Как санкции строить и жить помогают

Как санкции строить и жить помогают

Уже с 17 марта прошлого года против нашей страны начали вводить санкции, увязывая их с позицией России относительно украинского кризиса. Предполагалось — на год. Но как теперь выясняется — на непредсказуемый срок. Завершившийся 20 марта саммит ЕС констатировал, что санкционное давление может быть смягчено не ранее 2016 года. Да и то при соблюдении в Донбассе минских договоренностей.
Это означает, что цель «сделать Крым и Севастополь самодостаточными, динамично развивающимися субъектами Российской Федерации», озвученную президентом Владимиром Путиным на недавнем совещании по вопросам социально-экономического развития двух новых субъектов РФ, придется, скорее всего, реализовывать без дешевых западных кредитов и западных технологий. Реально?
С такого короткого, как выстрел, вопроса (на войне, как на войне) и начался наш разговор с президентом, председателем совета директоров российского инвестиционно-строительного холдинга ARS Group, кандидатом юридических наук Сергеем Владимировичем СОЛОГУБОМ.- Нереально повлиять на Россию посредством санкционного давления. Этого еще никогда и никому не удавалось. Хотя попыток предпринималось множество. Мне известно, как минимум, о десяти. Первая датируется временем правления Ивана Грозного, последние — на слуху и в действии. Санкционный инструментарий за почти пятьсот лет существенных изменений не претерпел. В 1548 году Ливонская конфедерация спрятала технологии за тюремными стенами, отправив туда 300 собравшихся в Московию мастеров разных профессий. В 1981 году Штаты запретили поставку труб большого диаметра (в СССР такие не производились) на строительство газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород»… В итоге и Иван IV мастеров заполучил, и стройку союзного значения закончили точно в срок. Так что ничего нереального нет: кто хочет сделать — ищет возможности. А кто не хочет… Ну это вы знаете.

— Сергей Владимирович, вижу, вы теорию учили… Как часть бизнес-плана или, так сказать, по велению души?

— И то, и другое. Инвестиционно-строительный холдинг ARS Group — группа известных отечественных девелоперских и строительных компаний, работающих на рынке с 2004 года. Латинская аббревиатура, которую севастопольцы видят над нашим региональным офисом на мысе Хрустальном, — начальные буквы вполне русских фамилий учредителей. Среди них — и моя.

В активе группы компаний АРС — реализованные проекты клубных и развлекательных комплексов, жилые микрорайоны с полной инфраструктурой в Москве и регионах, терминал для бизнес-авиации в «Шереметьево», элитный средиземноморский курорт с собственной гаванью Limassol Marina (Кипр).

Последний из упомянутых проектов стал прологом нашей большой работы в Крыму. Создание марин (яхтенных гаваней) с развитой береговой структурой для обслуживания элитного морского туризма — очень перспективный бизнес, зарекомендовавший себя за рубежом, но пока новый для России. После развала СССР мы утратили этот сегмент экономики. А жаль. Соседняя Турция за последние десять лет сделала в развитии яхтенных гаваней колоссальный прорыв. Оборот только на маринах составляет 10 млрд долларов. В Средиземноморском бассейне создана целая империя по обслуживанию элитного морского туризма, там сейчас находится более миллиона лодок соответствующего класса. У нас в Черном море — сотня-полторы…

Люди, чьим хобби является жизнь на воде, хотят включить в свои маршруты Севастополь. И сдерживают их не санкции (эта категория путешественников, поверьте, такими глупостями не заморачивается), а элементарное отсутствие у нас инфраструктуры для приема и обслуживания крейсерских, морских и океанских яхт.

С возвращением Крыма и Севастополя в Россию появился уникальный шанс достаточно быстро воссоздать, разумеется, на новом качественном уровне Крымско-Кавказскую линию по обслуживанию этого элитного вида отдыха. Сейчас мы с партнерами, в том числе и зарубежными, рассматриваем восемь площадок, две из которых находятся в Севастополе. Главная марина — в районе мыса Хрустального. На сегодня это совместный проект компании «АРС Груп», Морской коллегии при правительстве РФ и спортивного центра морской и физической подготовки ФАУ МО РФ ЦСКА на основе частно-государственного партнерства. Вторая площадка — Балаклавская бухта, которая по закрытости от штормов, по ландшафту является одной из самых уникальных бухт в мире.

Принимая решение о работе в Крыму, мы осознанно отказались от нескольких европейских проектов. Понимали, что в противном случае компания станет особенно уязвимой для санкций. Не скрою, после такого выбора из ближнего окружения исчезли некоторые вроде бы друзья. У кого-то бизнес… У кого-то недвижимость в Париже… Действительно, можно нарваться. Но мы — российский инвестиционно-строительный холдинг. Наша Родина — здесь.

— Я почему-то не думаю, что, приступая к реализации столь непростого (не только из-за санкций) проекта, вы сильно уповаете на помощь родных стен…

— О помощи родных стен и в самом деле можно спорить. Бизнес в России вести сложнее, чем на Западе. Так было, во всяком случае, до недавнего времени. Спасибо санкциям — ситуация начинает меняться. Причем в буквальном смысле семимильными шагами. Только за прошедший год мы вышли на этап принятия важнейших законов, касающихся развития морской индустрии страны. Морской коллегией при правительстве РФ утверждена концепция развития яхтенных марин в Азово-Черноморском бассейне. В составе научно-экспертного совета Морской коллегии создана секция по развитию морского яхтенного туризма и строительству марин в Российской Федерации, возглавлять которую доверили мне. Бизнес такие сигналы улавливает быстро. В контексте санкционного давления предложенная президентом и правительством страны модель частно-государственного партнерства, когда власть на взаимовыгодных условиях и при взаимном интересе сторон снимает административные барьеры, реально может стать локомотивом российской экономики.

А для Севастополя и Крыма это вообще идеальная формула успеха. За время работы с киприотами я видел, как похожая схема эффективно сработала в турецкой части острова, которая в течение уже нескольких десятилетий официально находится в состоянии международной изоляции. Знаете, хуже они там жить не стали. Прекрасные дороги, современная инфраструктура. Все есть. Кроме брендов. Для соблюдения приличий всемирно известные компании туда открыто не зашли. Вот и вся разница.

Мы не теряли время в предыдущие «жирные», как их теперь называют, годы. У нас есть деньги, технологии, полный пакет лицензий, менеджмент. Этого вполне достаточно, чтобы эффективно достигать поставленных целей. Привлекая, если надо, и западный опыт. Марину на мысе Хрустальном проектирует архитектурное бюро из Флоренции, руководит которым известный итальянский архитектор Кристиано Бони. Структура нашей компании такова, что и его труд будет оплачен, и ничего ему за экскурсию в Крым не будет. Многие западные компании мечтают зайти в российский Крым. И мы знаем, как это стремление взаимовыгодно использовать.

Впрочем, все новое — хорошо забытое старое. После Октябрьской революции наша страна в условиях тех или иных санкций жила до самой Второй мировой. Что не помешало провести полномасштабную индустриализацию, в ходе которой иные носители западных технологий умудрялись даже лично и с большим энтузиазмом участвовать в процессе всенародного созидания. Уверен, все у нас получится и на этот раз.

— Сергей Владимирович, что греха таить, вы — нерядовой член Морской коллегии, которую при правительстве РФ возглавляет один из самых влиятельных вице-премьеров — Дмитрий Рогозин. Верю, что с учетом и других ваших деловых связей он сможет реально пролоббировать проекты по Севастополю на уровне федерального центра. Например, в Украине этого было бы вполне достаточно. Но Севастополь — субъект федерации. И к тому же весьма специфический регион. Анализировали трудности, которые могут возникнуть с учетом этой специфики?

— Специфику Севастополя знаю не понаслышке. Я здесь рос, занимался в Детской морской флотилии, принимал присягу, служил. У меня больше половины топ-менеджеров — бывшие военные, в той или иной степени связанные с Севастополем. Не было бы этого, думаю, не было бы в городе и ARS Group. Мы вынесем на общественные слушания очень красивый и очень севастопольский проект, который не оставит равнодушными истинных патриотов города. В том числе в правительстве и заксобрании. Немаловажно, что после его реализации набережная одного из самых видовых районов города станет общедоступной для всех желающих. Сейчас неухоженная береговая черта в районе «Хрусталки» — вотчина бомжей, пьяниц и наркоманов.

Жители и гости Севастополя по достоинству оценят все преимущества концепции современной марины (яхтенной гавани) с богатой инфраструктурой и парковой зоной. Подобные проекты дадут толчок к развитию комплексного обслуживания интересов Черноморского флота, приборостроения, IT-индустрии, культурно-исторического туризма, будут способствовать появлению новых рабочих мест и притоку специалистов, что в условиях современного Севастополя тоже немаловажно.

— По сути, это еще и первый по-настоящему крупный проект, который планируется к реализации на фоне антироссийских санкций. В противоборстве «кто кого» очень хочется, чтобы мы — их. Такое уже случалось. И не раз. Удачи! И спасибо за беседу.

Интервью провел Александр СКРИПНИЧЕНКО.

На снимке: такими в ARS Group видят парадные ворота города в районе мыса Хрустального.

Другие статьи этого номера