Третья война бабушки Тани

Третья война бабушки Тани

ВЕТЕРАН ВОЙНЫ БОРЕТСЯ ЗА ВЫЖИВАНИЕ.
Бабушка Таня не выходит из дома и уже почти не разговаривает — после своего 90-летнего юбилея ей стало хуже. Правда, дома у нее нет. Война в Луганске заставила всю ее большую семью бежать в Севастополь. Татьяна Кирилловна Иваненко в годы Великой Отечественной участвовала в освобождении нашего города. Было страшно, даже очень. Она служила санинструктором — солдаты умирали у нее на руках и говорили: «Таня, живи за нас…»Мы уже писали о бабушке Тане: в октябре в газете вышла статья под названием «Севастополь не принимает». Тогда Татьяна Кирилловна еще смогла спеть нам песню «Легендарный Севастополь», немного рассказать о себе, с радостью принять в подарок букет цветов, сфотографироваться и много раз сказать «спасибо». Сейчас петь она уже не может.

— После публикации статьи в вашей газете к нам приходили простые севастопольцы, помогали, навещали маму из госпиталя — огромное всем спасибо, — говорит ее дочь Мария Босс. — Простые жители помогли, но нам еще нужны системная помощь от властей, постоянное медицинское обслуживание. Пытались получить гражданство — не вышло, полис, соответственно, тоже.

Нет денег — пенсия в РФ не положена, Украина не выплачивает. Бесплатные лекарства не полагаются, а «платные» стоят дорого, да ведь нужны и обследование, и нормальные назначения.

— Маме было совсем плохо, наверное, предынсультное состояние, — рассказывает Мария. — Вызвали «скорую», врачи маму как-то невнимательно осмотрели и уехали. Я уже потом вспомнила, что ей назначали, когда у нее случился инсульт. Кое-как купили лекарства, я ей делала уколы, стало немного легче.

Несколько месяцев прошло после того, как семья приехала в Севастополь: баба Таня, ее дочь Мария, внучка с мужем и двумя детьми. Загвоздка в том, что въехали они через Ростовскую область, а не через линии фронта. Поэтому в Крыму им сказали: «Вы туристы — вам ничего не полагается: ни льгот, ни пособий, ни статуса беженцев». Остановились у дальней родственницы, которая живет с сыном-инвалидом, прикованным к постели. Но ведь помогать долго невозможно.

— Неудобно нам уже жить у родственницы, понимаем, что надоели ей такой компанией, — огорчается Мария. — Вот только снять другое жилье пока не можем.

И если б дело было только в бабушке Тане — вытянула бы ее семья: много их. Вот только все гораздо сложнее. Сама Мария — инвалид, у нее серьезные проблемы со здоровьем, нельзя поднимать тяжести, трудно наклоняться, мучают боли. Но кому жаловаться? Мама нуждается в постоянном уходе, дочь работает за копейки в магазине, зять — периодически находит какие-то разовые подработки. На постоянную работу его не берут — нет гражданства, нет прописки, нет денег, чтобы оформить патент. Нет возможности стоять в бесконечных очередях. Да еще и проблемы с детьми — младший как раз перед Новым годом попал в больницу с аппендицитом, сейчас еще не совсем окреп. Вот так и получается, что в одной комнате живут приютившая их родственница с сыном-инвалидом, в другой — инвалид баба Таня и ее дочь Мария с серьезными проблемами со здоровьем, в третьей — внучка с мужем и двумя детьми. Правда, Мария не жалуется, пытается держаться бодро, даже улыбается. Но улыбка получается грустной. От имени Татьяны Кирилловны она пишет письма: президенту РФ Владимиру Путину, председателю правительства РФ Дмитрию Медведеву, губернатору Севастополя Сергею Меняйло. Просит не за себя — за маму. Писем накопилось уже целая стопка. Все они начинаются одинаково:

«Я, Иваненко Татьяна Кирилловна, 1924 года рождения, ветеран Великой Отечественной войны, участник боевых действий в составе 51-й армии, которая освобождала Крым и город-герой Севастополь, Прибалтику и Калининград. Удостоена государственных наград: ордена Отечественной войны II степени, ордена Мужества, медали «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». Ветеран труда, инвалид 1-й группы, без малого 9 лет прикована к постели в связи с перенесенным инсультом… Летом 2014 года, после трех недель, проведенных в подвале из-за постоянных артиллерийских обстрелов, оставшись без воды, еды и лекарств, была вынуждена бежать из Луганска. Сейчас я также нахожусь без средств к существованию… В преддверии 70-летия Великой Победы прошу вас обратить внимание на мое бедственное положение…»

Из администрации президента ответили, что обращение направлено в УФМС по Севастополю. Из правительства Севастополя позвонили и порекомендовали обратиться в Красный Крест.

— В Красный Крест я сначала приехала, мне ответили, что нам ничего не положено, — рассказала Мария Босс. — Потом уже позвонили сами и назначили встречу. Выдали нам для бабушки Тани крупу, сахар, памперсы и зубную пасту.

Ответ пришел из УФМС. Точнее, не ответ, а распечатка статей федерального закона о том, кто может получить гражданство РФ. Там указаны и такие пункты: «если заявитель будет признан носителем русского языка, если заявитель родился на территории РСФСР, если заявитель является ветераном ВОВ, имеющим гражданство бывшего СССР и проживающим на территории РФ».

По всей вероятности, у Татьяны Кирилловны есть шансы получить российское гражданство, но вот незадача: ей 90 лет, и стоять в очередях, собирать документы ей совсем не под силу. Проблематично это и для ее дочери. Время идет, бабушке Тане не становится лучше, а помощь нужна прямо сейчас.

Осенью, когда Татьяна Кирилловна могла еще общаться, она все время плакала и хотела домой. Говорила, что не ожидала, что переживет две войны, и верила, что ей помогут. Мечты о доме пока маловероятны.

— Я недавно общалась с сестрой из Луганска, спросила: «Как там наш дом?» — рассказала Мария Босс. — Она ответила: «Стены есть, кота мы кормим». Что значит «есть стены»? Наверное, боятся нас расстраивать. Сама сестра живет в подвале, лекарств нет, с продуктами — проблема, вода — с перебоями. Мы же все надеялись: скоро все закончится, вот-вот поедем домой, все наладится. Ничего не налаживается. И страшно за маму: прожить такую тяжелую жизнь и оказаться ненужной ни России, ни Украине! А ведь у нас была одна Родина — СССР…

«В преддверии 70-летия Великой Победы», — написано в письме. Понятно, 9 Мая будут большой праздник, салюты и митинги. Приедут туристы… Возможно, в одном из музеев нашего города они увидят фотографию молодой Татьяны Кирилловны вместе со снимками героев, отстаивавших Севастополь. Но вот сможет ли бабушка Таня, защищавшая наш город, порадоваться в этот праздничный для нее день?

На снимке: Татьяна Кирилловна в свой 90-й день рождения с дочерью Марией.

Фото Д. Метелкина из архива редакции.

Другие статьи этого номера