Je ne suis pas Charlie! («Я — не «Шарли»!)

Название парижского еженедельника Charlie Hebdo после террористической атаки на редакцию молниеносно стало нарицательным. Пожалуй, даже символом свободы слова и вероисповедания. Миллионы людей в знак солидарности и скорби по погибшим журналистам надели на себя футболки с надписью «Я — «Шарли»!» А вот я надел бы футболку, где черным (или красным!) по белому было бы выведено: «Я — не «Шарли»!» (здесь и далее автор высказывает собственное мнение. Прошу сделать на этом акцент).Сразу оговорюсь: априори, в силу первой профессии, я как бы пацифист и противник любого физического воздействия, тем паче — душегубства! Человеческая жизнь — наивысшая ценность, и мне крайне жаль, что мое мнение не разделяет почти половина населения земного шара. Каждый человек — это Вселенная, с гибелью которой весь мир становится немного осиротевшим и обедневшим. Помните цитату из Талмуда: «Тот, кто спас единственную жизнь, спас весь мир». Соответственно: тот, кто погубил единственную жизнь…

С другой стороны, существует очень циничное, но проверенное многовековой историей изречение: «Смерть одного человека — трагедия. Смерть тысяч и миллионов — статистика»! Да, двенадцать погибших в Париже — чудовищное преступление и трагедия для всего «цивилизованного» мира. Но куда отнести тысячи мирных граждан, невинно погибших в Малороссии: тоже к трагедии или, по привычке, к статистике? Миллионы сожженных в крематориях Второй мировой войны — это статистика, а убийство, скажем, Джона Кеннеди — трагедия?! Какой-то изуверский дифференцированный подход к жизни и смерти разных людей, не находите?..

Ну а теперь ближе к заголовку… Что бы сделал любой из вас (это вопрос к мужчинам), если бы лицо вашей любимой девушки некие умельцы при помощи фотошопа «пришили» к женскому обнаженному торсу, заимствованному из эротического журнала? А если туловище (и не одно) взято из порножурнала?! А если бы этот «кентавр» «украсил» город на огромных биллбордах?.. Ответ, как мне кажется, однозначный. К тому же отчасти он объясняет читателю, почему бы я не надел футболку «Я — «Шарли»!»

У каждого человека есть свой фетиш, кумир, своя вера и свой Бог, но никому не дано права решать — правильная эта вера или «неправильная». Тем более если ее публично осмеивают. Ведь каждый из нас живет на свете лишь потому, что он во что-то верит, что придает ему силы жить. Без веры во что-то или в кого-то жизнь лишается всякого смысла. Поправьте, если я ошибаюсь! Вся мировая литература, искусство, кинематограф построены именно на принципе веры. И тот, кто посмеет публично надругаться над ней, отнимает смысл жизни (то есть саму жизнь, пусть и духовную, а не физическую) у верующего, таким образом ставя себя вне всех человеческих законов.

Наверняка каждый из нас хоть раз в жизни хотел отомстить обидчику своей сестры, матери, любимой… Люто отомстить, вплоть до убийства. Вот вам, собственно, мотивы произошедшей трагедии и, на мой дилетантский взгляд, совершенно не связанные в данном случае с международным терроризмом и исламским экстремизмом. Покопавшись в тех же американских архивах периодических изданий, вы непременно наткнетесь на многочисленные репортажи о том, как чернокожий школьник расстрелял в упор из папиного карабина своих одноклассников лишь за то, что они называли его «ниггером».

Да зачем далеко ходить?! Сколько секунд без тяжелых увечий вы проживете в фан-зоне ЦСКА, если громко закричите: «Спартак — чемпион!»? Так это еще футбол, который рядом с глубокими религиозными чувствами рядом не сидел. Вспомните героя грустного философского фильма Данелии «Паспорт», когда он, входя в тюремную камеру с арабами, сдуру произнес не ту «кричалку»: «Шолом алейхем». Страшно представить того же героя, нарисовавшего ночью углем на стене в той же камере примерно такую же карикатуру, которую опубликовали в злополучной Charlie Hebdo!.. До утренней молитвы он бы точно недотянул.

Как это ни печально осознавать, но Нострадамус, похоже, был прав в своих пророчествах: будущие кровопролитные войны на Земле будут развязываться именно на межрелигиозной почве. Так зачем их искусственно подталкивать и приближать?! Зачем вообще провоцировать и подвергать сомнениям любые человеческие убеждения, которые помогают ему идентифицировать и самоутверждать себя в этом мире?

Если в крови не хватает адреналина, то ведь можно обойтись менее брутальными способами и с меньшим количеством жертв: подойдите к первому встречному спецназовцу и расскажите ему про преимущества однополой любви, например. Или скажите соседу-«качку», что рога у него не растут по причине низкого уровня кальция в организме. Если читатель — женщина и ей не хватает сильных эмоциональных переживаний, пусть попробует шепнуть вечером на ушко своему вернувшемуся из рейса мужу-дальнобойщику, что он «мужик не очень-то», знавала, мол, и «не таких».

Если верить Библии, то у всех у нас Бог один, просто после вавилонского столпотворения, когда мы заговорили на разных языках, соответственно, и Его Имя стало звучать по-разному. Вот было бы очень разумно, если бы каждый усвоил простую, на первый взгляд, истину: насмехаясь или оскорбляя «чужих» богов, мы предаем своего! А деление на «верных» и «неверных», христиан и нехристей, православных и католиков, адвентистов и баптистов, протестантов и гугенотов — не более чем «региональные диалекты» одного и того же «языка». И, как знать, может, тогда мы сможем предотвратить или, по крайней мере, значительно отдалить от себя и своих детей и внуков предсказанную всевидящим Мишелем де Нострадамом вселенскую Варфоломеевскую ночь.

Вот почему я никогда не надену футболку с надписью, ставшей брендом, «Я — «Шарли»!»

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера