Встретились осень и… весна

Встретились осень и... весна

Резервное раскинулось в 3-4 километрах от бойкой в любую пору года Ялтинской трассы. За год-полтора в селе заметно прибавилось элитных коттеджей. Здорово! Только бы строительные площадки не наползали на поля, которые давали урожай… Вдруг случится так, что их вновь начнут засевать? А сегодня наш путь лежит на заповедный мыс Айя.

У села дно оврага Кум-дере глядит в небо лужицами дождевой воды. Испытывает: не воротимся ли мы на асфальт? Далее — широкая тропа со следами внедорожника, лучше не бывает. На обочинах радует глаз свежая травка. Деревья сбрасывают отжившие свое листья и мхи. Валуны по сторонам примеряют новые шубы из ярких лишайников. Мхи и лишайники — показатель разлитого вокруг чистейшего горно-лесного воздуха, щедро сдобренного дыханием моря. Оно рядом. Надо лишь миновать перевал.

Ближе к нему все вокруг заволакивает… Где-то внизу, в долине, мы бы сказали, что это туман. Здесь, на высоте минимум в три сотни метров, мы шагнули в клубящиеся облака. С земли легко принимаем их за взбитые пуховики. А тут мириады жалящих лицо микроскопических капелек влаги скрыли от глаз вершину почти 600-метровой горы Кара-Кыз, оставив взору лишь ее склоны.

В высшей точке мыса Айя, если повезет, можно наблюдать рождение облаков. Согретый неостывшим еще до конца морем воздух космами устремляется ввысь. Со стороны может показаться, что где-то внизу полыхает пожар. Но это не дым, а доступная глазу влага: радужными каплями она бусинками цепляется за паутинки, на глазах отсыревает одежда.

Уставшее за лето море дышит с остановками. И взору открываются урочище Инжир, Золотой и Серебряный пляжи и даже Балаклавская бухта. Это справа, а слева — прозрачные очертания горы Самналых-Бурун. Здесь начинаешь понимать, что видимая издали спящая красавица, как мозаика, состоит из отдельно стоящих вершин.

Обрывы хребта Биллер оставляют восторженному путнику карниз — где-то узкий, где-то пошире. Тропа изобилует спусками и крутыми подъемами. Несколько раз мы теряли ее из виду. До нас, видимо, ранним утром в этих местах пировали дикие кабаны. Почва перепахана, словно трактором. Хрюшки оставили лишь следы своих копыт. Встречались отпечатки… Олени? Косули? Из представителей богатого животного мира выдал себя лишь заяц. Отъевшийся за лето, он молнией скрылся за седым валуном.

Буквально пленили Кокия-Беля, сугробы раскрашенных осенью листьев под ногами. Местами выглядывают из-под них шляпки грибов и целые семейства. Теплые дни пробудили к жизни цветы. Наивные, они решили для себя, что наступила весна. Золото листвы и первоцветы. Так у нас иногда встречаются осень и весна.

На снимках: приметы осени на заповедном мысе Айя.

Фото автора.

Другие статьи этого номера