Булгаковскому «Бегу» — 45!

Булгаковскому "Бегу" - 45!

45 лет назад на большой экран вышел кинороман «Бег». Двухсерийный кинофильм режиссёров Александра Алова и Владимира Наумова, снятый по мотивам произведений Михаила Булгакова «Бег», «Белая гвардия» и «Чёрное море», стал большим событием в мире культуры. Ряд эпизодов картины снимали под Севастополем, а реальные факты сюжета происходили в Крыму. В юбилейный для киноромана год есть повод вспомнить, как он создавался. К тому же рядом с Крымом, в Донбассе, происходят трагические события, напоминающие Гражданскую войну в России ХХ века.ЛЮДИ И СУДЬБЫ

По сигналу режиссеров на съемочной площадке время повернуло вспять, и наступил 1920 год. На юге России близится к концу Гражданская война. После вхождения в Крым Красной Армии начался исход всех, кто искал спасения от «окаянных дней» (по словам И. Бунина). В этом страшном течении оказываются рядом самые разные люди: беззащитная Серафима Корзухина и полковая дама Люська, приват-доцент Голубков и генерал Хлудов. Выброшенные в «тараканьи бега» стамбульской эмиграции, русские интеллигенты теряют почву под ногами. Последним шансом спасти Серафиму становится поездка Голубкова и генерала Чарноты в Париж — на розыски её сбежавшего мужа. Поездка приводит к поразительным результатам…

Помимо того, что киноленту снимали настоящие мастера Алов и Наумов, в съемках была задействована плеяда замечательных артистов. Людмила Савельева играла Серафиму, жену товарища министра торговли. Алексей Баталов — Сергея Голубкова, приват-доцента Петербургского университета, Михаил Ульянов — генерала Чарноту, Евгений Евстигнеев — Парамона Корзухина, товарища министра торговли Крыма. А Владислав Дворжецкий — генерала Хлудова. Роль главнокомандующего, прототипа барона Врангеля, исполнил Бруно Фрейндлих, отец известной актрисы Алисы Фрейндлих. Владимиру Басову досталась роль Артура Артуровича, «тараканьего царя». Олег Ефремов перевоплотился в белогвардейского полковника. В эпизодах «засветились» Наталья Варлей (девочка с козой) и Михаил Глузский (белый штабс-капитан). А Валерий Золотухин сыграл роль эстрадного певца, исполняющего песню «Это было у моря» (стихи Игоря Северянина) в манере Александра Вертинского.

ТВОРЧЕСТВО СЦЕНАРИСТОВ

Сначала сценарий носил название «Сны о России», затем его заменили на «Путь в бездну», от которого вернулись к авторскому — «Бег». Для пользы дела съёмочной группе устроили закрытый просмотр запрещенного в СССР фильма «Доктор Живаго» (1965 год).

Консультантом фильма выступила Елена Булгакова (третья жена и муза писателя), которую Наумов называл прекрасной мистической женщиной и говорил: «Я не понимаю, наши отношения: сон или явь?..» По его же словам, Елена Сергеевна являлась связующим звеном между съёмочной группой фильма и Михаилом Афанасьевичем. Кстати, именно Елена Булгакова внесла в фильм сцену, когда гробовщик проводит пальцем по щеке одного из белых офицеров и говорит: «Надобно побриться! А то мёртвого будет несподручно брить!»

Финал пьесы образца 1928 года был таким: возвращение Хлудова, Серафимы Корзухиной и Голубкова в Россию. Переработанный Булгаковым вариант 1937 года получился трагичным — оставленный в Константинополе Хлудов пускает себе пулю в лоб. Поэтому сценаристы нашли компромисс, в финал фильма они ввели одинокую фигуру Хлудова, смотрящего в морскую даль в окружении бродячих собак. Таких же бесприютных, как и он сам.

Владислав Дворжецкий, сыгравший Хлудова, пришел в театральную студию поздно, в 26 лет. Его карьера в театре складывалась не совсем гладко. Но вмешался случай. Роль генерала Хлудова стала и творческой удачей Дворжецкого, и его звездным часом. В картину «Бег» артист попал случайно, отдал свои фотографии на пробы в совершенно другой фильм. А они попали к Алову и Наумову. Лицо актера им показалось интересным, и они вызвали его на пробы. Впоследствии Владимир Наумов вспоминал: «Актером Владислав был, конечно, необыкновенным. Кого я только не снимал — самых выдающихся, прославленных и знаменитых, и не только отечественных… Все разные, каждый по-своему уникален, и во Владике была своя выдающаяся ценность — он обладал магическим, каким-то особым мистическим свойством притягивать внимание к собственной персоне. Владик умел молчать на экране. А это очень трудно!»

Еще одна случайность — в роли Хлудова поначалу снимался актёр Глеб Стриженов. Однако через некоторое время эту роль отдали Владиславу Дворжецкому, который до этого пробовался на роль Голубкова (её впоследствии сыграл Алексей Баталов). Для Дворжецкого работа над ролью Хлудова началась со сцены в салоне поезда (он в бреду, его преследует призрак повешенного солдата).

А без проб на фильм были утверждены такие мастера, как Евгений Евстигнеев и Михаил Ульянов.

НА СЪЕМОЧНОЙ ПЛОЩАДКЕ

Сцена карточной игры снималась в холодном павильоне «Мосфильма» ночью (единственное время, когда Евстигнеев и Ульянов могли выкроить время после вечерних спектаклей). Режиссёр Владимир Наумов в документальном фильме (режиссер Наталья Наумова) вспоминает, как делалась сцена карточной игры, в которой генерал Чарнота обыгрывает Корзухина. «Евстигнеев — человек экспромта, быстро загорающийся и тут же быстро устающий от однообразия, а Ульянов, наоборот, с каждой новой репетицией все сильнее и сильнее расцветает, так сказать, распробует и наслаждается. Получалось, каждый из них шел в своем направлении, один угасал, другой разгорался», — говорил режиссер.

Чтобы решить проблему и согласовать игру актеров, Наумову и Алову пришлось отвлечь Евстигнеева красивой актрисой и чаем, а самим имитировать Евстигнеева, разогревая Ульянова. В нужный момент Евстигнеева выпустили, и получилась замечательная сцена. Любопытно, что Евгений Евстигнеев во время съемок использовал любую возможность, чтобы вздремнуть. Если объявляли перерыв на четыре минуты, три из них он спал.

Для съёмок снов Хлудова выбрали солёное озеро Баскунчак около Волгограда, но потом пришлось переиграть. Оператор Леван Пааташвили вспоминал: «Это бесконечная гладь ослепительно белой соли, похожей на ледяной покров. Когда летнее солнце опускалось к горизонту, на белой поверхности от фигур и предметов появлялись длинные и километровые тени, и это выглядело, как сновидение. Натура подходила нам идеально, но, к сожалению, в этой «пустыне» не было воинских частей, необходимых для массовых сцен. Наконец, после долгих поисков я неожиданно нашел натуру с необычно интересной фактурой. Это были люберецкие карьеры — масштабные нагромождения песчаных насыпей. Нам удалось на материале этой натуры создать гармонию цвета, света и формы, выделяя лишь отдельные драматургические моменты. Здесь мы отсняли все сны Хлудова и основные боевые сцены с Красной Армией».

Зимние сцены в монастыре и в лесу (в начале и в конце фильма) снимали в Саввино-Сторожевском монастыре и его округе, рядом со Звенигородом под Москвой. Сцены форсирования Сиваша отсняли под Севастополем. Интересно, что общие планы Константинополя без актеров снимали в Стамбуле «подпольно» из-за отсутствия разрешения религиозных организаций. Съёмка шла на ручную камеру, чтобы ее не посчитали профессиональной. Из-за разряженного аккумулятора получилось запечатлеть не 24 кадра в секунду, а всего 10-12. А городские декорации «Константинополя» снимали в болгарском городе Пловдиве, частично — в декорациях на «Мосфильме».

Эпизод, где герой Михаила Ульянова в подштанниках идет по городским улицам, снимали в Париже. При этом актёр в исподнем мало кого удивил. А по окончании съемок в Париже необходимо было подписать окончательный акт о расходах съемочной группы у юриста, который поставил на документах свою подпись: «Честью своей подтверждаю, что все расходы произведены правильно». Пришлось объяснять, что в Союзе о «всемирно известной юридической компании» не знают, и для бухгалтера необходим только штамп. Француз-юрист оскорбился, но необходимую печать удалось всё же поставить.

Сцену, когда всадник на скаку поднимает с земли упавшее красное знамя, сняли с одного дубля. Съёмки проходили в Закарпатье, где только-только закончили работу над фильмом «Ватерлоо» режиссёра Сергея Бондарчука, и лошади были настолько измотаны, что отказывались сниматься.

К организации эпизода тараканьих бегов безуспешно привлекались и «дрессировщики», и «кибернетики», пока не вспомнили о домашних тараканах, которые всегда убегают в темноту при включении света. Для съёмок на бильярдном столе организовали небольшие ящички с заслонками, оклеенные внутри чёрным бархатом. Конструкция работала исключительно точно.

ИГРА В ДОМИНО

После мук творчества, когда все вздохнули с облегчением по случаю окончания съемок, возникли новые трудности. Председатель Госкино после просмотра фильма заявил, что Алов с Наумовым сотворили белогвардейский роман: «Да вы что, спятили! Белые у вас страдают! А Чарнота вообще положительный герой! Вызывает к себе любовь, когда должен — ненависть!» Премьеру «Бега», назначенную в кинотеатре «Россия», отменили.

По легенде, от попадания на полку фильм спасла игра в домино. Владимир Наумов и Михаил Ульянов летели в самолете из Чехословакии в Москву, где были приглашены в первый салон для игр в домино с членами Политбюро, которым не хватало двух партнеров для игры. Играли на интерес: победители имели право просить что хотят. Творческие интеллигенты, будучи совершенными профанами в этой игре, все же выиграли две из трёх партий, после чего «Бег» был разрешён. Так зрители в 1970 году увидели кинороман, который стал классикой советского кинематографа.

Подготовила Марина ПАРХОМЕНКО.

Другие статьи этого номера