Закон есть закон, или Совсем не французская комедия, а реальность наших дней

Закон есть закон, или Совсем не французская комедия, а реальность наших дней

…Начну с того, что я — инвалид 2-й группы (ДЦП) и со мной в одной квартире с января 2012 года живет мой гражданский муж из Запорожья, также инвалид 2-й группы, Сергей Викторович Сухов. Он вообще передвигается с палочкой. Жили мы, как все, порой счастливо, а порой тяжело и печально (за год умерли оба моих родителя).
Потом пришла Россия. Не буду скрывать, с настороженностью откликнулись на её приход, потому что чувствовали, что бегать придётся много, а мы — инвалиды, и передвигаться нам тяжело. Но нас уверяли, что кончится переходный период, и все наладится. С этой мыслью и жили. Ан нет! Впрочем, обо всем по порядку.…ОЧЕРЕДЬ, КАК РОДИНА, — ОДНА НА ВСЕХ!

Сначала действительно было терпимо, хотя и пришлось походить, побегать, поездить. Но успокаивали себя тем, что всем сейчас тяжело, ведь все новое. Через суд установили факт постоянного пребывания Сухова С.В. в Севастополе, и 24 сентября 2014 года (N МС-7290/6) ФМС в Севастополе признаёт его гражданином Российской Федерации (хочется особенно отметить внимательное и чуткое отношение в этой службе к инвалидам, беременным женщинам, матерям с детьми: здесь не нужно было выстаивать многочасовые очереди).

И вот, окрыленные хорошим отношением к себе, едем назад, в Балаклаву, чтобы получить паспорт и поставить штамп о регистрации (ведь она при Украине нам была не нужна, все мы были жители одной страны, и мой Сухов у меня прописан не был).

И тут началось! Паспорт-то Сухову С.В. оформили и выдали, а прописку ему не дают из-за того, что я ещё не вступила в права наследства как наследница квартиры. Это мы выяснили, выстояв-таки многочасовую очередь в ФМС в Балаклаве (а вот тут такого понятия, как инвалид или беременная, не существует; очередь, как Родина, — одна на всех). Начальник заявил, что вопрос будет решён только после представления кадастрового документа на квартиру. На мою просьбу показать этот документ, как он выглядит, получила «ответ на пальцах». Мол, такой вот, синенький. А так как я в силу своей болезни (ДЦП) ещё и плохо говорю, то и отношение ко мне соответствующее: «Девушка, не задерживайте очередь, я вам все сказал!» Хотя я занимала эту очередь в пять утра.

Теперь о правоустанавливающих документах на квартиру. Дело в том, что мои родители умерли, и документы на право собственности на квартиру были подготовлены к ноябрю 2013 года. А вы сами знаете, что такое конец года: это сплошные отчеты, и нотариусу, естественно, было не до нас. В начале года та же история. Затем пришла Россия, и все нотариальные конторы закрылись на переобучение.

Открылись в сентябре-октябре 2014 года. Я снова к ним. Выясняется, что по новым российским законам необходима ещё одна бумага из БТИ, и я целый месяц хожу-кланяюсь, чтобы мне сделали этот запрос в БТИ. К слову, его мне предоставили только под напором моих слёз. Да, нужен ещё кадастровый паспорт на квартиру! И я еду на площадь Нахимова и заказываю его (тут повезло, что прошла без записи как инвалид), а готов он будет только 20 января (так как были новогодние праздники). Хотя получила я его лишь 10 февраля (была задержка документов).

ХОЖДЕНИЕ ПО МУКАМ

Помимо всех этих перипетий, у Сухова в ноябре еще было переосвидетельствование на предмет подтверждения его инвалидности (мы ведь как-никак инвалиды!). Как мы его проходили, писать не буду. Суть не в этом, хотя тоже «мозги поклевали». В итоге вожделенная розовая справка у нас в кармане, но куда направлять вторую справку — не знают (прописки-то нет). Вторая справка остается в Пенсионном фонде Севастополя, которую через месяц пересылают в Пенсионный фонд Балаклавы.

И мы в конце 2014 года идем в Пенсионный фонд Балаклавского района, где нас успокаивают, говоря, что с начала года, когда закончится переходный период и придут российские законы, они поставят Сухова С.В. на учёт. Никакого пенсионного дела из Запорожья не нужно, так как пенсионировался он за неимением трудового стажа в органах социальной защиты (сами понимаете, что пенсия ему из-за отсутствия стажа светит небогатая — минималка). Просто заведут новое дело.

В общем, я обрадовалась и «сложила лапки». Но не тут-то было! Приходим в начале года, а там очередная новость: оказывается, для оформления пенсии все же нужно его пенсионное дело из Запорожья. А Запорожье — это Украина и официального сообщения с Украиной у нас нет. А неофициально, через кусты, инвалидам трудновато…

В итоге Пенсионный фонд Балаклавы делает запрос в ПФ Запорожья через Краснодар, а его возвращают (и по всем этим делам я со своим ДЦП хожу ножками, так как телефонная трубка попросту не берётся — люди работают).

Далее мы едем в Пенсионный фонд города в надежде на них. Там нашли приемлемое для себя и нас решение, но нужна старая МСЭКовская справка, которую мы сдали во время прохождения новой МСЭК. Сказали, что можно привезти ее копию и написать заявление о том, чтобы новую справку отправили в Балаклавский пенсионный фонд, и всё — будут вам радость и счастье!

Едем на МСЭК-2, делаем все, что от нас требовалось. Через день я, полная надежд и окрыленная, «лечу» в Балаклавский ПФ, и мои «крылышки» там подрезают. Нужна ещё одна справка, которая называется мудрено «регистрация по месту пребывания», и выдается она в ФМС…

По опыту зная и испытав на себе, что никто у нас ничего не знает, спрашиваю, были ли прецеденты с подобной справкой, и получаю ответ «нет», ужасно меня обрадовавший. В ФМС Балаклавы, как и следовало ожидать, на меня посмотрели нехорошо, как на странную женщину, но не из песни, а из жизни, когда я заявилась к ним за этой справкой. Кстати, как я узнала позже, справка дается только при наличии прописки, а её-то у нас и нет. Тогда к чему все эти посылы в неизвестность? Перестраховщики, сами себя боятся!

Когда я рассказала обо всём знакомому, он вообще сказал, что в нашей ситуации мой Сухов должен просто обратиться в Пенсионный фонд, и ему, как гражданину России, должны начислить пенсию. Но он не юрист, а просто грамотный человек. Я же улыбнулась с высоты своего опыта: не все так просто, и оказывается, никто нам ничего не должен.

В этот же день я пошла в Балаклавский паспортный стол, чтобы выяснить, как обстоят дела с пропиской, и на руках у меня уже были кадастровый паспорт и справка от нотариуса о том, что я заявлением от 23 сентября 2013 года приняла наследство после смерти 29 марта 2013 года моей мамы — Москаленко Марии Андреевны. Паспортистка заявила, что регистрация невозможна и вообще кадастровый документ не тот. При просьбе показать образец нужного документа она замялась.

Таким образом, документ о признании Сухова С.В. гражданином России делали три месяца, а паспорт с пропиской — уже почти полгода, и конца этому не видно.

Еще хочется привести слова инспектора ПФ, в сущности внимательной женщины, понимающей наше состояние: «Стучите, стучите во все двери! Стучащему всегда отворят. Может, кто-то пойдёт вам навстречу, как инвалидам». То есть кто-то, но не я. Мне сразу вспомнились наше детство и его девиз: «Если не я, то кто же?» Увы, сейчас это уже неактуально.

ГДЕ «ЗАКОНЫ ДЛЯ ЛЮДЕЙ»?

Что делать, не знаю. От этого «похода по кругу» уже кружится голова. Нервы никуда не годятся, а отсюда и общее моё инвалидное состояние. Мы, как послушные граждане, беспрекословно «бегаем» по всем инстанциям. Но от такого бега с препятствиями и здоровому непоздоровится. Пройдя через всё это, я хочу спросить: у нас законы для людей или все-таки, как в нашем случае, люди должны мытариться для соблюдения закона?

Вот я собрала вместе все наше мурыжиние, перечитала и улыбнулась своему терпению. Как в той легенде, когда от отчаяния люди осажденного города уже смеялись. И ещё у меня создаётся такое впечатление, что над нами просто измываются, проверяя на выносливость.

Эх, люди, люди… Я понимаю, что все всего боятся: новой метлы, новых властей, неизвестности… Но неужели буква закона для нас важнее человека? Я устала не спать ночами, спрашивая себя: настанет ли такое время, когда всё придет в норму? Или dura lex, sed lex (закон суров, но это закон)? Хорошо, я согласна и с этим, если бы эти законы были чётко прописаны. А то сами путём ничего не знают и отыгрываются (в данном случае) на инвалидах.

Сегодня побывала на приеме в партии «Единая Россия» в Севастополе и встретила понимание и сочувствие. Предложили решение проблемы с пропиской: оказывается, в нашем случае достаточно временной прописки, которая дается на полгода. А за это время, как говорил ходжа Насреддин, либо падишах умрёт, либо ишак сдохнет. В общем, что-то да произойдёт.

Хотя, опять же, интересно: наверняка о варианте с временной пропиской знали как в Пенсионном фонде, так и в паспортном столе, просто не могли не знать. Но стойко охраняли своё знание.

Пенсию инвалиду 2-й группы Сухову С.В. на Украине уже не платят (из-за отсутствия ПриватБанка, через который он её получал), а в России ещё не платят. Скоро год, как мы вдвоем живем только на одну мою инвалидную пенсию. Сколько ждать еще? Помогите!

(Телефон Елены есть в редакции нашей газеты).

Другие статьи этого номера