Последняя воля командира «Хиросимы»

Последняя воля командира "Хиросимы"

ПАМЯТИ КОМАНДИРА БЧ-5 АПЛ «К-19» В.С. РАЗУВАЕВА ПОСВЯЩАЕТСЯ.
В июльские дни 1952 года двести пятьдесят парней стали курсантами первого набора в в/ч 13104, которая в 1953 году решением Верховного Совета СССР стала называться Высшим военно-морским инженерным училищем в Севастополе в бухте Голландия. Нас разделили на две стрелковые роты морской пехоты и на два факультета: паросиловой и дизельный. Но на флот мы, паросиловики, выпускались уже из стен ВВМИОЛУ им. Дзержинского в г. Ленинграде. Мы выслужили полный набор лет на трех флотах и во флотских учреждениях. После увольнения в запас в Севастополе осели 28 человек, из которых в настоящее время в живых осталось только четверо. Поэтому мы стараемся передать память о нашей службе в напряженные годы «холодной войны», особенно с учетом сегодняшних непростых международных событий.
Мой товарищ, капитан 2 ранга Владимир Семенович Разуваев, после двух лет службы на эсминце проекта 30-бис Черноморского флота был направлен на переподготовку в г. Обнинск, и затем служил в БЧ-5 на подводных лодках с атомными энергетическими установками. Последнее место службы у Владимира Разуваева было на АПЛ «К-19». В конце октября сего года Владимир Семенович начал писать статью в газету, но не успел закончить — 19 ноября мы его похоронили. Вдова поручила мне довести его статью до редакции газеты «Слава Севастополя». Я дал слово выполнить волю своего товарища. Что и делаю сегодня.РАКЕТНО-ЯДЕРНЫЙ «ЩИТ» СОВЕТСКОГО СОЮЗА

«Мне пришлось служить на печально знаменитой своими авариями атомной подводной лодке «К-19» по прозвищу «Хиросима»: с 1964-го по 1968 год был командиром дивизиона живучести, а с 1968-го по 1978 г. — командиром БЧ-5. О причинах аварий много уже сказано в различных СМИ. Эти причины имели как объективный характер, так и субъективный, который называли «человеческим фактором».

Героическая и жертвенная история АПЛ «К-19» была характерна для пионеров-первопроходцев, прокладывающих пути в новое и неизвестное. Это время приходится на конец 50-х и на 60-е годы прошлого века в невиданный накал «холодной войны», когда в Советском Союзе создавался ракетно-ядерный щит.

Ввод в боевое ядро первой головной АПЛ «К-19» с баллистическими ракетами на борту был значительным вкладом в укрепление оборонной мощи страны. В процессе строительства АПЛ создавались и испытывались совершенно новые энергетические, ракетные и навигационные комплексы, которые являлись прообразом создания современного ядерного флота. И, конечно, в процессе этого созидания, как и всегда в новом, происходили сбои, поломки и аварии, приводящие к человеческим жертвам. До сих пор находятся недобросовестные критики, обвиняющие в этих авариях промышленность, личный состав, руководство ВМФ и государства, — якобы все поторопились, сокращая сроки строительства и подготовки личного состава. Но в той обстановке, когда надо было создавать паритет сил с агрессивными блоками НАТО, СЕАТО, медлить было нельзя. Вся история боевого пути АПЛ «К-19» — яркий и красноречивый пример вышесказанного.

СУРОВЫЕ УРОКИ

Однажды во время очередной проверки системы управления и защиты (СУЗ) реактора была разрушена активная зона реактора, что потребовало проведения дополнительных работ. Произошло это из-за отсутствия в конструкции реактора концевых выключателей компенсирующей решетки.

В известной аварии в 1961 году при разгерметизации системы первого контура пришлось монтировать систему аварийной промывки реактора, что не было предусмотрено в конструкции. После этой аварии на всех реакторах последующих АПЛ, в том числе и на атомных наземных станциях, такая система была установлена. Цена этого тяжелейшего происшествия — восемь смертей сразу, переоблучение всего экипажа и вывод АПЛ из боевого состава на два года.

После ремонта и модернизации комплекса подводного старта ракет «К-19» стала лучшей по боевым показателям во всем ВМФ, призером Главкома ВМФ и министра обороны СССР. Эти успехи достигались ратным трудом в глубинах Мирового океана всего личного состава основного экипажа. Все служили исправно. В памяти сохранились имена таких офицеров, мичманов, старшин и матросов: контр-адмиралов Бекетова, Логинова, Поливанова, Пивнева; капитанов 1 ранга Ковалева, Архипова, Маркитанова; капитанов 2 ранга Рассыльнова, Паненко; капитанов 3 ранга Михайлова, Сизова, Дорогожинского; мичманов Бойко, Наумова, Кравченко, Хуторова; старшин и матросов Бугай, Антонова, Крята, Булгакова.

За время моей службы в составе основного экипажа К-19 существенных аварий и гибели людей не было, хотя случаев возникновения пожаров и поступления воды в отсеки было предостаточно. Но благодаря хорошему знанию материальной части и качественной выучке личного состава с ними успешно справлялись.

Я знаю и о безаварийной эксплуатации атомоходов, на которых служили командирами БЧ-5 мои однокашники по Голландии: Юра Окунь, Володя Семенов, Витя Савин, Юра Ерастов, Гена Зайцев, Володя Бондаренко.

«ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР»

Теперь немного о «человеческом факторе». В 1968 году из-за слабого контроля деятельности рабочих судоремонтного предприятия произошел занос шихты теплообменного фильтра во второй контур главной энергетической установки, это было устранено дополнительными работами. В 1969 году у нас произошло навигационное происшествие с подводным объектом, предположительно с американской лодкой, по причине неудовлетворительной вахтенной службы. И в трагедии 1972 года, возможно, было бы меньше жертв, если бы не было нарушено правило закрытия верхнего рубочного люка при погружении лодки.

Во время дальних походов и боевых служб у нас на лодке отрабатывались различные режимы работы атомной энергетической установки, вопросы взаимозаменяемости людей и механизмов, проводилась большая рационализаторская работа. Разрабатывались дополнительные руководящие документы по организации управления скоростями лодки при маневрировании как в подводном, так и в надводном положении…

На этом статья моего однокашника заканчивается. На похороны Володи Разуваева приехали родственники из Киева и Днепропетровска. Они рассказали, как украинские идеологи распространяют клевету о нашей якобы голодной жизни, о «массовых убийствах» в Крыму, о президенте Путине — «захватчике дополнительных территорий» для огромной России. Вдова с трудом переубеждала родственников «раскрыть глаза» и увидеть, наконец, нашу севастопольскую жизнь. Вот уж действительно, у кого нет прошлого, не будет и будущего…

А. МУЛЕНКО, капитан 2 ранга. В. РАЗУВАЕВ, капитан 2 ранга.

* * *

КРАТКАЯ СПРАВКА:

«К-19» — атомная подводная лодка проекта 658 с баллистическими ядерными ракетами, первый советский атомный ракетоносец. За многочисленные аварии лодка имела на флоте прозвище «Хиросима».

Ее закладка состоялась 17 октября 1958 года. Спуск на воду — 11 октября 1959 года. 12 июля 1960 года поднят Военно-морской флаг, на следующий день начаты ходовые испытания. 12 ноября 1960 года Государственной комиссией подписан приемный акт о завершении государственных испытаний, и АПЛ вступила в строй.

Первый боевой поход — и авария кормового реактора: 4 июля 1961 года. Устранение этой аварии стоило жизни восьми членам экипажа, а все остальные получили высокие дозы облучения, во много раз превышающие допустимые. Моряки проходили лечение от лучевой болезни в течение последующего года. В целях секретности официальный диагноз был не «лучевая болезнь», а «астено-вегетативный синдром», в связи с чем подводники впоследствии имели сложности при приёме на работу.

После этого было мнение в руководстве ВМФ лодку не ремонтировать, но члены экипажа по собственной инициативе тщательно ее дезактивировали, отмывая каждый квадратный сантиметр вручную в течение полугода, после чего ПЛ в середине декабря отбуксировали в Северодвинск. А далее, по решению Совета Министров от 30.01.1962 года, она была принята на «Севмашпредприятие» на восстановительный ремонт с заменой реакторного отсека. В ходе ремонта «К-19» также модернизировали по проекту 658М, сменив комплекс Д-2 на Д-4 с ракетами подводного старта Р-21. 15 октября 1963 года АПЛ спущена на воду после ремонта и модернизации, 14 декабря вышла на государственные испытания и осуществила подводный пуск ракеты Р-21. В последующие годы «К-19» совершила ряд боевых дежурств с выполнением ракетных торпедных стрельб, неоднократно с оценкой «отлично».

Навигационный навал (столкновение) с американской подлодкой USS Gato произошел 15 ноября 1969 года в результате маневра «К-19», которая увеличивала глубину с 60 до 90 метров. Получив значительные повреждения носовой части, лодка всё же смогла самостоятельно вернуться на базу в надводном положении. Пострадавших на борту не было.

24 февраля 1972 года произошел пожар в 8-м и 9-м отсеках — АПЛ отбуксирована на базу. Погибли 28 человек на лодке и 2 спасателя. 12 матросов пробыли в заточении в 10-м кормовом отсеке 23 дня без света, пищи и со скудными запасами воды, получая из центрального поста только воздух.

В 1979 году «К-19» была признана утратившей значение как крейсер-ракетоносец и переоборудована в лодку связи по проекту 658С. Названа «КС-19». В 1990 году выведена из боевого состава в резерв, уже после этого переименована в «БС-19» (1992). Несмотря на все старания ветеранов-подводников, пытавшихся сохранить первый атомный подводный ракетный крейсер, она была утилизирована в 2003 году. Сохранилась лишь ходовая рубка. Планировался перевоз её в Москву, но в результате рубка так и осталась в Снежногорске (Мурманская область) перед судоремонтным заводом «Нерпа».

На снимке: Заместитель командира по политчасти и командир БЧ-5 АПЛ «К-19» В.С. Разуваев (справа).

Фото А. Муленко.

Другие статьи этого номера