Особая миссия «детей войны», или Кто придет на смену ветеранам?

При общинном строе не было школ, и образование подрастающего поколения, особенно философски жизненное, возлагалось на уважаемых, наимудрейших старцев, так называемых ведунов. Причем они не формулировали законы жизни, а показывали их на примерах. Я жил при таком строе…Образование, по образу и подобию наставника, не делилось на обучение и воспитание. Дети обучались и воспитывались, трудясь вместе со взрослыми, выбирая работу по своим возможностям. Нельзя воспитать словами. Только пример и личное участие в посильном труде дают эффективный результат. Это подтверждают и ученые. На слух усваивается лишь 10% информации, на глаз — 50%, а применение ее в жизни — 90%.

Скажем, закон причинно-следственных связей («кармы») трактовался следующим образом: «Ударь кулаком в стенку. Больно? Кто тебя ударил, стенка? Это ты сам себя ударил! Это тоже ты являешься причиной. Даже если подумаешь плохо о другом, энергия мысли вернется к тебе в виде болезней или других проблем. Стало быть, во всех проблемах не ищи виноватых вовне. Вот почему важно поступать с другими так, как ты хотел бы, чтобы поступали с тобой. Другими словами, если хочешь, чтобы тебя любили, ты должен любить других». Если кто-то скажет: «Откуда ты это взял? Ты что, жил при общинном строе?» Да, жил. И, что еще более невероятно, это было самое счастливое время, несмотря на военное лихолетье.

ПРЕДВОЕННАЯ ЖИЗНЬ

Родился я в 1936 году в деревне Горбышево Кировской области и отношусь к так называемым «детям войны», но первые пять лет прожил в военном городке под Архангельском, которые помню смутно. Накануне войны всех гражданских эвакуировали в тыл, хотя Архангельск и не являлся пограничным городом. Мы с матерью вернулись на родину, где она, как единственный грамотный человек, пять лет проработала счетоводом, за что получила медаль «За доблестный труд».

Те, кто действительно доблестно трудился от зари до зари в поле, да еще по ночам как-то ухитрялся работать на приусадебном участке и ухаживать за скотиной, не получили ничего. На трудодень давали полкило пшеницы. Полевая страда занимала около четырех месяцев, и если в семье была одна кормилица да много детей, такая плата за труд грозила голодной смертью. Выручали помощь соседей и сбор урожая на собственном участке, половина которого была засеяна то рожью, то ячменем, то овсом, а другая половина — картошкой.

Мы сильно не голодали, потому что работников у нас было четверо (бабушка и три ее взрослые дочери), а детей только двое. Картошка спасала и потом, в городе, ибо там хлеба на детей давали 300 граммов, за которым еще нужно было всю ночь стоять в очереди, которую мы делили с бабушкой на двоих.

Если я заведу речь о быте, то такое сейчас даже вообразить невозможно. «Лампочка Ильича» до нас дошла лишь через несколько лет после войны. Не было ни керосина, ни свечей. Так что «сказки при лучине» — это не совсем дореволюционная пора. Стирали со щелоком, отваром из золы, на специальной доске, а потом на речке били белье вальками и полоскали в ледяной воде. Белье в основном было льняным домотканым. В школу ходил за пять километров, поэтому в осеннюю и весеннюю распутицы пять уроков приходилось сидеть с мокрыми ногами.

Многие домашние дела легли на мои 5-летние плечи. Например, ежедневный полив огурцов и помидоров, но меня больше тянуло к работе на лошадях. Людей не хватало, и мальчишку никто не прогонял из конюшни. Я помогал сначала кормить, а затем и возить навоз для удобрения полей. Потом мне доверили купать коней и пасти по ночам. Романтика ночного врезалась мне в память особенно сильно, а в 8 лет я уже набрался силы, чтобы самостоятельно запрягать лошадей. Это, кстати, не такое простое дело: надеть и затянуть хомут, чересседельник, поставить дугу и привязать ее к оглоблям — с этим не каждый взрослый справится. В 9 лет я уже косил наравне со взрослыми.

«НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА»

Через семь дней после начала войны родился мой брат. Никаких послеродовых трех месяцев, не говоря уже о трех годах, тогда не давали. На четвертый день мама вышла на работу. И на кого, вы думаете, свалилась вся тяжесть ухода за младенцем? Это оказалось посложнее, чем работа в поле, и в то же время забота о младших дает такую жизненную школу, которую не сравнить ни с каким образовательным учреждением. Человек, который умеет заботиться о других, и человек, который привык, что все заботятся о нем, — это совершенно разные люди. Первый — созидатель, а второй — потребитель. И эта проблема сейчас касается не только отдельных личностей, а всего человечества.

Нарушение закона равновесия: превышение количества потребителей над созидателями постепенно приведет к коллапсу. Потребительское общество нежизнеспособно и идет к вырождению. Этому в еще большей степени способствует стремление к комфорту и стабильности, что является нарушением основного закона жизни: эволюции сознания. Если нет совершенствования (усиления) сознания, то наступает инволюция, то есть деградация (ослабление), приводящая к вымиранию.

Так что права китайская пословица: «Чем хуже, тем лучше». Другими словами: «Чем тяжелее жизнь, тем крепче дух». Только в преодолении трудностей растет сила воли. И тогда понятными становятся слова Иисуса: «Божье Царство берется силой (усилием) и Божье Царство внутри нас». Я думаю, что под Божьим Царством Он имел в виду счастье как внутренний психологический комфорт, а не рай на небе. А надо бы, чтобы они учили стремиться иметь счастье еще при жизни на Земле. Хотя бы для начала призывом умерять свои желания и благодарением за то, что имеешь.

Именно постоянное недовольство жизнью и приводит к несчастью! То, что в церкви учат терпению, это хорошо. Но к этому желательно добавить еще и преодоление, для того чтобы вырабатывались уверенность в себе и чувство победителя. Именно оно дает ощущение счастья. Вот об этом я и продолжу рассказ о детстве, подтверждающий тот парадокс, который современные молодые люди не могут понять: истинное счастье познается в общественно полезном, я бы даже добавил: в бесплатном труде. И люди тогда были не только счастливы, но и здоровы, хотя даже зимой ходили в лаптях, которые все сами умели плести. И не болели. На всю округу был только фельдшер.

НРАВСТВЕННОСТЬ

И еще об одном очень важном факте хочется сказать — о высокой нравственности. Двери не закрывались — люди полностью доверяли друг другу. Доверительными были и взаимоотношения между молодыми людьми. То, что девушка должна сохранять невинность до замужества, было неписаным законом. Нарушение его каралось позором, что было страшнее любых других наказаний. Может, поэтому и разводов почти не было. В немецких архивах сохранилось письмо Гитлеру от врача, обследовавшего угнанных из СССР девушек в возрасте 18-20 лет. Его так поразило, что почти все они были девственницами, что он призвал Гитлера немедленно начать мирные переговоры: «Невозможно победить народ с такой высокой нравственностью».

Каждая деревня была одной семьей. Об этом говорили одинаковые фамилии, а некоторые деревни так и назывались по фамилии: Желтышево, Иваново, Федоровка… Почему еще девушка, не сохранившая свою невинность до брака, считалась нечестной и даже испорченной? Да потому, что люди еще до открытия учеными телегонии в животном мире (наследования качеств первого самца) знали, что и у людей дети, рождающиеся после брака, являются слепком первого полового партнера. Не совсем правильным является выражение «женщина родит ребенка». Точнее будет «вынашивает мужское семя». И кто из него вырастет, зависит не только от соблюдения матерью хороших для этого условий, а в первую очередь — от носителя здорового генотипа. Не только отца, но и первого мужчины. Вот об этом надо сейчас говорить на телевидении, а не о контрацептивах.

ФОРМУЛА СЧАСТЬЯ

И воспринимались все проблемы иначе. Несмотря на физические и психические трудности (похоронки и тяжелые известия с фронта в начале войны), женщины не только на работу, но, что самое удивительное, и с работы шли с песней. Мы были счастливы какой-то мышечной радостью, которой нас природа награждает за труд. Я это осознал, когда позже занимался большим спортом, чувствуя, как после тренировки тело звенело, словно натянутая струна. И не успехи на соревнованиях, а соревнование с самим собой, так называемые личные рекорды приносили наибольшую радость. Так что не удивляйтесь тем редким старикам вроде меня, бегающим и плавающим в море, а присоединяйтесь к нам, показывая хороший пример молодежи. И еще раз напомню: не нотации, а личный пример имеет воспитательный эффект!

Но не менее, а, пожалуй, даже более важна не физиология счастья, а его психология. Вот из всех определений коммунизма мне более всего приемлем следующий: «Коммунизм — это свободный труд свободно собравшихся людей». Молодежи уже успели вбить в голову, что коммунизм — синоним фашизма. Если судить об идее по тем средствам, которыми его пытались построить, он действительно немного отличается от фашизма, но сама идея благородна. Надо только сместить акцент с материального на духовное, на совершенствование сознания. На последнем съезде партии М. Горбачев в своем докладе посвятил духовности целую главу. Но «поезд уже ушел». Через границы, которые он открыл, хлынула потоком информационная грязь.

ОСОБАЯ МИССИЯ «ДЕТЕЙ ВОЙНЫ»

Долгое время желанными гостями в школах были ветераны войны. Блестящие награды и погоны привлекали детей. И хотя не все они были хорошими ораторами, а некоторые по старости и невнятно шепелявили, их слушали. Но время неумолимо выкашивает их ряды. И кто их сейчас заменяет? Ветераны труда? Не угадали. На их место приходят спонсоры. Чему они могут научить детей? Даже учителя все больше превращаются в чиновников от образования, забывая главное: школы построены для детей, а не для зарабатывания денег.

Жизнь делится на три этапа: потребление, накопление и отдача. И несоблюдение этого закона наказывается усталостью и нежеланием жить. На Востоке уверены, что живет долго тот, кто хочет жить и у кого достаточно жизненной энергии. А черпать ее можно лишь в физических нагрузках и психической работе, например, общаясь с детьми. Вместо того, чтобы терять ее в пустопорожних разговорах с соседями, сидя возле подъездов, давайте лучше займем соседских детей, которые не ходят в садик, а в воскресные дни — и всех остальных. И не только сказками и играми, но и общественно полезным трудом. Не поддайтесь искушению зарабатывать на этом, даже если вам будут предлагать. Наоборот, сами награждайте, хоть конфеткой, наиболее усердных не по результату, а именно по прилежанию.

ЭПИЛОГ

Подводя итоги, хочу сказать, что общинный строй не вернуть, но посильный труд в том возрасте, когда дети еще хотят работать, можно организовать. Вместо слова «воспитание» желательно ввести понимание «сотрудничества». Совместный труд — не заставляя, а показывая своим примером. Выбросить из употребления нравоучения типа: «Вот я в твоем возрасте…» И особенно оскорбительное: «Да, молодежь нынче не та». Она всегда была «не та» — таков жизненный закон отрицания. Новое всегда отрицает старое, даже если оно хуже уходящего. Наша задача — не обижаться на неблагодарные реплики типа «Не учи меня жить, лучше помоги материально», а посильно помогать, не столько деньгами, сколько воспитанием новых поколений. Наша возможная востребованность и есть награда, она — залог долголетия. Наша особая миссия — достойно заменить уходящих ветеранов войны. Счастья, здоровья и успехов вам!

Другие статьи этого номера