С прицелом на Марс

28 марта в 4 часа 33 минуты успешно осуществлена стыковка транспортного пилотируемого корабля «Союз ТМА-16М» с международной космической станцией. С борта МКС стыковку корабля, на котором находились участники предстоящей уникальной годовой экспедиции, контролировал наш земляк, космонавт «Роскосмоса» Антон Шкаплеров.Незадолго до этого события Антон Николаевич сообщал: «…дни были перенасыщены работой, причем очень ответственной — мы занимались подготовкой наших друзей и коллег к возвращению домой. (Речь шла о возвращении на Землю экипажа в составе А. Самокутяева, Е. Серовой, Б. Уилмора. — Авт.) «Союз» благополучно совершил посадку. На станции осталось всего три человека: Терри Верт, Саманта Кристофоретти и я». Перед расставанием космонавты сделали фото на память, назвав его «крайнее официальное фото 42-й экспедиции» (люди этой профессии традиционно избегают слова «последнее»).

И вот очередная новость, удивившая мир.

Совместная российско-американская миссия на Международную космическую станцию будет продолжаться 12 месяцев. До сих пор на международном орбитальном комплексе экипажи работали только по полгода. Участники совместной миссии, космонавт Михаил Корниенко и астронавт NASA Скотт Келли, будут первыми, кто пробудет на МКС столь продолжительное время — их возвращение запланировано в 2016 году. Многоопытный Геннадий Падалка (для него это пятый полет) вернется на Землю в сентябре 2015-го.

— Если честно, я бы согласился слетать два раза по полгода, но не один раз на год. Много причин, в том числе и процесс восстановления сложнее, — поделился накануне старта Г. Падалка. По его словам, сил на такой полет надо много, да и подготовка отличается.

Основная цель годовой миссии — большая медицинская программа перед предстоящими крупными проектами — лунными, марсианскими. Специалисты хотят увидеть, что происходит с человеком за год пребывания в невесомости. Результаты могут быть использованы в подготовке экспедиций на Марс.

По оценкам ученых, путешествие на Красную планету, скорее всего, займет более года. «Мы установили, что в ходе продолжительных космических полетов происходят изменения в жидкости организма астронавта, которые приводят к росту давления в головном мозге. Это может вызвать отек зрительного нерва, который способен повлиять на зрение. Понимание этого процесса является сейчас предметом интенсивных совместных исследований США и России», — приводят слова эксперта NASA Джулии Робинсон официальные источники.

Интересно, что непростые отношения между двумя странами не сказались на сотрудничестве в области освоения космоса. «Политическая и практическая сферы очень отличаются друг от друга. По мере того, как мы работаем над нашей миссией длительностью в год, различия в наших взглядах сплетаются, и в конце концов у нас вырабатывается американо-российский консенсус», — считают специалисты NASA. Они же и предложили первыми в свое время идею годовых полетов. Российской космонавтике это тоже интересно. Почему? Главное — это возможность в реальных условиях невесомости отработать элементы системы обеспечения межпланетных полетов. Экипаж того же марсианского корабля должен быть готов к любым нештатным ситуациям, вплоть до хирургических операций на борту. Сейчас это не нужно: МКС летает на земной орбите, под контролем. Другой пример: необходимо изучить, смогут ли космонавты работать на поверхности той или иной планеты после долгого полета.

Выбор «основных» участников экспедиции был не случаен. Михаил Корниенко и Скотт Келли — опытные космонавты. Четыре года назад Корниенко уже был на МКС, выходил в открытый космос. Келли трижды работал на орбите. Их общий космический стаж — год на двоих. Известно, что некоторые космонавты отказались от участия в таком полете. Ничего удивительного: миссия непростая. Поэтому немалую роль сыграла готовность самого космонавта лететь на такой срок. У Скотта Келли на Земле остался брат-близнец. Специалисты изучат опыт влияния космоса на похожие организмы.

Из истории космонавтики: у российских космонавтов есть опыт пребывания в космосе больше года. Абсолютный рекорд продолжительности работы на орбите за один полет установил космонавт Ю. Поляков, улетев в космос 8 января 1994-го и вернувшись 22 марта 1995-го: звездная командировка длилась 437 суток 18 часов. Такое стало возможным благодаря научному прорыву в отечественной космонавтике. Ведь, например, в 1970 году после первого (для того времени самого длительного) 17-суточного полета космонавтов Виталия Севастьянова и Андрияна Николаева еле откачали, им понадобилась экстренная медицинская помощь. В то время еще не была разработана правильная профилактика для работающих на орбите. Никто даже не догадывался, насколько разрушительным фактором явится для организма невесомость.

Другие статьи этого номера