Севастополь в новогодние, рождественские и крещенские дни: как это было

Севастополь в новогодние, рождественские и крещенские дни: как это было

В дореволюционном Севастополе в большей степени отмечались рождественские святки, которые плавно переходили в празднование Нового года, а затем и крещенского «купального сезона». Раньше всех к этим праздникам готовились владельцы магазинов. Реклама в эти дни поражала своим обилием. Все магазины объявляли о новых поступлениях товаров и новогодних скидках. Было много рекламы в газетах и даже в стихах, например:

Ради праздника Христова

Магазин Н.К. Дьякова

Посетить не худо всем…

Развлечений хватало для различных слоев населения. В Народном театре проходили балы для простонародья, в городском собрании благотворительным обществом устраивалась для детей роскошная елка и разыгрывалась лотерея. Такая же елка красовалась в Морском собрании. Дети много танцевали и резвились, их угощали изысканными десертами и раздавали дорогие подарки.

Херсонесский монастырь к Рождеству закупал новые сапоги для братии.

Впрочем, севастопольцы встречали праздники по-разному, как писали в газете:

Богач в палате золоченой,

Бедняк в лачужке закопченной…

От личного состава Черноморского флота государю императору и великим князьям посылались праздничные телеграммы, на что те всегда отвечали не менее теплыми благодарственными поздравительными телеграммами. Главный командир Черноморского флота своим приказом выделял средства для пособий наиболее нуждающимся офицерам.

Большие праздники никогда не обходились без пожертвований. Городская управа выдавала приходским училищам деньги на устройство елок, устраивались вечера в пользу «недостаточных (т.е. бедных) студентов», концерт в городском собрании в пользу севастопольских библиотек, спектакль в пользу севастопольского общества «Ясли».

Правление Севастопольского общества попечения мальчиков-сирот через газеты обращалось к севастопольцам оказать посильную помощь обездоленным детям. И ее оказывали. Это были вещи, елочные украшения, игрушки, конфеты, печенье, вафли, пирожные, деньги. Кто-то мог пожертвовать только 10 коп., а некоторые — 10 руб. Владелец кожевенного завода Неофит, свидетельствовала пресса, передал детям колбасу, сало, а владелец фабрики, выпускавшей мыло «Кил», Харченко, — елочные украшения.

На рождественские праздники особенно приятно быть награжденным, а тем более императорскими высочествами. Государь император и государыня императрица по случаю их проезда по Курско-Харьковско-Севастопольской железной дороге в сентябре и обратно в декабре 1902 года наградили служащих этой дороги. Начальник Севастопольской станции Савицкий получил в награду перстень с камнями. Начальнику участка службы пути Катенко были вручены золотые часы с государственным гербом и золотой цепью, а начальнику Севастопольского отделения службы движения Махову вручены золотой браслет с камнями и денежная награда 200 руб. Серебряные часы и денежные награды получили многие другие служащие железной дороги.

В праздничной суете некоторые севастопольцы забывали свои вещи в трамвае. В связи с этим управление акционерного общества Севастопольского трамвая в 1905 году дало объявление, что в вагонах забыты коробка крупы, резиновый плащ и часы. Вещи были переданы в городскую управу, а владельцы могли их получить, сделав, в свою очередь, добровольные пожертвования приюту мальчиков-сирот.

Часто в январе в Севастополе гастролировал знаменитый цирк Дурова, давали представления и другие цирки. Но так уж случилось, что в предновогодние дни 1902 года владелец цирка Луи Годфруа судился со знаменитым борцом И.М. Поддубным. Л. Годфруа предъявил иск к борцу в сумме 500 руб., и дело рассматривалось в камере уездного мирового судьи Севастопольского градоначальства.

Оно состояло в том, что И.М. Поддубный заключил контракт с Л. Годфруа о том, что он будет бороться и доставит борцов в цирк в Севастополе. Но условия контракта И.М. Поддубный не выполнил и незадолго до представления перешел в цирк Злобина, чем причинил Л. Годфруа ущерб. По условиям контракта он был обязан уплатить неустойку в размере 300 руб. Иск был удовлетворен. С И.М. Поддубного взыскали 300 руб. неустойки и 15 руб. судебных издержек. Но вместе с тем обе стороны были оштрафованы за то, что заключили контракт на простой бумаге, а не на гербовой.

В предпраздничные дни не обходилось без происшествий. Например, за несколько дней до Рождества ночью из бакалейной лавки купца Т.П. Аверченко (отец писателя А.Т. Аверченко), которая находилась на базаре, путем взлома замков входной двери было украдено из конторки 20 руб.

«Изюминкой» в газете в начале ХХ века в предновогодние дни явился «Новогодний Севастопольский указатель», подготовленный корреспондентом под псевдонимом Евгений Крымский. В алфавитном порядке были опубликованы фамилии наиболее известных севастопольцев с краткими, слегка шаржированными характеристиками. Некоторые из них хочется представить читателям:

— Данилов А.Н. — агент многочисленных страховых обществ: от градобития, огня, жизни, краж, но только не от безденежья;

— Крутиков Г.П. — брандмейстер городского пожарного обоза. Несмотря на свое бесспорное искусство в тушении пожаров, не может спасти ни одного севастопольского торговца от прогара;

— Максимов А.А. — городской голова. Создает многочисленные строительные проекты, которые выполнить не трудно, если бы городская касса не трещала;

— Цветов Н.О. — бухгалтер городской управы. Искусно балансирует цифрами городских доходов и расходов и вечно причиняет бюджетной комиссии неприятности своими скорбными сообщениями о состоянии городской кассы.

Вам, кстати, это ничего не напоминает?

Вот так проходили праздничные январские дни в конце ХIХ — начале ХХ в. в нашем достославном городе. Умели наши предки, отдадим им должное, и повеселиться, и оказать помощь страждущим, и отметить лучших из лучших, чтоб знали, на кого равняться, и лихо чекалдыкнуть чарку водки на морозе после крещенского купания в Херсонесе…

Н. ТЕРЕЩУК, заведующая архивом законодательного собрания Севастополя.

Другие статьи этого номера