Мегера

Наверняка каждый из взрослой половины человечества, преимущественно — мужской, хоть раз в жизни да одарил этим нелицеприятным эпитетом знакомую или незнакомую женщину. Синонимы слова «мегера» — сварливость, нетерпимость, скандальность. Любопытно, что именно этим словом, но беззлобно, называют своих женушек опытные семейные мужи. Но отчего-то чаще всего этот эпитет применяют к тещам. Вот мне и показалось небезынтересным исследовать любопытный феномен превращения прекрасной принцессы в самую что ни на есть мегеру (существует еще множество определений). Разумеется, в традиционно антистервозной рубрике «Профили».Понимаю, чем рискую: навлечь на себя гнев многочисленных разъяренных женщин, которые могут подпасть под вышеупомянутую категорию после прочтения материала. А ведь на самом деле у этого явления есть замечательные следствия и стороны, и вполне возможно, что эта статья станет настоящим гимном женщинам-«мегерам», а само понятие приобретет неожиданную позитивную окраску. Пробуем?..

Все началось с того, что я встретил своего друга спустя год после его шумной радостной свадьбы с ангелоподобной синеглазой белокурой девушкой… На мой осторожный вопрос «Ну и… как?» он грустно ответил: «Понимаешь, беда в том, что женишься на одной, а живешь совсем с другой женщиной». Исчерпывающий ответ, претендующий на афоризм. Прошло еще два года… При встрече я уже боялся повторить вопрос, друг меня опередил, обреченно выдохнув: «Какая же она… мегера! Вся в мамочку».

Я не стал детально опрашивать и задавать стандартные вопросы: «Почему? Как так? А ты?.. А она?..» Ответы в таких случаях настолько стандартные и хорошо известны каждому, кто прожил в браке хотя бы четыре-пять лет. Цитировать своего друга и сотни философов всех времен и народов не буду, дабы не быть обвиненным в разнузданном женоненавистничестве. Можно поступить чисто по-мужски: признать аксиомой утверждение: девушка — невеста — жена — мегера — стерва! На этом исчерпывающем заявлении можно было бы и закончить, если бы не одно «но»…

Как только в мужских компаниях заходит разговор о «второй половине», он становится похожим на выступления свидетелей, пострадавших и обвинителя на Нюрнбергском процессе. Во всех бедах мужчин виноваты… женщины! (Странно, но все то же самое, но ровно наоборот, я неоднократно выслушивал, находясь и в женском обществе). Хоть в этом мы схожи. Смысл один: во всех мыслимых и немыслимых грехах и бедах виновата «вторая половина»! Старо, как «загадка Сфинкса» или текст скрижалей. То есть проблема назрела не вчера и даже не в прошлом веке.

Похоже, она возникла в тот момент, когда люди решили жить попарно и раздельно. Когда на смену первобытному промискуитету пришел институт семьи и брака, узаконивший моногамию. Оно и понятно: в первом случае трудно обвинять во всех тяжких многочисленных однодневных «жен» и «мужей», а во втором — накопленный от неурядиц негатив фокусируется всего лишь на одном индивиде. Далее срабатывает механизм «презумпции невиновности»: все плохое в нашей совместной жизни не от меня. Тогда от кого? От него (нее), разумеется. Потому совсем скоро после бракосочетания все мужчины поголовно превращаются в «козлов», ну а все женщины, соответственно, — в «мегер». С этим разобрались. Но остается всего один, но весьма сложный вопрос: «Тогда какой смысл продолжать эту невыносимую семейную жизнь»? И, как выясняется, ответить на него архисложно. Но мы-то, пытливые и любознательные, хотя бы попробуем…

Начнем из «прекрасного далека». Ксантиппа… Жена величайшего философа античности Сократа. Ее имя стало нарицательным, и, по словам современников, она была «самая несносная из женщин не только в настоящее время, но и в прошедшем и в будущем». С одной стороны, жаль старика Сократа, но позвольте, что его удерживало всю жизнь под одной крышей со «злобной мегерой»?! Кто мешал ему бросить постылую Ксантиппу и построить «светлое будущее» с молодой женой, благо его харизматичность не знала границ?

Ответ, записанный Ксенофонтом, выглядит, на первый взгляд, парадоксально: «Я наблюдаю, что лица, желающие стать опытными наездниками, выбирают себе не послушных, а горячих лошадей. Они руководствуются при этом таким расчетом: если они смогут обуздать горячую лошадь, то с другими им нетрудно будет управиться. Так точно поступил и я: желая уметь обходиться с людьми, я женился на Ксантиппе, будучи уверен, что если я управлюсь с нею, мне легко будет общаться со всеми остальными людьми».

Ну, что ж, вполне в духе великого основателя Школы киников (или циников!). Впрочем, есть и еще один вариант его ответа, апокрифичный: «Вот вы боитесь своей посмертной участи, а я ничего не боюсь. Великие боги дали мне такую жену, чтобы, живя на Земле, я уже испытал все муки ада. Мне теперь не страшна смерть».

Вот тут стоит задуматься, ведь мнение такого авторитетного мыслителя дорогого стоит. Итак, жена — форменная мегера, стерва, лярва, но мы от нее не уходим… Парадокс?! Либо все мужчины — законченные мазохисты, либо… А вот теперь самое любопытное! Что делают врачи, когда в их присутствии кто-то теряет сознание или даже умирает на руках?.. Правильно: изо всех сил тормошат больного, бьют по щекам (хорошо так бьют!), громко кричат, чтобы не закрывал глаза, дают нюхать всякую гадость наподобие нашатырного спирта. И, о чудо, часто эти варварские методы помогают дождаться приезда «скорой помощи»!

Ничего не напоминает? А вдруг сварливая жена сродни врачевателю, продлевает своему супругу дни и годы жизни на этой планете?! Не секрет, что почти все мужчины после тридцати пяти начинают стремительно угасать — читаем физиологию, смотрим статистику. Природа борется с самцами, исполнившими свою миссию продолжения рода и теперь путающимися под ногами. Наглядная модель — мир животных, от пауков до хищников и приматов. А в цивилизованном сообществе мужчин стараются сберечь до последнего. Пусть и не для дальнейшего воспроизводства, а, скажем, для научного прогресса, как рабочую силу, из соображений гуманизма, да и для экзотики — пусть будет! И если смотреть на миссию женщин под этим углом, то и получается, что т.н. «сволочные» женщины помогают нам, мужчинам, держаться на плаву, не деградировать, не убивать себя губительными привычками и увлечениями.

Пусть каждый трезво, без накопившихся обид посмотрит на свою женщину через призму этой спонтанно родившейся теории. А, как известно, любая теория подтверждается практикой, то есть экспериментом. Хотите, могу предложить парочку небезопасных (для вас, разумеется) экспериментов?.. Хорошо. Итак, аксиома: ваша жена — форменная мегера, стерва, лярва (список эпитетов в лексиконе обиженного мужчины бесконечен). В лаборатории по имени Жизнь одновременно находится бесконечное множество прелестных молоденьких «ингредиентов». Меняем «лярву» на «душечку», благо это сделать легко: два-три надуманных скандала на кухне — и ваш холостяцкий «дембельский» чемодан, с которым вы отправитесь в «светлое будущее», ожидает вас у запертых (с той стороны) дверей дома. В недавнем прошлом — вашего дома. Ну а дальше — по накатанной поколениями «романтической» схеме: часто меняющиеся съемные квартиры, ключи от загородной дачи друзей, бессонные ночи в машине… Прямо, как в бурной молодости. Интересно, лично вас на сколько хватит? На неделю? Месяц? Год? Не суть, ведь однажды утром вы с ужасом непременно обнаружите первые симптомы «остервенения» вашей, еще вчера такой прелестной «душки».

Следующий этап — она станет напоминать вам вашу опостылевшую супругу, а в завершение «четырнадцатого акта Марлезонского балета» вы вынуждены будете констатировать, что «раньше было лучше, раньше было веселей». Если повезет (на это лучше не надеяться), то вас примут обратно вместе с тем же «приданым», но имейте в виду, что «колония общего режима» за время вашего отсутствия переоборудована в «карцер», и с этим придется мириться до конца своих дней, иначе — снова чемодан. К тому же с момента возвращения вас на законных основаниях начнут так «тормошить», «бить по щекам» (не только в кавычках), «кричать» в самое ухо и заставлять «нюхать нашатырь», что вышеописанного приезда «скорой» вы можете и не дождаться. Все еще хотите проэкспериментировать и подтвердить аксиому?.. Ну-ну. О последствиях я предупредил. Совесть чиста.

Так что давайте понемногу ломать стереотип стервенеющей с годами женщины и учиться смотреть на процессы «тормошения» как на оказание не-

отложной медицинской помощи в полевых условиях. А любого врачевателя во все времена принято было уважать, почитать, благодарить и любить, не так ли? Только сейчас поймал себя на мысли, что сегодня — 10 декабря, а не 8 марта. Впрочем, своего врача можно поздравлять каждый день, а не только в День медика. А еще вспомнилась реплика, произнесенная Андреем Мягковым в рязановском фильме «Ирония судьбы»: «Я — хирург, и мне приходится делать человеку больно, чтобы потом ему стало хорошо»! Вот и смиритесь с мыслью, что ваш врачеватель живет с вами под одной крышей долгие годы. И именно благодаря этому факту большинство из нас еще вкушает прелести земной жизни, да еще и в Севастополе!

К сему Андрей МАСЛОВ.

_____________________________

Мегера (дословно — «завистливая») — в древнегреческой мифологии самая страшная из трех эриний, богинь мщения. Олицетворение зависти и гнева. В переносном значении — злая и сварливая женщина. Изображали её в виде ужасной женщины со змеями вместо волос, с оскаленными зубами и бичом в руках.

Другие статьи этого номера