Еще один год

Казалось бы, ничего необычного — обыкновенное девятнадцатое декабря необыкновенного две тысячи четырнадцатого года… Если бы не одно «но» — именно сегодня исполняется ровно девяносто семь (97!) лет любимой газете. Много это или мало? Для человека — пожалуй, неплохо, для главной ежедневной городской газеты — хорошо. Назовите мне еще одно печатное издание на полуострове (или уже на острове?) с такой же историей, традициями и верными подписчиками!По сути, история «Славы Севастополя» — это непростая и противоречивая новейшая история нашей страны: сначала — одной, затем — иной, теперь — России. А газета — лишь зеркало, в котором отражаются наша жизнь и, соответственно, мы с вами. И ведь, согласитесь, часто бывает, когда нам не нравится собственное отражение. Тогда мы начинаем злиться — нет, не на себя! — на зеркало. Но в чем оно виновато? В том, что показывает лишь то, что видит?! Ведь в нашей истории столько всего, чего видеть вовсе не хочется и о чем хотелось бы поскорее забыть, как о ночном кошмаре. Однако именно по сохранившимся пожелтевшим газетным страницам прошлых лет и прошлого века мы достоверно узнаем, как жили наши дедушки и бабушки, что их разочаровывало и радовало. Так, может, стоит посмотреть на ежедневную газету как на беспристрастную «летопись века», постоянный мониторинг всего происходящего, бумажные «фрески» или «наскальные рисунки»?.. Законсервированное время. Музей восковых фигур. Паноптикум общества в разные периоды вековой эволюции. А выпущенный в тираж номер газеты переделать или исправить, увы (или, к счастью), нельзя! «Слово — не воробей»! А написанное, напечатанное и растиражированное слово непременно попадает в Вечность.

Вот почему во все времена правители испытывали противоречивые чувства к летописцам: с одной стороны, их привечали и задаривали, с другой — пытались изничтожить, оболгать, растоптать. И что бы мы знали о временах и нравах Римской империи, если бы ее максимально достоверно не записал и не увековечил опальный Гай Светоний Транквилл?! Кстати, тоже оболганный и впавший в немилость к императору Адриану. И не станет ли со временем чудом сохранившаяся подписка «Славы Севастополя» своего рода апологией «Жизни двенадцати цезарей»? Может, я и преувеличиваю, но ведь в день рождения можно.

Хотя, какое преувеличение?! Ведь о фактах жизни (не всегда благовидных, кстати) наших «цезарей» в эпоху, когда не было «вечных» носителей информации в виде видеопленки и базы данных в Интернете, только ветхие газетные страницы смогут в деталях рассказать нашим внукам о нуждах, чаяниях, радостях и разочарованиях своих предков. То есть нас с вами. Будущее создается каждый день и описывается ежедневной газетой. Жаль, что в привычном виде регулярная газета (La Gazette) начала издаваться лишь в середине XVII века во Франции, иначе историю древнего мира мы бы проходили не по учебникам, а по материалам «собкоров» времен Нерона и Сенеки.

Историю можно переписать, можно подменить учебники и методические пособия, можно изъять из архивов любого телеканала неугодные дню сегодняшнему видеоинтервью отдельно взятого «цезаря», но газету переписать не-воз-мож-но! И в этом ее исключительность. На днях я нашел на свалке покрытый плесенью номер «Правды», целиком посвященный Конституции СССР, — словно окунулся в неведомое прошлое. Когда-нибудь (я надеюсь!), спустя лет дцать, пока еще неродившийся случайный прохожий обратит внимание на лежащую посреди дороги старую газету… А вдруг он остановится, поднимет ее и прочитает: «Слава Севастополя», 19 декабря, 2014 год». Хотелось бы, чтобы он принес ее домой и на кухне за ужином, либо хихикая, либо удивленно морща лоб, увидел бы слепок времени, портреты прошлого, странные для его сознания лозунги и заголовки. Неугодную книгу можно изъять, запретить, сжечь, а вот вышедшую (вылетевшую и моментально разлетевшуюся) в свет газету — нет! Она вне времени, как заповеди на скрижалях, и главное в ней — объективность!

Да, объективность и беспристрастность любой газеты — ее «альфа» и «омега», хотя это и тяжело дается. Причем объективность нужна не столько сегодняшнему читателю (он научился читать даже между строк и без газеты разберется, что к чему), сколько тому… Тому, кто еще не родился, но обязательно скоро родится. Крайне сложно оставаться абсолютно объективным в ежесекундно меняющемся несовершенном мире, но делать это необходимо. А любой журналист — такой же человек из плоти и крови, из эмоций и чувств, как и все остальные, но именно он должен научиться отбрасывать в сторону эти самые эмоции и личные симпатии-антипатии, когда речь идет о материале в газету. Неважно, в какую — модную столичную или простую провинциальную (никто же не знает наперед, какая именно газета попадется на глаза нашим потомкам).

Знаете, как называлась самая первая газета в Древнем Риме, каждый «номер» которой вручную вырезался на деревянной дощечке? Acta diurna populi romani — «Ежедневные дела римского народа». И сегодня я хотел бы пожелать всем нам ежедневно делать только добрые дела, летопись которых беспристрастно будет описывать Acta diurna populi sevastopolisi… По-нашему — «Слава Севастополя». И об этом спустя много лет непременно прочитают те, кто придет после нас. Нам будет приятно, а они испытают гордость за своих дедушек и бабушек, как мы испытываем за своих, читая пожелтевшие страницы «Славы». С днем рождения, любимая газета!

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера