«Ведь ты моряк, Мишка!..»

"Ведь ты моряк, Мишка!.."

«Ведь ты моряк, Мишка, моряк не плачет и не теряет бодрость духа никогда». Наверняка многие из вас хоть раз, но слышали эту легендарную песню времен Великой Отечественной войны в исполнении Леонида Утесова. В ней пелось о плачущем Мишке-одессите, покидающем родной город и поклявшемся вернуться, чтобы отомстить. Так и произошло: и в песне, и в жизни. А вместе с Мишкой Одессу (как и всю страну!) освобождали русские, белорусы, украинцы, казахи, армяне, узбеки и грузины. Ведь все они освобождали общую для них Родину — СССР. Ну а потом таких родин, к сожалению, стало много, и мы начали делить людей на «своих» и «чужих» по национальному признаку. Вот почему мне очень захотелось описать гордый грузинский профиль в самой интернациональной рубрике «Профили».Миша… Нет, Михаил Георгиевич Эбралидзе, отставной главный корабельный старшина, пятидесятичетырехлетний счастливый муж, отец и дедушка. После окончания знаменитой севастопольской школы мичманов и прапорщиков служил на военных кораблях КЧФ в Севастополе и Поти. Ну а потом — трагический развал СССР, когда в одночасье братские народы были разделены идеологией, границами, гражданством и паспортами.

Севастополь стал украинским, а Михаил — гражданином суверенной Грузии, о чем до сих пор свидетельствует его паспорт. Но свою жизнь без Севастополя он уже не представлял и, получив вид на жительство на Украине, Михаил вот уже пятнадцать лет безвыездно живет и работает в Балаклаве, заменившей ему родной Ланчхути. Без работы он не сидел и дня — у него слишком много специальностей, чтобы не найти занятие в морском городе. К тому же интеллигентный, безотказный, вежливый, доброжелательный… Редкий набор качеств в наше время. Но в жизни каждого из нас однажды наступают кардинальные перемены. Для одних эти перемены становятся самым радостным событием в жизни, для других — «хождением по мукам».

Никогда не забуду, как сразу после исторического референдума Михаил Эбралидзе водрузил российский триколор над крышей Балаклавского Дворца культуры. Возникло ощущение, что все в этом мире повторяется: 1945 год, Берлин, знамя Победы в руках у Мелитона Кантария и 2014 год, Балаклава, Михаил Эбралидзе с российским флагом!

— Михаил, от Ланчхути до Балаклавы путь-то неблизкий… Каким ветром тебя прибило к нашим берегам?

— После школы ребят из нашего города стали призывать в Афганистан, и совсем скоро обратно стали возвращаться «грузы 200». Только с нашей улицы их было восемнадцать! Вот мы со старшими братьями и решили попасть именно туда, чтобы отомстить за друзей. Братьев взяли, и они, отслужив положенное, вернулись домой живыми, а мой отец решил не рисковать младшим сыном и тайком сделал так, что я попал в Белоруссию.

После учебного отряда служил в охране Байконура. Очень ответственная и тяжелая была служба. Ну а после армии — Севастополь, школа мичманов. Сбылась мечта попасть на флот! Здесь же и остался служить, пока нас не перевели в Поти — не мог представить жизнь без моря. Там же, в Поти, и женился. Кстати, жена у меня — украинка из Запорожья! Ну а когда страна развалилась, нашу базу перевели в Новороссийск, а я, отслужив как положено, вышел в отставку.

— И вернулся именно в Севастополь?

— Точнее, в Балаклаву. Вот и живу здесь безвыездно пятнадцать лет. Конечно, когда-нибудь я вернусь на родину, в Грузию, но прожить свою жизнь я мечтаю именно здесь! Слишком многое связывает… Вот и младший сын учится в Севастопольском филиале МГУ на третьем курсе, так что его можно назвать севастопольским грузином.

— На твой взгляд, сильно отличается менталитет севастопольцев и грузин?

— Для меня не очень заметны различия, ведь Севастополь, Балаклава — военные города, а я большую часть жизни провел на флоте, поэтому привык к обычаям, дисциплине, исполнительности. Единственное, что порой вызывает непонимание, — равнодушие людей. Когда у нас в Ланчхути рождался ребенок или умирал человек, собиралась вся улица и решали, кто чем будет помогать. А сейчас в подъезде, где я снимаю квартиру, соседи не всегда дают деньги на похороны, мол, кто он мне такой…

— Н-да, знакомая история: «моя хата с краю». Насколько я знаю, у тебя репутация человека, который умеет все и не знает слова «нет».

— Видимо, не все умею делать, документы вот полгода не могу получить. А остальное?.. Есть такая флотская поговорка: «Не можешь — научим, не хочешь — заставим». Каждый человек может овладеть любой профессией, ремеслом. Тем более когда речь идет о благополучии его семьи. Было бы желание. Желание у меня есть, ведь на Кавказе не принято, чтобы жена работала, зарабатывать должен мужчина. Но, похоже, я скоро не смогу устроиться ни на какую работу, а она сейчас очень нужна. Любая! Мы же квартиру снимаем, сын учится…

— Давай немного отвлечемся. Я знаю, что на Кавказе есть традиция, когда отец передает сыновьям какие-то важные для жизни постулаты, заветы, принципы, нормы, заповеди… С тобой было такое?

— Таких законов не так уж и много, есть они и в других культурах. Ну, во-первых, важные решения и ответственность за всю семью всегда принимает и несет старший мужчина. И эта преемственность передается из поколения к поколению. Мама — это святое, но она также безропотно подчиняется воле отца. А еще твоя семья — это не только родственники, но и друзья! Если ты теряешь семью и друзей, ты теряешь себя. Лучше лишиться всех богатств, благ, благополучия, даже дома. Еще мужчина никогда не должен даже тень бросить на себя, свою семью, своих предков. И не позволять сделать это кому-нибудь.

— Михаил, а как грузины относятся к русским, к славянам вообще?

— Как и относились — как к братьям! Мы же столько веков бок о бок сражались с врагами, у нас общая история, общая религия. Грузия была блок-постом православного мира. Почти у каждого в роду очень много русских, а у меня на родине русский язык — второй государственный. В России же был второй светский язык — французский, и все понимали друг друга.

Правда, за годы правления Саакашвили в школах отменили изучение русского языка, да и в последнее время между государствами ухудшились отношения, так это же не между простыми людьми, а между политиками. Вот смотри, оба моих брата после выхода в отставку живут в Одессе, куда я не могу сейчас попасть, общаемся только по скайпу. Куда это годится: я — грузин, живущий в России, не могу навестить своих родных братьев, живущих на Украине?!

— Твоя родная страна не так давно тоже испытала на себе ужасы гражданской войны. Неужели о печальных итогах любого братоубийства теперь не хотят знать на Украине?

— Есть такая мудрая пословица: «Надо служить не царям, а народу». «Цари» рано или поздно уходят, а разделенным народам еще долго приходится заново учиться доверять друг другу и жить вместе. Считаю, что справедливой может называться только освободительная война, а не завоевательная. Когда мужчина защищает свой дом и свою семью от врага, он — настоящий воин, а когда разрушает и грабит чужие дома, он — убийца. Я так думаю.

— У современной Грузии сейчас есть объединяющая нацию идея? Ну, к примеру, в царской России национальная идея выражалась коротко: «За веру! За царя! За Отечество!» В современной России вырисовываются и набирают силу идеи собирания земель русских и славянского мира. А в Грузии?

— Мне кажется, что самая главная идея, витающая в воздухе не только в Грузии, — это желание вновь стать очень близкими друзьями. Почему Германия и СССР после такой страшной войны смогли наладить отношения и жить в мире?! Или другие страны, воевавшие друг с другом, сегодня «дружат семьями»… Так что, я думаю, главная идея любой нации — дружба со всеми и процветание.

— Какой день в твоей жизни кажется самым трагическим и какой — радостным?

— Радостным? День рождения сына. Кстати, по традиции я назвал его в честь отца, как и мой отец назвал меня в честь деда. И второй — когда ночью в пятибалльный февральский шторм меня смыло за борт, когда я нес вахту. Нос погрузился под воду, меня сначала отбросило в сторону метра на четыре, а потом встречной волной буквально вернуло на то же место! Чудом спасся. Будто заново родился. А трагический… Когда у меня на руках умирал отец, а я ничем не мог помочь. Он попросил, чтобы я отправил маму на кухню приготовить чай — не хотел, чтобы она присутствовала, а сам прошептал: «Береги маму и не обижай ее никогда!»

— Поделись секретами кавказского долголетия и молодости.

— У меня в семье все долгожители, но не думаю, что есть какой-то рецепт. Никто никогда не курил, ну а застолье — по праздникам. А если тебе не исполнилось восемнадцати, то и за столом тебе делать нечего. И еще, никогда никому не завидовать, не держать зла, вообще не злиться. Зло изнутри разрушает еще сильнее, чем извне!

…Вот такая история жизни, случившаяся с отставным военным моряком, который волею судеб попал в жернова истории трех братских государств: Грузии, Украины и России… Отчего-то вспомнился удивительно-нежный и грустный фильм еще одного грузина, Георгия Данелии, «Паспорт». Так похоже на историю Михаила Эбралидзе… Возможно, тем, что жизнь любого хорошего человека может превратить в кошмар отсутствие обыкновенной справки или документа с нужным штампом. Лично мне очень хочется, чтобы «моряк Мишка» никогда не заплакал оттого, что не сможет стать полноценным жителем города, который он по праву считает своей второй родиной. И чтобы однажды, радостно улыбнувшись, он сказал: «Дро вико Севастопольши!» И каждый из нас его бы понял.

К сему Андрей МАСЛОВ.

Другие статьи этого номера