Херсонес снова сохранил самостоятельность

Херсонес снова сохранил самостоятельность

Губернатор города Сергей Меняйло не связывает более будущее Национального заповедника «Херсонес Таврический» с объединенным музеем истории Севастополя. Постановлением от 6.03. 2015 г. N 142-ПП Сергей Иванович исключил Херсонес из структуры созданного 21 января с.г. квазиобъединения, в состав которого вошли, если выражаться военным языком, весьма разнородные силы: от солидных музеев до заброшенных фортификационных сооружений в буквальном смысле разных времен и народов. Тогда в целях «создания и развития военно-исторического туристско-рекреационного кластера» под общей крышей решили собрать 12 объектов.
На январское решение правительства Севастополя очень бурно отреагировала музейная общественность не только на региональном, но и общероссийском уровне.В опубликованном на официальном сайте Херсонеса Таврического коллективном обращении отмечались неясность смысла и целей включения национального заповедника в состав объединенного музея истории Севастополя, основной задачей которого обозначено «создание и развитие военно-исторического туристско-рекреационного кластера». Кроме того, беспокойство коллектива вызывало отсутствие в постановлении правительства Севастополя регламента «действий, направленных на сохранение памятников археологии Херсонеса и его округи в соответствии с требованиями ЮНЕСКО».

Как известно, в июне 2013 года древний город Херсонес и его хора были внесены в список Всемирного наследия ЮНЕСКО, и именно на Национальный заповедник «Херсонес Таврический» были возложены функции по управлению объектом особой значимости. Лишение заповедника юридического статуса дает основание ставить вопрос о нарушении условий сохранения памятника. Чем не преминула воспользоваться Украина. В феврале с.г. Министерство культуры Украины обратилось в Министерство иностранных дел с ходатайством о внесении Херсонеса в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО, находящихся под угрозой. Данный вопрос планируется рассмотреть на ближайшей летней сессии ЮНЕСКО в Бонне.

Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. На выставку «Крым — золотой остров в Черном море» экспозицию из 28 предметов античного периода в Нидерланды отправлял Национальный заповедник «Херсонес Таврический». С включением его в состав другой организации теряется право преемственности, и возникает коллизия невозврата вещей к месту постоянного хранения. Со времен окончания Второй мировой войны подобного прецедента в системе межмузейного сотрудничества не возникало! В его создании не заинтересованы музейщики ни у нас, ни за рубежом, поскольку это разрушает сложившуюся систему взаимоотношений по обмену экспозициями.

Закономерно, что в защиту сохранения самостоятельного статуса заповедника неоднократно публично выступали представители Общественной палаты РФ, руководители правительства и Министерства культуры.

Более того, постановление правительства Севастополя о включении Херсонеса в состав объединенного музея истории Севастополя принималось в условиях действующего поручения президента Российской Федерации В.В. Путина от 2.10.2014 г., в соответствии с которым Херсонесский заповедник должен получить статус учреждения культуры федерального значения, а комплекс памятников, находящихся в его ведении, — быть включенным в Государственный свод особо ценных объектов наследия народов Российской Федерации.

Это придавало особую интригу межмузейной дискуссии. Получилось почти по классику: «Декабристы разбудили Герцена. Герцен развернул революционную агитацию».

В роли Герцена непроизвольно выступил президент Союза музеев России, генеральный директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, который за конфликтом в Севастополе рассмотрел квинтэссенцию растянувшегося на годы спора о смысле и последствиях оптимизации музейного пространства в Российской Федерации. Музейщики вновь заговорили о концептуальных издержках этого курса, который, по их мнению, не расширяет, а, наоборот, обедняет и унифицирует музейное пространство.

Михаил Пиотровский, в частности, отметил на сайте Эрмитажа, что история вокруг

«Херсонеса Таврического» высвечивает две важные для музейного сообщества проблемы. Первая — защита памятников истории от бизнеса, который представляет для них серьезную угрозу. Вторая проблема — отношения между туризмом и музеями. Бытует представление, что музеи существуют для туристов. Совсем наоборот, туризм — одно из средств содержания музеев. При этом музейная специфика, наука, раскопки и реставрация превращают туризм из простого развлечения в средство воспитания исторического достоинства и художественного вкуса.

Проблема правильного соотношения миссии музеев и туристического бизнеса в ближайшее время будет обсуждаться за «круглым столом» в Общественной палате, на собраниях Союза музеев России и ИКОМ. Союз музеев активно работает, чтобы исправить непродуманные решения. Ситуацией, сложившейся вокруг Херсонеса Таврического, занимаются администрация президента, Министерство культуры, Общественная палата.

Апогеем дискуссии на сегодняшний момент можно считать недавний «круглый стол» в Общественной палате Российской Федерации, тему которого сформулировали так: «Региональные музеи в системе социокультурных коммуникаций. Вчера. Сегодня. Завтра». Вот выдержки только из некоторых выступлений: «Оптимизация музейных единиц шагает по нашей стране, как призрак коммунизма. И нет ни одного положительного примера, когда централизация простимулировала качественный рост какого-то конкретного музея» (Евгений Богатырев, директор Музея А.С. Пушкина). «Слияние музеев в единое целое — это откровенно плохо, приводит в итоге к исчезновению музейных единиц. А там, где закрывается музей, исчезает местное сообщество» (Георгий Василевич, директор Пушкинского заповедника). Почти каждый из выступивших в качестве иллюстративного материала вспоминал о Херсонесе. В итоге Общественная палата единогласно согласилась принять отдельное заявление по Херсонесу Таврическому, в котором как в капле воды отразилось общее состояние всего, если можно так выразиться, музейного водоема.

Немаловажный нюанс: сотрудник аппарата советника президента Российской Федерации по культуре и искусству Владимира Толстого Анна Колупаева объективно снизила накал дискуссии, высказав убежденность, что поручение президента, конечно, будет выполнено — Херсонес и Панорама однозначно перейдут на федеральный уровень. Но в действиях региональных властей не стоит усматривать теорию заговора. Просто «они пока не очень понимают, как оформить в рамках российского законодательства те замечательные идеи, которые у них порой роятся». Но… отдельное заявление от Общественной палаты по

Херсонесу, по мнению Анны Сергеевны, «будет впору».

По удивительному стечению обстоятельств на следующий день Херсонес решением губернатора Севастополя из структуры объединенного музея и в самом деле изъяли.

На сайте Общественной палаты РФ шумно празднуют победу: «Эта ситуация (с Херсонесом) дает нам представление о том, насколько важно, чтобы власть имела обратную связь с общественностью. И в особенности там, где нужны уникальные компетенции для оценки ситуации — эффективные менеджеры, пришедшие управлять музейным хозяйством, заинтересованы прежде всего, чтобы как можно больше туристов посещали музеи и памятники Крыма. А миссия музеев гораздо шире и глубже и меньше всего ориентирована на извлечение материальной выгоды».

Продолжение, стало быть, следует. Но хочется верить, что к Херсонесу эта история, которую он в определенной степени и спровоцировал, непосредственного отношения уже иметь не будет. Херсонес Таврический в несчетный раз за свою бурную историю отстоял собственную независимость. Ох уж эта великая сила традиции…

Другие статьи этого номера