Правнучка Брежнева: «Я готова стать уборщицей»

Правнучка Брежнева: "Я готова стать уборщицей"

ГАЛИНА ФИЛИППОВА ВЫПИСАЛАСЬ ИЗ ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ БОЛЬНИЦЫ И СОБИРАЕТСЯ ПРАЗДНОВАТЬ НОВОСЕЛЬЕ В ПОДАРЕННОЙ КВАРТИРЕ.
Любители истории вполне могли отметить дату: 14 октября исполнилось ровно 50 лет, как у руля страны встал Леонид Брежнев. Наслаждаясь всеми благами, которые давал ему пост Генсекретаря ЦК КПСС, Леонид Ильич едва ли мог предположить, что его правнучка станет бомжем и заведет не мужа, а «подругу». Но вышло именно так…ПИСЬМО ИЗ БОЛЬНИЦЫ

Я ждала встречи с Галиной Филипповой семь лет. С тех самых пор, как в мои руки попало письмо, в котором женщина (ей в то время было 33 года) умоляла мать — внучку генсека Викторию Евгеньевну — приехать к ней в психиатрическую больницу. Но тогда я не смогла пообщаться с автором послания. Врачи не пускали к ней журналистов.

И вот долгожданная встреча состоялась. Нашелся повод: правнучка Леонида Ильича наконец-то обрела жилье и готовится отмечать новоселье в подаренной ей однокомнатной квартире в Звенигороде.

На встречу в кафе Галина Филиппова пришла в джинсах и, хотя на улице уже осень, тапочках на босу ногу. На голове — отросший ежик волос, но губы и глаза накрашены. Разговор начался с того, что Галя заявила: формальности не для нее и она на дух не переносит выканья. Так и пошел разговор на ты, как у давних подружек.

— Получаю пенсию 14 тысяч рублей, — сообщила Галина. — На кофе, сигареты и квартплату хватает. А на покушать — нет…

— Мама рада, что ты вышла из интерната для душевнобольных?

— Я четыре года находилась в психушке, и мама ни разу не приехала. Года два назад я выбралась к ней — Виктория Евгеньевна живет на даче в Подмосковье у гражданского мужа. Поняла, что помощи ждать от нее не стоит: у нее самой ничего нет…

— Ты тогда говорила, что напишешь на мать заявление в полицию: мол, квартиры прадедушки были проданы незаконно. Передумала?

— Не стала марать бумагу. Что она может сделать, если сама живет на чужой даче? Когда-то я подписала документы, что Виктория Евгеньевна будет заниматься продажей квартир — на Кутузовском проспекте и в правительственном доме в Гранатном переулке. Мама, в свою очередь, написала доверенность некоему Косте Пекинскому. Продажей недвижимости занимался он. Поговаривали, что он криминальный авторитет. В общем, мы остались без жилья…

— Но у тебя же и отец не бедный — банкир Михаил Филиппов, живет на Мальте. Неужели и он не помог?

— Совесть папы осталась на той самой Мальте. У него другая семья. Впрочем, в самом начале отец предложил моей тете Наташе (Милаевой. — Ред.) открыть счет на ее имя, чтобы она ухаживала за мной. Но она отказалась.

БРАК ПО РАСЧЕТУ

— Ты была замужем… Муж, хотя и бывший, тоже не протянул руку помощи?

— И я, и Олег понимали, что у нас брак по расчету. Выйти замуж оказалось довольно сложно, потому что официально никто не хочет: дураков нет. Но возраст поджимал: 25 лет — уже не 15. Мама нашла мне жениха через свадебную контору. С Олегом у нас состоялась самая обычная свадьба, не могу сказать, что роскошная. Через год мы развелись, но жили еще четыре года гражданским браком. С детьми не получилось. От брака с Олегом я получила штамп, а он дачу, машину, повышение на работе… Но не ужились: то я уходила от него, то он, вот и расстались. В итоге я сняла квартиру и съехала с его жилплощади. Кочевала какое-то время: приходилось и голодать, и спать где придется.

— Ты, знаю, по образованию филолог, окончила МГУ. Где-то работала?

— Отчим помог мне устроиться секретарем в одну фирму. Но мне работа показалась неинтересной: кофе начальнику подавать, на звонки отвечать. Когда стали сокращать кадры, пришлось уйти. Платить за квартиру стало нечем, и я пришла к бывшему мужу. А его мать сказала: «Либо вы, Галина Михайловна, будете жить на улице, либо в обезьяннике, либо поедете в больницу. Потому что взять вас домой мы не можем: хватит, нажились семьей». Так я и оказалась в психушке.

— Но разве были основания тебя там держать?

— Крыша у меня действительно слегка поехала от всех этих перипетий. А когда я в больнице сообщила, что правнучка Брежнева, там подумали: мол, пациентка приехала по правильному адресу. Но потом я заведующей назвала телефоны своей няни и крестной, и отношение ко мне изменилось. Врачи вошли в мое положение, поняв, что мне некуда идти и не на что жить. Меня подлечили. Через месяца два стали выпускать гулять на улицу. Без дела не сидела: обеды носила, подметала, мыла пол… Когда заведующая сообщила, что больше нет оснований меня держать, встал вопрос: куда идти? Мне оформили инвалидность, и с ней я попала в интернат для душевнобольных.

ВМЕСТО МУЖА — ПОДРУГА

— Но сейчас, кажется, жизнь налаживается. После 10 лет скитаний ты переехала в новое жилье (см. «Как Галине выбили квартиру»).

— Я сразу просила квартиру в Подмосковье. Ведь всю жизнь я прожила за чертой столицы, по соседству с Леонидом Ильичом. В Москву ездила на тусовки. Приеду покуролесить — и домой. Не представляю жизни в мегаполисе. Квартиру мне подарили однокомнатную, но уже с ремонтом. Мебели только не было. Первое время спала на матраце, который тетя купила. Потом приобрела диван. Со временем хочу из кухни сделать еще одну комнату.

— Работу себе не подыскала?

— Главврач психбольницы, Аркадий Липович, предлагал работать в газете, издаваемой для больных, но я отказалась: не хочу, чтобы что-то напоминало о сумасшедшем доме. Я не гнушаюсь любой работы: пойду и уборщицей. Но с трудоустройством не тороплюсь: решила до 2015 года пожить в свое удовольствие.

— Ты теперь завидная невеста — с квартирой. Мужа еще не нашла?

— У меня все в порядке. Есть любимая подруга Даша вместо мужа. Она тоже из психиатрической больницы, лежали вместе. Первое время я жила у нее — приютила. Теперь она у меня. Сейчас время, когда от замужества один геморрой. Квартира бывает одна в жизни, а мужей — до фига. Зачем мне муж: чтобы он квартиру отобрал, а меня на помойку выбросил?

— Новоселье когда справлять будешь?

— Готовлюсь. Я люблю праздники: Новый год, дни рождения близких. Знаю, на Лубянке будут праздновать 50-летие прихода к власти прадеда Брежнева. Но туда идти не хочу. Хотя я была на открытии мемориальной доски на доме, где жил Леонид Ильич. Дело-то хорошее. Хотя я, естественно, была маленькая (генсек умер, когда Гале шел девятый год. — Ред.), поэтому о том, как жили при нем, мне судить сложно…

— Галя, а ты мать-то на новоселье позовешь?

— Как ее позвать, если Виктория Евгеньевна не берет телефон? Через газету вот обращусь: «Мама, приезжай на новоселье!»

По материалам «КП», N 41-т, 8-15 октября 2014 г.

Из досье «КП»

Кто есть кто в семье генсека

У «дорогого Леонида Ильича» и его жены Виктории Петровны родились дочь Галина и сын Юрий. Галина Леонидовна трижды официально выходила замуж: за циркового артиста Евгения Милаева (от него родила единственную дочь Викторию), иллюзиониста Игоря Кио и подполковника МВД Юрия Чурбанова.

Виктория Евгеньевна Милаева вышла замуж за Михаила Филиппова и в 1973 году родила дочь Галину (героиня нашей публикации). Но брак распался. Внучка Брежнева вторично попыталась устроить личную жизнь. Ее второй супруг Геннадий Варакута воспитывал Галину-младшую как свою дочь.

После смерти Леонида Ильича в 1982 году у семьи начались крупные неприятности. Мужа Галины-старшей, Юрия Чурбанова, сначала сняли со всех постов, потом обвинили в коррупции и посадили. Сама Галина Леонидовна стала злоупотреблять выпивкой и 29 июня 1998 года скончалась в психиатрической клинике.

Муж Виктории, Геннадий Варакута, оставшись без работы, решил заняться бизнесом и прогорел. Супруги развелись.

Потомки Брежнева по линии дочери Галины не общаются со своими родственниками по линии сына Юрия (он умер в 2013 году, оставив двоих наследников — Леонида и Андрея).

Кстати

Как Галине выбили квартиру

Цирковые артисты Наталья и Александр Милаевы, отец которых женился на дочери генсека Галине Брежневой, — сводные дядя и тетя Галины-младшей. Несколько лет они писали письма во все инстанции, в которых просили помочь племяннице.

— Когда я увидела Галю в психиатрической больнице, у меня волосы встали дыбом, — вспоминает Наталья Милаева. — Галя сначала только и твердила: «Мама, мама, мама»… Я не сообщала первое время сводной сестре, в каком состоянии ее дочь. Хотела привести ее в порядок. Но вернусь к племяннице. Сначала я договорилась с главврачом, что буду забирать Галю из больницы хотя бы на какое-то время. Помню, когда ей исполнилось 35 лет, я устроила ей день рождения в ресторане. Чтобы решить вопрос племянницы, встречалась и с ее отцом — Михаилом Михайловичем Филипповым. На мое предложение купить дочери квартиру он отвечал: «Боюсь, что Виктория ее продаст». Я предлагала оформить жилье на его имя, но воз и ныне там. Когда меня позвали в редакцию одной из программ Первого канала, я согласилась только при одном условии: племяннице купят квартиру. И нашлись люди, которые, посмотрев сюжет о плачевном состоянии правнучки Брежнева, приобрели ей жилье.

— Какой вы видите дальнейшую судьбу Галины?

— Я бы очень не хотела, чтобы она работала уборщицей. И мне не нравится, что Галя много курит. Но я горжусь ее стойкостью. Она сумела принять то плохое, что с ней случилось в жизни, и не сломалась.

Другие статьи этого номера