В сумеречном бреду…

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.В 1983 году я, выпускник географического факультета Крымского университета, был направлен на работу на Кольский полуостров в небольшое село в районе впадины Левоозерской. Нет, я не учительствовал, меня определили на метеостанцию, где мне было поручено исполнять обязанности старшего лаборанта.

Быт там был сужен до пяти элементарных «телодвижений»: ели, пили, спали, три раза в сутки снимали показания с трех треног с приборами, вечером в город Кировск отправляли по радиотелефону сводки. Изредка ходили на охоту на зайцев, а с внешним миром общались опять-таки по радиотелефону или пялились в тусклое окошечко крохотного телевизора.

Самое экзотическое там, конечно, — полярная ночь, которая буквально завораживала «свежего» человека. А еще тут удивлял загадочный природный феномен: полярные осинки выглядели здесь, за полярным кругом, на удивление стройными, местные жители — саамы запасали на зиму ведрами землянику и солили огромного размера грибы. Существовала легенда, что на берегу самого большого озера на заре человечества здесь стоял чум с невиданными золотыми фигурками-тотемами, а когда пришли белые люди, шаманы утопили свое сокровище в Священном озере (так его звали саамы).

Через месяц, когда я освоился со своими нехитрыми служебными обязанностями, на станцию из Хибин прилетел механик Сергей Дергачев, чтобы починить вышедший из строя вездеход. Собственно говоря, наш радист совмещал свою должность с обязанностями водителя, но «полетел» какой-то узел, и Сережа Дергачев привез запчасти. Он-то и рассказал мне (мы как-то сразу сошлись, так вышло, что его жена была родом из Балаклавы), что здесь порой случаются странные вещи: люди, подчиняясь какому-то зову, бросают привычные дела и жилье и устремляются по льду куда-то в тундру, выглядя при этом просто сумасшедшими.

Я как-то не придал этому значения, но буквально спустя 10 дней пожалел о том, что более подробно не расспросил Сережу об этом странном местном явлении. Как-то ночью я проснулся от очень неприятного ощущения дискомфорта. В нашем домике ночевали я, радист Дима и метеоролог Виктор. Все они, когда я проснулся, сидели полуодетыми на койках, а затем вдруг засуетились и молча трясущимися руками стали надевать куртки, сапоги и устремились к двери. С ужасом я осознал, что делаю то же самое. В груди комом застыл первобытный страх, все тело зудело, хотелось куда-то бежать…

В это время дверь распахнулась, на пороге возник начальник метеостанции. Он держал в руках ведро с водой, которой, не мешкая, окатил каждого из нас с ног до головы. Мокрые, ничего не соображающие, мы свалились на койки, а Петр Вячеславович (начальник наш) включил радиолу, быстро нащупал какую-то волну, и в нашей хибарке разлились звуки бодрой советской песни о геологах, тундре и самолете. Мы вскоре дружно пришли в себя и растерянно смотрели на Петра Вячеславовича.

…Позже я узнал, что в период наиболее интенсивных полярных сияний здесь с людьми происходит нечто страшное и необъяснимое. Человек срывается с места и, не отдавая отчета в своих действиях, устремляется по азимуту Полярной звезды, на север. Часто люди теряются в тундре безвозвратно…

Местные русские жители — поморы называют это явление мерячкой (возможно, от слова «мерещиться»), а саамы — эмериком. Особенно воздействию неведомых сил подвержены ослабленные и больные люди. Замечено, что если в эти минуты человека окатить холодной водой, он приходит в себя и уже начинает жить осознанно…

Начальник метеостанции, помнится, предупредил меня, нового, по сути, сотрудника, о том, что если я замечу в небе особо пульсирующее северное сияние, то тут же должен зайти в дом и попытаться включить громкую музыку. Помогает…

…Я проработал в Левоозерской тундре еще 7 месяцев. Подобное происшествие случилось еще раз, но мы были готовы к нему, и все обошлось. Правда, после сильно болела голова и ощущался зуд в спине и ногах…

Г. ГЕВОРКЯН, учитель географии.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

Из северных хроник поморов известен такой случай. При освоении русскими мореходами Шпицбергена в 1792 году на промысловой шхуне купца Рыбина произошло ЧП. Сын купца, Алексей, заболевший в рейсе цингой и лежавший в каюте, после появления яркого пульсирующего полярного сияния выбрался на палубу, бросился за борт и поплыл на север. Спасти его не удалось.

Явление это, конечно, изучалось. Исследования профессора Бехтерева 80-е годы прошлого века показали, что с помощью мощных кратковременных передатчиков, а также ионосферных радаров, находящихся в полярных районах, можно создать не только искусственное полярное сияние, но, промодулировав сигнал определенным образом, вызвать на поверхности Земли низкочастотные биоактивные электромагнитные поля, обладающие психотропным воздействием на человека. Причем в заранее заданном районе. Исследования эти были тут же засекречены и в основной своей массе остаются таковыми до сих пор.

Другие статьи этого номера