Без моста и жизнь пуста

Без моста и жизнь пуста

С ОСТРОВНЫМИ НАСТРОЕНИЯМИ НАДО БОРОТЬСЯ ПАРОМАМИ.
«За Перекопом дня нас земли нет» — так звучит девиз закоренелого крымчанина. Раньше, в украинскую бытность, эту фразу доводилось слышать часто. Произнося её как мантру, жители полуострова стремились изолироваться от всего, что происходит за пределами Крыма, и подчеркнуть, что «мы тут сами с усами». Теперь своя земля за пределами полуострова у нас есть. Только она не за Перекопом, а за проливом, и попасть туда бывает не так просто. Керченская паромная переправа, связывающая нас с Родиной, — не самая надёжная транспортная артерия: летом она забита туристами, а в осенне-зимний период её работа часто блокируется самой природой. Некоторые начали бояться: а хватит ли всем еды, если украинцы перекроют поставки; если они оборвут провода, хватит ли всем электричества; если войной пойдут, куда бежать? Это тёмная сторона островной психологии крымчан.Избавиться от такого рода тревог можно несколькими способами. Первый — обратиться к психологу и попытаться внушить себе мысль, что у народа, который мы совсем недавно совершенно искренне называли родным и братским, хватит благоразумия не делать нам ничего дурного. Второй — найти надёжный способ соединить Крым с Россией и перестать зависеть от Украины. Способ, впрочем, уже давно найден. Надо просто построить мост. Именно он станет настоящей панацеей для предпринимателей, уставших от решения логистических проблем, и властей, уставших от решения вопросов, связанных со слабым туристическим потоком, нехваткой энергоресурсов и воды.

Масштабный строительный проект должен быть завершён лишь через четыре года. Так что ждать придётся немало. Радует, что работы по возведению моста уже начались. По крайней мере об этом ещё в начале сентября сообщил вызванный на ковёр к президенту министр транспорта РФ Максим Соколов.

— В августе начались строительные работы по созданию Керченского моста, — заявил министр. — По нашему плану-графику мы должны завершить их 16 декабря 2018 года.

То, что такие проекты за день не делаются, — понятно. Но что делать крымчанам, которым на протяжении, как минимум, четырёх лет предстоит жить в режиме частичной изоляции? Искать альтернативу, уверены психологи.

— В последнее время ко мне за помощью всё чаще обращаются люди с ярко выраженным островным образом мышления. На мой взгляд, после воссоединения Крыма с Россией так называемых «островитян» стало больше. Вероятно, дело в том, что жители Крыма боятся путешествовать через Украину, где идут боевые действия и в целом не вполне адекватные процессы. Соответственно, они чувствуют себя запертыми здесь, на полуострове. А подобные ощущения замкнутости для психики никогда не были полезными. При этом, что характерно, невозможность покинуть полуостров беспокоит даже тех, кто безвылазно жил в Крыму и ни о каких путешествиях никогда не задумывался, — рассказывает практикующий психолог Людмила Кущина. — Проблема островной психологии в том, что она заразительна. Рано или поздно даже большие группы людей могут начать жить по принципу «наша хата с краю». На нас сейчас смотрит вся Россия, и вряд ли она хочет увидеть наши отрешенность и отстраненность. Всё, что необходимо для того, чтобы избавиться от островной психологии и связанных с ней страхов, — дать людям возможность выбора, дать им понять, что не на переправе клином мир сошёлся, что добраться в Россию можно и другими способами: есть альтернатива.

В советские годы она была. Тоже морская, кстати. Грузо-пассажирские паромы тогда курсировали не только через Керченский пролив. Паромное сообщение связывало все крупные порты Крыма и Краснодарского края. В обозримом будущем такая схема движения водного транспорта может вернуться. Представители государственного научно-производственного предприятия «Инмортранс» предложили руководству Севастополя услуги по налаживанию регулярного водного сообщения между черноморскими городами.

— Мы свяжем Новороссийск, Геленджик, Сочи, Анапу с портами Крыма: с Ялтой, Севастополем, вплоть до Евпатории. Билеты на этих маршрутах будут продаваться по государственным фиксированным ценам, которые не будут меняться в течение года. На социально значимых маршрутах перевозка пассажиров будет дотироваться. Билет из Геленджика в Севастополь будет стоить не дороже 500 рублей при бесплатном провозе 50 килограммов груза. В пути такие паромы будут находиться максимум три часа 50 минут. Попутно они зайдут в порты Феодосия и Ялта, — делится планами на будущее генеральный директор ГП «Инмортранс» Владимир Пащенко.

Для реализации этого проекта инвестор намерен закупить на международном рынке готовые большие пассажирские и грузовые паромы, которые смогут развить скорость до 32 узлов.

Портом приписки новых судов под российским флагом станет Севастополь. А для их эксплуатации создадут новую организацию — «Севмортранс».

Но это всё в будущем. Конкретных сроков реализации проекта Владимир Пащенко нам так и не назвал. Зато полным ходом уже сейчас реализуется другой морской проект: буквально на прошлой неделе начала свою работу паромная переправа Новороссийск — Севастополь.

Курсировать между Крымским и Кавказским побережьем Чёрного моря по этой линии будут пока только 4 грузовых парома. Каждый из них будет заходить в Севастополь два раза в неделю и перевозить по 140 грузовиков. Задача же местных властей — обеспечить их полную загрузку как в одну, так и в другую сторону. Сделать это, впрочем, будет нетрудно, поскольку около 70% всех грузов, прибывающих в Крым с территории материковой России, предназначено для Симферополя и Севастополя. По всему выходит, что вопрос с грузовиками, застрявшими в очередях на паромы, так или иначе решается. А вот с пассажироперевозками всё не так однозначно.

Сейчас ситуация на Керченской переправе стабильная. Сколько-нибудь значительные пробки исчезли с завершением туристического сезона. Симферопольский аэропорт также работает в штатном режиме. Но если организационные ошибки этого года не будут исправлены, то проблема опять встанет остро уже следующим летом, уверен известный российский экономист, публицист и политик Михаил Делягин.

— В Крыму постоянно говорят о логистических проблемах, перегруженности Симферопольского аэропорта. При этом есть огромное количество законсервированных военных аэродромов. К каждому из них ведёт дорога. В каждом из них есть барак. В каждом из них есть взлётно-посадочная полоса. И минимум в половине из них она в пригодном состоянии. Ну разверните там аэродромы для приёма туристов. В чем проблема? Нет проблемы. Более того, взлётные полосы Бельбека, которые по этой схеме уже работают, оказываются недогруженными. Это плохая организация. Также для меня было шоком, что по дну Керченского пролива до сих пор не бросили бронированный кабель. Это работа на месяц, если рисовать проект. Если не рисовать проект — на две недели. И таких моментов очень много, — делится своими размышлениями Михаил Делягин.

По его мнению, решить можно и проблему с переправой через Керченский пролив. Всё, что необходимо, — просто навести военный понтонный мост, который в сезон отпусков позволит существенно разгрузить переправу. Но на такой рискованный ход власти едва ли отважатся. Так что остаётся только ждать, когда через пролив будет построен полноценный мост. Только он и сможет решить если не все, то большинство крымских проблем.

По материалам газеты «Крымская правда», N 193 за 23.10.2014 г.

Другие статьи этого номера