на мгновение уставился в темный экран телевизора: а вдруг! И тут же меня отвлек звонок телефона. Вежливый мужской голос оповестил, что он представляет «Волю» и что в понедельник у меня точно засветится экран. Но ни в понедельник, ни в последующие три дня чуда не произошло.

Теперь я ищу юриста для консультации: можно ли получить с «Воли» компенсацию за пропущенные, но оплаченные передачи, за моральный ущерб и душевные волнения в связи с отрывом от событий всемирного и российского масштабов? Да ещё пропустил городские новости — выборы губернатора. И «Воли» мне так и не видать?!

Б. ГЕЛЬМАН, житель Севастополя с 1944 года, член Союза журналистов России.

Другие статьи этого номера