Наталья БОНДАРЧУК: «Мы ответственны за наши помыслы»

Наталья БОНДАРЧУК: "Мы ответственны за наши помыслы"

Заслуженная артистка РСФСР, замечательная актриса и режиссёр Наталья Бондарчук всю жизнь занимается любимым делом и пропагандирует русскую культуру. Севастополь она считает прекрасным местом для реализации своих творческих идей, поэтому часто приезжает сюда. В свой недавний рабочий визит в наш город она нашла время для общения с корреспондентом «Славы Севастополя». А так как Наталья Бондарчук — мастер глубокий и вдумчивый, наш разговор коснулся её жизненных принципов, задач искусства, творческих планов…— Наталья Сергеевна, что послужило поводом для нынешнего приезда в Севастополь?

— Необходимо решить организационные моменты, связанные с постановкой «Молодой гвардии», которую мы хотим создать совместно с заслуженным артистом Украины Виталием Тагановым к Дню Победы. Сейчас он исполняет обязанности главного режиссёра театра имени Луначарского. Сегодня я изучала, какие костюмы здесь есть и что нужно привезти из Москвы.

А ещё занималась подготовкой презентации документального фильма «Лично меня касается». Я наполовину украинка, поэтому меня волнуют трагические события в соседней стране. У меня были поездки по всем местам дислокации беженцев. Ко мне в кадр приходили люди с детьми, буквально обстрелянные. Я стояла на российской территории, где за три дня до этого упали украинские снаряды. Все эти черные для Украины дни прошли через моё сердце, поэтому я создала такой фильм. Его финал снимался в театре имени Луначарского. Это эпизод, когда идёт спектакль «Снежная королева» (режиссёр — Н.С. Бондарчук. — Авт.) и в середине постановки гаснет свет — Украина отключила электроэнергию. Для всех это был стресс, но спектакль состоялся, мы его доиграли при свете фонариков. Сотрудники театра вручную меняли декорации. В итоге получился один из лучших спектаклей. Этот эпизод вошел в документальный фильм. Сейчас война в Донбассе только приостановлена, и мы не знаем, что будет дальше. Премьера фильма пройдет в Севастополе 18 марта — в годовщину присоединения Крыма к России.

— У вас богатый актёрский и режиссёрский опыт. Вы родом из семьи выдающихся деятелей киноискусства: ваша мама — известная актриса Инна Макарова, отец — потрясающий режиссёр Сергей Бондарчук. Вам это помогало или мешало в работе?

— В какой-то степени помогало, в какой-то — мешало. Мои родители расстались, когда мне было восемь лет. И папа даже не подозревал, что я поступила во ВГИК, узнал уже ближе к моему диплому. И мы стояли в обнимку и плакали. Но находились люди, которые писали, что я по блату поступила во ВГИК, были люди, которые не советовали Тарковскому снимать меня в «Солярисе». И он мне повторил их слова: «Тарковский утвердил на главную роль дочь Бондарчука и ставленницу Герасимова». Так что «доброжелателей» хватало. Я очень люблю театр и кинематограф, но мне не нравится закулисье, его интриги, сплетни.

— Но вашу роль в «Солярисе» высоко оценили зрители, к вам пришёл успех. Душу зрителя блатом не проймешь. Он всё чувствует.

— Это так, но приходишь к выводу, что моя принадлежность к актёрской семье скорее мешает. Особенно хорошо это видно на примере моей сестры по отцу — Алены Бондарчук, которая уже ушла из жизни. Травили нашего отца, она сильно переживала… Ей пришлось преодолевать известность отца, матери, Ирины Скобцевой, и мою. Ей в три раза было тяжелее.

— Поделитесь, как вы защищаетесь от недоброжелателей?

— В мире действует принцип бумеранга. Мимо таких людей лучше пройти, улыбнувшись, и «стрелы» отлетают в обратную сторону. Как сказал один из учеников Рериха, «смысл жизни — в самоусовершенствовании себя и мира, поскольку тебе это дано». Но начинать надо с себя. Этим принципам я стараюсь следовать в своей жизни. Мне тоже свойственно ошибаться, иногда я очаровываюсь людьми и потом тяжело переживаю предательство. Но это бывает в судьбе каждого творческого человека. Здесь необходимо понимание: почему человек так поступил, как это случилось? И важно уметь простить, иначе пространство не простит. Выстраивается закономерная цепочка. Мы ответственны не только за наши поступки, а прежде всего за наши помыслы.

— Вы так органично смотритесь в роли госпожи де Реналь в «Красном и чёрном» и Марии Волконской в «Звезде пленительного счастья». Вам импонирует то время? Вы хотели бы жить в XIX веке?

— Да, XIX век — мой любимейший. 2015-й в России объявлен Годом литературы, и я очень хочу сделать композицию по моему фильму «Одна любовь души моей». Я снова вернусь к образу Марии Николаевны Волконской, но когда она была на поселении. Дело в том, что записки декабристки появились только на закате её жизни. Она сделала записи, в которых мысленно вернулась к тому времени, когда путешествовала со своим отцом и с Пушкиным по Крыму, и он ухаживал за ней. Поэт подарил ей кольцо, это вещественное доказательство их вечной дружбы. Он спровоцировал игру, в которой Мария выиграла это колечко, потому что нельзя было передать кольцо незамужней девушке просто так. Это считалось неприличным. И она выиграла кольцо, поэтому имела право его носить. Она увезла его в Сибирь, когда уехала к мужу, и сохранила навсегда. Я нашла это кольцо, оно хранится на Мойке, 12 (в Музее Пушкина), сделала его копию, которая осталась у меня.

Есть идея сделать в Севастополе постановку о танце той эпохи, когда были популярны кадриль, мазурка, полонез. Тогда только появился вальс и считался неприличным танцем, потому что партнер обнимал партнершу. Но в пушкинской среде молодёжь вовсю вальсировала. Мне хочется сделать здесь красивую постановку с балетом, с кадрами из моего фильма, с Пушкиным, с Марией Раевской.

— Ваши режиссёрские работы — фильмы «Детство Бемби» и «Юность Бемби» — были так популярны, что у вас возникла идея создать детский театр «Бемби». Чем он живет сейчас?

— Вместе с Юрием Нагибиным мы написали сценарий этих двух фильмов. После съёмок вокруг меня остались дети, сыгравшие в этих картинах, и, опираясь на них, я создала театр. Я работаю с детьми с 1985 года. Это был первый детский театр «Бемби». Потом пришла другая молодёжь в Театр киноактера, Вячеслав Спесивцев открыл детскую сцену. Потом его «ушли», и «ушли» моих детей вместе со мной. Это было ещё в советское время. Когда нас изгнали из театра, я объявила голодовку, которая длилась 26 дней. Единственное, что нам удалось сохранить, — это костюмы и декорации, и мы ушли в никуда. Потом нам помог Никита Сергеевич Михалков: он написал письма во все фонды культуры, и мы стали самым выездным театром. Сейчас есть коллектив, который занимается в молодежном центре. Я их приглашаю на съемки. Если мне нужны дети — у меня есть коллектив «Бемби». Если идут гастроли — я участвую в них. Нужно работать там, где Господь Бог даёт.

— Заметно, что вы влюблены в Крым, в Севастополь.

— Я очень люблю Крым. Наверное, из-за ощущения, что я здесь нужна и из-за большей возможности для творческой реализации, чем в огромном мегаполисе — Москве. Чтобы добраться до центра столицы и обратно домой, мне нужно потратить пять часов. Это время, выкинутое из жизни. В Севастополе почти всюду можно дойти пешком. Кроме того, в Крыму изумительная натура для кинематографиста: лес с животным миром, горы, море, богатые подводные съёмки. Это старая Ялта, пушкинский Гурзуф… Здесь есть на что «фокус наводить».

— Вы любите путешествовать, и однажды прошли часть гималайского маршрута по следам Николая и Елены Рерихов, приняли их мировоззрение. Чем вам близки эти взгляды?

— Я космист по мировоззрению, и мне импонирует учение живой этики Николая Рериха, которое возвещает об эпохе духовного просвещения человечества. О том, что человек бессмертен. Это не просто огульное знание, а осознание того, что ничто не бывает конечным, а значит — мы будем отвечать за всё. О том, что материя и дух едины, я знала всегда. То, что мысль материальна, я всегда ощущала, как и то, что психическая энергия главенствует в мире. Это самая большая сила, которая дана человеку. Поэтому одни актёры играют — льют слезы, а зал не реагирует. А у другого психическая энергия работает, и на него завороженно смотрит весь зал. С.А. Герасимов нас учил: «Если вы будете правильно мыслить, то на вас будет очень интересно смотреть». Живая этика — это синтез науки, искусства и религиозного мышления. Там есть ключевая фраза: «Луч Христа так же научен, как луч солнца». Наши возможности ещё мало изучены, я только знаю, что у великого Шаляпина, когда он играл, менялись цвет глаз и рост. Это полное актерское перевоплощение. Когда Шаляпин играл Мефистофеля, он молился до спектакля и после него, чтобы очиститься от образа. И все это нужно учитывать, когда касаешься детской души.

— К сожалению, искусство порой используют в негативных целях…

— Искусство очень легко направить на разрушение. Вроде бы красиво играют, замечательно поют. А какие мысли возникают после такого спектакля? А вдруг навязывается идея вседозволенности, разврата? Важно всегда думать о последствиях. Разве можно смотреть спектакль без катарсиса, без очищения души? Поэтому ответственность художника очень высока. Необходимо думать о том, что делаешь, что несёшь людям. Можно великолепно поставить фильм или спектакль, но сделать это против человечности, против души. А так как мысль материальна, то что посеешь, то и пожнёшь. Очень многое в американском кинематографе сделано против России.

— Вы упомянули, что до центра Москвы добираетесь за два с половиной часа. Видимо, предпочитаете жить за городом?

— Мне нравится жить на даче. Имя Наталья означает «природная». Я обожаю природу, не могу жить без животных, которые обитают на участке. Среди них — лабрадориха, ретривер и кот. Я очень люблю цветы, у нас прекрасный сад, где посадила деревья ещё моя бабушка, сибирская писательница Анна Ивановна Герман, тезка знаменитой польской певицы. Они даже ушли из жизни в один год. А та антоновка до сих пор плодоносит. В своей родословной я нашла много интересных фактов. Некоторые из них рассказывает мой отец в фильме «Лично меня касается». Он говорит: «Мой дед — болгарин, моя бабка — сербка, а я называюсь украинцем».

— Какие творческие замыслы вы связываете с Севастополем?

— Есть планы на перспективу: я хочу создать в Севастополе свою киношколу, где молодому поколению (от 10 до 17 лет) и людям старшего возраста в течение десяти дней будут преподавать основы режиссуры и операторского искусства. Дальше мы попадём на съёмочную площадку, где пройдут практические занятия. У меня не бывает простоев, я всегда что-то снимаю. У меня независимая студия, независимая аппаратура, которая здесь находится. Мой муж, Игорь Валентинович Днестрянский, — главный оператор фильма «Лично меня касается» и актёр. Мой двоюродный брат, режиссёр Андрей Малюков, тоже приедет в Севастополь — снимать телевизионный фильм, посвящённый событиям на Украине и «крымской весне», по заказу Первого канала. Зрители помнят, что он снимал фильмы «Мы из будущего», «Спецназ» и другие военные картины. Одна из его новых кинолент — «Распутин» («Григорий Р.»). Я ему стараюсь помочь. Хотелось бы, чтобы состоялись новые спектакли, это на 90 процентов зависит от организации. У меня в Севастополе много друзей, которые меня поддерживают.

В этом городе бьётся пульс жизни, здесь есть люди, которые прошли войну, я поддерживаю с ними отношения, в том числе и с ополченцами, беженцами. Сейчас в Крыму зарождается новая Россия.

— Удачи вам во всех начинаниях.

Беседовала Марина ПАРХОМЕНКО.

Другие статьи этого номера