Максимова «незаДАЧА»

В минувшую пятницу на очередном «Вопросе в лоб» мы расспрашивали наших читателей о судьбе Максимовой дачи — исторической местности, расположенной в районе самого плодородного участка Хомутовой балки, которая за свою красоту называется «маленькая Франция». Наши читатели довольно дружно признались в беспокойстве о ее судьбе, и большинство из них поделились довольно обстоятельными мнениями.Обширная усадьба и ландшафтный парк появились на этих склонах Хомутовой балки в конце XIX — начале XX века. Возведена эта красота была для подрядчика из Севастополя Алексея Максимова. Он был незаурядной личностью. Несмотря на отсутствие образования и начало карьеры с чернорабочего, мужчина дорос сначала до десятника на одной из строек в городе Николаеве. На этом не остановился и со временем выбился в подрядчики, став строить в Севастополе доки. С 1901-го по 1908 год Алексей Максимов занимает должность городского головы. Это он создал тот усадебный комплекс, который жители Севастополя уже много лет именуют не иначе как Максимова дача.

Валентина Ивановна Кислова дозвонилась, чтобы не только выразить возмущение ситуацией вокруг территории Максимовой дачи, но и поделиться своим видением выхода из неё.

— Это же такое уникальное место! Во-первых, там реликтовые деревья, не говоря уже о до сих пор плодоносящих, например, 50-60 орехах. Во-вторых, само по себе очень красивое место, где, помимо всего прочего, есть три пруда с частично сохранившимися тропинками и иными сооружениями. Неужто нельзя восстановить саму усадьбу, посадить цветы и сделать там ботанический сад-музей?! Чем мы, севастопольцы, хуже той же Ялты, где есть свой ботанический сад? Уверена, что даже если какой-либо богатый человек получит такое право (восстановить территорию), он потом даже сможет «отбить» свои деньги, к примеру, билетами. Пусть и не скоро, но вполне возможно.

Сколько приходилось общественникам обращаться в администрации Севастополя, а воз и ныне там. Были депутаты, которые громче всех за это выступали, правда, в итоге понахватали себе участков на уникальной земле, а дела не сделали.

Не лучше показали себя при Украине, по словам Нины Ефимовны Петинцевой, и чиновники:

— В 90-е годы я была так называемым общественным экологом, и в мои функции входила защита Максимовой дачи. Когда в том районе собрались расширять дорогу, мне с другими энтузиастами пришлось стоять под ковшом экскаватора, чтобы не дать совершиться этому варварству.

По словам читательницы, есть еще один момент, который нечистоплотные чиновники и депутаты, захватывая участки, не учитывали: проходящие там геологические разломы.

— Понимаете, в тех краях мало того что преступно строить, так еще и просто опасно! В случае геологической активности строения в районе Максимовой дачи могут провалиться под землю, что, конечно же, очень опасно. В свое время пыталась рассказать об этом городским властям лично, но в итоге попала на приём только к нынешнему руководителю города — Сергею Ивановичу Меняйло.

Еще одна наша читательница — Анастасия Павловна 1927 года рождения — высказала уверенность, что многолетним рассуждениям о том, что «пора бы уже что-то сделать», действительно пора бы закончиться.

— Сколько уже можно толочь воду в ступе?! Сколько уже копий сломано, а ничего до сих пор не решено. Мне 88 лет, и я все еще помню те времена, когда там, на территории Максимовой дачи, был пионерский лагерь. Помню, как в голодные послевоенные годы мама с подругами ходила туда, чтобы хоть как-то поддержать нас — своих четырех детей. Она высыпала собранные фрукты в большой таз, и мы, как маленькие щуплые поросята (смеется), «паслись» в нем. Поэтому лично для меня это место очень много значит, и я уверена, что именно сейчас, когда полуостров вернулся домой, самое время сделать все, чтобы решить вопрос восстановления дачи окончательно.

Не пустовал на минувшей неделе и почтовый ящик редакции. Самым первым мы получили письмо, подписанное врачом Евгением Федоровичем Ивахненко. Оно оказалось довольно обстоятельным и, помимо описания проблемы, содержало также предложения по ее решению. Хочется заметить, что наши читатели отличаются именно таким подходом:

«Здравствуйте, уважаемая редакция! Максимова дача — три в одном: и восхищение, и уважение, и сожаление. Восхищение природными явлениями, остатками парка, миндальными и фисташковыми рощами, прудами и воздухом. Уважение — к историческому прошлому: к домам Максимова, скрытым за воротами воинской части и винзавода, к местам расстрелов тысяч горожан в горячие годы революции, к могилам героев периода обороны Севастополя. А вот сожаление одним предложением не обозначить.

Начнем с дороги. Силами местных жителей какое-то подобие дороги сделать получилось, но все пришло в упадок, и опять же только местным жителям приходится эту преграду преодолевать. В период осадков — непролазная грязь, в жаркое время — облака пыли, которых не могут скрыть даже многочисленные деревья. Дорога эта ведет к английскому кладбищу, которое можно было бы сделать привлекательным для посещения иностранными туристами, но у нас таких «изюминок», наверное, слишком много.

Второе — бассейны. Слава строителям начала XX века, благодаря которым сохраняются эти сооружения, но качество воды очень ухудшилось и пить ее не рекомендуется. Бассейны имеют неуютный вид. К ним есть съезд автомобилей, что недопустимо. Бассейны зарастают травой и водорослями, хотя когда-то у Максимова там разводили рыбу. Если нет в Севастополе действующих предприятий, имеющих возможность расчистить эти заводи, и действующей по-настоящему власти, то, может быть, есть общественные организации, имеющие силу и желание в решении таких вопросов.

Третье — места расстрелов граждан города в районе Максимовой дачи должны быть обозначены. Нельзя на костях устраивать пикники и игрища. Наверняка местные краеведы знают, где это проходило, списки жертв публиковались в вашей газете, хотя, может, это и не очень приятный момент.

Четвертое — моменты отдыха. Это действительно замечательное по микроклимату место, но оно бесхозное, никому не придет в голову мысль убирать мусор в соседнем дворе. Возможно, что такая большая территория только лесничеству не под силу. При Максимове там располагались и виноградники, и пасека, и огороды. Может, виноградари и могли бы там оборудовать какое-нибудь дегустационно-выставочное предприятие, а Севастопольское общество пчеловодов могло бы там организовать хотя бы временную выставку или оздоровительный павильон с пчелами.

Также есть вопрос и по ближайшим окрестностям Максимовой дачи. Вдоль по Хомутовой балке над дачами находятся развалины древнего храма, который все больше засыпается мусором с вышерасположенных гаражей. Там неудобная логистика, но это ведь не самый подходящий способ забыть о храме.

Остается открытым вопрос и по озеленению склонов. Понятно, что А.А. Максимов был миллионером и делал террасы с фонтанами и орошением, но, может быть, и мы в XXI веке сумеем улучшить свои окрестности. Так и просится парк-чаир с абрикосами, сливами, терном и яблоками, как в пойме Черной речки или в Бахчисарае… Нужен проект! Опять же с пчеловодами можно посоветоваться, они и посадочный материал подберут. Конечно, это пока только наметки, но, может быть, руководство заповедника возьмёт эти идеи на вооружение, ну а мы обязательно поможем в реализации таких начинаний».

За подписью председателя совета ОО «Максимова дача», директора ПИИ «Военморпроект» А.Г. Маркова мы получили письмо, которое иначе, как ответ на приведенное выше электронное письмо, не назовешь:

«В вашем вопросе звучит не столько побуждение к поиску наилучшего решения очень важной для города проблемы (что более бы соответствовало уровню газеты), сколько сарказм. Однако ввиду назревшей важности действий постараюсь коротко и по существу, невзирая на тон, ответить на него.

Опираясь на многолетнюю привязанность граждан и гостей города к зелёному оазису Хомутовой балки, незавершённость действий исполкома горсовета по разработке силами лучших институтов проекта восстановления в 80-е годы, результаты анкетирования жителей города, решения общегородских слушаний, неоднократные выступления вашей газеты в том же контексте, специально созданная общественная организация «Максимова дача» без копейки затрат выполнила проработки вариантов решения проблемы, создала концепцию проекта, провела предварительную оценку стоимости работ, привлекла к этой работе авторитетные научные организации Крыма и Севастополя — ИнБЮМ и НБС АН (тогда, естественно, Украины).

Суть концепции и основных положений программы, учитывающих необычайно благоприятные природные условия урочища, а также наличие здесь древнейших памятников культуры: создание общегородского парка-памятника архитектуры, истории и садово-паркового искусства «Максимова дача». Подробности уже излагались в газете, нет нужды их повторять. Скажу только, что это может быть осуществлено как инвестиционный проект с участием власти города, с созданием в конечном итоге парка культуры государственного уровня. На сегодня сложились условия, позволяющие решить проблему с финансированием по линии инвестиционного капитала».

Останутся ли ожидания горожан лишь очередным «сотрясанием воздуха» — покажет время. Однако нельзя не согласиться, что время для решения этой проблемы пришло. Вопрос очень серьезный, и места для гипотетического сарказма в «Вопросе в лоб», господин Марков, редакция не усматривает.

* * *

А мы предлагаем вниманию наших читателей очередной «Вопрос в лоб»: «ЭКОНОМИТЕ ЛИ ВЫ, И НА ЧЁМ?»

Ответ на него можно дать в пятницу, 6 марта, с 13 до 14 часов по телефону 54-49-34 или прислать по электронной почте (slavasev@mail.ru) не позднее понедельника, 9 марта.

Другие статьи этого номера