Документальные памятники Крымской войны

Есть памятники, которые недоступны для всеобщего обозрения: это документальные памятники, среди которых метрические книги периода Крымской войны, хранящиеся вечно на полках государственных архивов.В Севастополе в 1853-1856 гг., кроме полковых церквей и Михайловской (гарнизонной), были действующими две Петропавловские церкви (на городском холме и госпитальная), Адмиралтейский Николаевский собор и его придельная Владимирская церковь на Корабельной стороне. Во всех храмах, невзирая на военные действия, велись службы, крестили детей, венчали, отпевали умерших. Наиболее полно сохранились метрические книги Петропавловской церкви (на городском холме). В конце одной из книг за 1854 год имеется приписка, сделанная 29 ноября 1855 года протоиереем Петропавловской церкви Арсением Лебединцевым, о том, что «метрическая шнуровая книга Севастопольской Петропавловской церкви за 1855 год погибла вместе с другими церковными документами от взрыва на Графской пристани при отправлении имущества на Северную сторону за день до оставления Севастополя нашими войсками». Но, на счастье историков, сохранился второй экземпляр книги, который находился в епархии.

По книгам Петропавловской госпитальной церкви зарегистрировано самое большее количество умерших. В 1853 году при 92 родившихся и 8 браках зарегистрировано 683 умерших. Самый большой процент приходится на умерших от лихорадки — 23% (158 человек), от чахотки — 22,5% (154 человека), почти 10% — от водяной (67 человек), 28 человек умерли от горячки, 8 — от «раздробления костей черепа», 20 человек — предположительно от инсульта, так как в записях указывалось как смерть от «апоплексического удара» или «от кровяного удара», 13 человек умерли от холеры, 5 — «от расширения сердца», по-видимому, от инфаркта.

После Синопского сражения, начиная с 24 ноября, выявлено 32 записи, связанные с огнестрельными и гангренозными ранами, ожогами частей или всего тела. Это были матросы 30-го, 31-го, 32-го, 33-го, 36-го, 40-го флотских экипажей. Служащие этих экипажей составляли команды флагманского корабля «Императрица Мария», фрегата «Кагул», линейных кораблей «Чесма», «Три Сятителя» и «Ростислав», на котором было больше всего погибших. В 1854 году в метриках этой же церкви примерно такая же статистика: родившихся — 63 человека, 6 браков и самое большое количество умерших за период Крымской войны — 862 записи о смерти. Тем, кто погибал в сражениях, в метрических записях делалась пометка, что человек не исповедован. До октября 1854 года местом захоронения указывается кладбище Корабельной бухты (так писали в книгах), с октября захоронения из госпитальной церкви производились на кладбище Северной стороны. Это связано с тем, что госпиталь и церковь оказались в зоне постоянного обстрела, были разрушены и переведены на Северную сторону.

В период первой бомбардировки Севастополя, 5 октября 1854 года, в Петропавловской госпитальной церкви записей о погибших не имеется. Но интересно, что в других записях имеются косвенные сведения об этом событии. Так, например, в 1855 году в разделе о родившихся имеется запись от 9 марта о том, что 7 марта у «оставшейся после мужа беременной вдовы мастерового 19-го рабочего экипажа, убитого в сражении 5 октября 1854 года, Прокопия Гордеевича Салеева, Екатерины Никитичны родилась дочь Анна». Еще один интересный пример: в метрической записи о рождении 25 марта 1854 года сына Гавриила указывалось, что он родился у Анастасии Кузьминичны, жены боцмана 33-го флотского экипажа Виктора Васюкова, «убитого при Синопе». Погибших в боях можно проследить также по метрическим записям о бракосочетании. Например, вдова «убитого в сражении матроса Григория Киреева», Параскева Степановна, 29 лет, 2 ноября 1855 года венчалась в Адмиралтейском соборе с квартирмейстером 29-го флотского экипажа Василием Поляковым, 38 лет. А вдова «убитого в сражении матроса 1-й статьи 40-го флотского экипажа Дмитрия Соломатникова», Агафья Власовна, 30 лет, 4 ноября 1855 года вышла замуж за квартирмейстера 32-го флотского экипажа Илью Пияша. О факте захвата в плен неприятелем можно узнать из метрической записи о смерти, в которой указано, что 22 марта 1855 года в возрасте 1 года «от младенческой» умер сын Парфений «взятого в плен рядового гарнизонной артиллерии, Червякова Ивана Кузьмича».

К сожалению, смерть не обращает внимания на возраст. Во время военных действий погибали и дети. Так, например, 25 октября 1854 года от «ушиба во время брани» умерла 5-летняя Ольга Захарова, а 11 мая 1855 года у матроса 44-го флотского экипажа Поликарпа Максимова от штуцерной пули погиб сын Наум в возрасте 13 лет. Обнаружена одна метрическая запись с указанием конкретного места гибели, в которой сказано, что рядовой портовой адмиралтейской 29-й роты Анисим Иванов убит на 4-м бастионе 7 февраля 1855 года в возрасте 40 лет.

Военная обстановка наложила отпечаток и на нравственность общества. Обычно процент незаконнорожденных детей составлял примерно 3-5%. В 1853 году в Адмиралтейском Николаевском соборе процент крещенных незаконнорожденных детей достиг 12,4% (47 детей из 380 родившихся). В их числе, что крайне редко для данного сословия, — дочь дворянина Николая Ивановича Попова, Мария, «незаконно» родившая 27 сентября 1853 года дочь Веру.

В 1855 году в госпитальной церкви зарегистрирован один-единственный брак без указания конкретной даты: Дарья Лаврентьевна Михайлова, знакомая нам как Даша Севастопольская, которая была, как указано в книге, дочерью умершего рядового 10-го ластового экипажа Лаврентия Михайловича Михайлова в возрасте 24 лет венчалась с рядовым старшего оклада 4-го ластового экипажа Василием Михайловичем Горостовым (правильно — Хворостовым) 28 лет первым браком.

В Петропавловской церкви (на городском холме) в 1855 году не было зарегистрировано ни одного брака. Это было связано с тем, что церковь постоянно обстреливалась и была сильно разрушена. Статистика по этой церкви в 1855 году такая: 21 крещение и 24 отпевания. Последнее крещение зафиксировано в метрической книге 24 августа, а отпевание 23 августа. То есть записи сделаны за несколько дней до оставления Севастополя, и, как нам уже известно, в этот период многие документы были эвакуированы из Севастополя.

Зачастую севастопольские (и особенно балаклавские) жители обращались в Бахчисарайскую Николаевскую церковь. Возможно, это было связано с тем, что там не было боевых действий. В 1855 году в ней было зарегистрировано 98 крещений, 22 брака и 232 отпевания. Если посмотреть записи о смерти, то становится очевидно, что большая часть людей умерла от холеры, в том числе 6 греков, что составило 6% от общего количества смертей. И только одна метрическая запись свидетельствует о том, что 19 июня 1855 года «от раны в сражении» умер поручик Полтавского полка Георгий Антонович Пасхали в возрасте 27 лет. Кстати, от холеры, свирепствовавшей в 1855 году даже в Лаках, умерло 2 грека.

В записях метрических книг можно встретить имена адмиралов П.С. Нахимова и В.А. Корнилова, князя В.И. Барятинского, семьи Станюковичей, отца будущего командующего Черноморским флотом Г.П. Чухнина — майора Павла Чухнина, капитан-лейтенанта Л.А. Бертье-Делагарда. В Петропавловской морской госпитальной церкви 17 февраля 1854 года была крещена дочь Анна (тетя Анны Ахматовой), родившаяся 6 февраля у подпоручика 4-го ластового экипажа Антона Андреевича Горенко и его жены Ирины Ивановны. Накануне Крымской войны, а именно 12 июня 1853 года, у севастопольского купца Авраама Дмитриевича Теллалова родился сын Петр, будущий народоволец, впоследствии возглавивший московскую рабочую группу «Народной воли». Его отец был ратманом Севастопольского городового магистрата и умер в декабре 1854 года.

В заключение хочется подчеркнуть, что метрические книги являются уникальным документальным источником, имеющим гражданско-правовое значение, а также первоисточником по генеалогии, статистике, демографии, конфессиональной принадлежности, гражданству и прочим вопросам.

Н. ТЕРЕЩУК, заведующая архивом заксобрания Севастополя.

Другие статьи этого номера