С тобой навеки, Севастополь!

С тобой навеки, Севастополь!

Известный американский бард, исполнитель песен в стиле «кантри» Вуди Гатри, как и миллионы простых американцев, был пристыжен и одновремённо восхищен её обаянием и даже сочинил песню Miss Pavlichenko, которую распевала тогда вся Америка и в которой были слова: «Мир полюбит твоё милое лицо так же, как и я. Ведь более чем три сотни нацистских собак пали от твоего оружия…» Но это будет потом, осенью 1942 года. А тогда, в 1941-м, в самом начале войны, Людмила Павличенко ушла на фронт добровольцем, в составе Приморской армии защищала Одессу, а когда в разгар боя погиб командир взвода, приняла на себя командование.С октября 1941 года обороняла Севастополь. Не просто героически обороняла, а вошла в мировую историю как лучший снайпер-женщина, уничтожив 309 немецких солдат и офицеров и выиграв 36 поединков с фашистскими снайперами. Причём учитывались только факты, подтверждённые документально или данными разведки. Так, почти трое суток она вела поединок на выдержку и выносливость ради одного решающего выстрела с одним из немецких высококлассных снайперов, упредив на доли секунды его выстрел. А когда подползла и забрала его документы, то на счету в снайперской книжке фельдфебеля Штаубе было записано более 300 французов и англичан, убитых в районе Дюнкерка, и около ста наших бойцов. Болью отозвалось её женское сердце, когда в сумке очередного убитого ею фашиста она обнаружила детскую игрушку и дешёвые маленькие игрушечные часики…

Родилась Людмила Михайловна 12 июля 1916 года в посёлке Белая Церковь под Киевом. После школы пять лет проработала на заводе «Арсенал» в Киеве. В 1937-м поступила на исторический факультет Киевского госуниверситета, успела окончить 4 курса, тогда же окончила курсы снайперов при ОСОАВИАХИМ. Война застала её в Одессе, в городской библиотеке, где она работала над дипломной работой о Богдане Хмельницком. Так Людмила Михайловна Павличенко стала снайпером 54-го стрелкового полка 25-й стрелковой дивизии (Чапаевской) Приморской армии Северо-Кавказского фронта.

Каждый день ещё затемно, около трех часов утра, Людмила обычно с напарником выползала за линию нашей обороны в засаду «на охоту». Часами приходилось лежать, замаскировавшись, без движения на грязной мокрой земле, под моросью, дождём и снегом зимой, или под палящим солнцем летом. Иногда ради одного выстрела приходилось выжидать день или два. Но она научилась терпеть, умела метко стрелять, хорошо маскироваться, изучала повадки врага. Откуда у молодой женщины, вчерашней студентки, такие выдержка, терпение, выносливость и упорство?

Война меняет психологию людей. Труднейшее искусство снайпера — совсем не женское дело. Но студентка Киевского университета стала в Севастополе грозой для врагов. Рос счёт уничтоженных ею фашистов. Её знали и немцы, и наши. «Когда я проходила по улицам Севастополя, меня часто останавливали ребятишки и спрашивали: «Сколько вчера убила?» Я обстоятельно докладывала им. Однажды мне пришлось честно сказать, что я уже несколько дней не стреляла по врагам. «Плохо!» — в один голос сказали ребятишки. А один, самый маленький, сурово добавил: «Очень плохо. Фашистов надо убивать каждый день!»

В Музее Вооружённых Сил в Москве в экспозиции, посвящённой Л. Павличенко, среди множества экспонатов хранится рогатка, подаренная севастопольскими ребятишками, и один из осколков, ранивших Людмилу.

«Когда я пошла воевать, я сначала испытывала одну только злость за то, что немцы нарушили нашу мирную жизнь. Но всё, что я увидела потом, породило во мне чувство такой неугасимой ненависти, что её трудно выразить чем-либо иным, кроме как пулей в сердце гитлеровца…»

Она видела тело 13-летней девочки, на которой немцы демонстрировали друг перед другом своё умение владеть штыком. Мозги на стене дома, а рядом — трупик трехлетнего ребёнка, который раздражал фашиста своим плачем, и обезумевшую от горя мать, лишившуюся рассудка, которой даже не разрешили забрать и похоронить своё дитя.

«Ненависть многому учит. Она научила меня убивать врагов. Ненависть обострила мои зрение и слух, сделала хитрой и ловкой. Ненависть научила меня маскироваться и обманывать врага, вовремя разгадывать его хитрости и уловки. Ненависть научила меня по несколько суток терпеливо охотиться за вражескими снайперами… Пока хоть один захватчик ходит по нашей земле, я буду беспощадно бить врага!»

И она продолжала свою непростую, тяжелую, не женскую работу. «…Лежу я обыкновенно впереди переднего края, под кустом или отрываю окоп, …18 часов пролежать на одном месте — довольно трудное занятие, причём шевелиться нельзя… Терпение здесь нужно адское… Первая моя винтовка была разбита под Одессой, вторая — под Севастополем… Вообще же у меня была одна так называемая выходная винтовка (наградная СВТ от генерала И.Е. Петрова. — Авт.), а рабочая винтовка — обыкновенная трёхлинейная. Был у меня хороший бинокль».

Их не раз накрывало миномётным и артиллерийским огнём. «В Севастополе я опять пришла в свою часть. (После госпиталя. — Авт.). Тогда у меня было ранение в голову. Меня всегда ранили только осколки дальнобойных снарядов, всё остальное меня каким-то образом миновало. А ведь фрицы иногда такие «концерты» закатывали снайперам, что прямо ужас. Как обнаружат снайперский огонь, так и начинают лепить по тебе, и вот лепят часа три подряд. Остаётся только одно: лежи, молчи и не двигайся. Или они тебя убьют, или надо ждать, пока они отстреляются…»

Во время второго штурма Севастополя, 19 декабря 1941 года, Людмила была тяжело ранена, осколок попал ей в спину. Тогда её спас, вытащил из-под обстрела верный боевой друг и напарник снайпер Леонид Киценко. Выжила Павличенко чудом и снова вернулась в строй. При очередном миномётном обстреле её напарник был тяжело ранен, осколком ему оторвало руку. Людмила, презирая опасность, почти в полный рост среди разрывов, быстро, как только смогла, дотащила его к своим. Но спасти Леонида не удалось. Во время третьего штурма она выходила в засады уже одна, без напарника. После очередного ранения старший сержант Л. Павличенко была эвакуирована вместе с другими ранеными 19 июня 1942 г. на ПЛ «Л-4» на Кавказ, в Новороссийск.

На передовую она больше не вернётся. В истории её жизни открывалась новая страница.

«…Если мы увидим, что войну выигрывает Германия, нам следует помогать России, если будет выигрывать Россия, нам следует помогать Германии. И пусть они как можно больше убивают друг друга, хотя мне не хочется ни при каких условиях видеть Гитлера в победителях…» Так заявил 24 июня 1941 г. сенатор-демократ Гарри Трумэн, будущий президент Соединенных Штатов. Тем не менее советское руководство настойчиво пыталось склонить союзников к скорейшему открытию второго фронта в Европе.

В сентябре 1942-го в Вашингтоне планировалось проведение Всемирной студенческой ассамблеи о роли молодёжи в антифашистской борьбе, о чём президент США Франклин Д. Рузвельт известил телеграммой И.В. Сталина с просьбой прислать делегатов от СССР. Сейчас, по истечении времени, можно только удивляться природной дальновидности вождя всех времён и народов в подборе кандидатов на эту поездку.

Руководитель группы — Красавченко Николай Прокофьевич, организатор и идейный вдохновитель делегации, секретарь Московского горкома комсомола, занимался подготовкой партизанских диверсионных и подпольных групп на случай захвата Москвы, организатор добровольческого московского партизанского отряда (действовал на территории Белоруссии). Старший лейтенант Владимир Николаевич Пчелинцев ушёл на фронт с 4-го курса Ленинградского горного института, известный снайпер Ленинградского фронта, мастер спорта СССР, Герой Советского Союза. К началу лета 1942 года уничтожил 144 гитлеровца, общий счёт — 456 вражеских солдат и офицеров, из них 14 снайперов. И младший лейтенант Павличенко, снайпер Приморской армии, уничтожившая 309 солдат и офицеров, из них 36 снайперов. Награждена орденом Ленина. Звание Героя Советского Союза она получит позднее, в 1943-м.

Ни сами делегаты, ни их руководители до конца не представляли, чем может обернуться для них эта поездка за рубеж. Но сказать, что их принимали хорошо — значит не сказать ничего… На одном из выступлений им передали записку: «Я не люблю коммунистов, а все русские — коммунисты. Пришёл из любопытства, посмотреть, что вы за люди. Сказать откровенно — понравилось! Прошу принять от меня небольшую сумму и купить себе подарок по вашему выбору — на память об этой встрече». И чек на предъ-явителя на 1000 долларов.

Восторг и овации, свист и крики одобрения сопровождали каждое выступление наших делегатов. «Джентльмены! — разносился над многочисленной толпой в Чикаго звонкий девичий голос. — Мне 26 лет, на фронте я успела уничтожить 309 фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?» Минуту была полная тишина, затем толпа взорвалась неистовым рёвом и гулом одобрения.

За время пребывания в США и Канаде (с 24 августа по 1 ноября) советская делегация посетила 43 города, выступила на 67 митингах, которые сопровождались стихийным сбором денег в помощь СССР. Собранная сумма составила несколько миллионов долларов. Америка и Канада как бы проснулись от долгой спячки. Газеты печатали статьи о России, о советском народе: «Народ, у которого такие представители, победить невозможно!» Создавались организации, общества, движения в поддержку России, за открытие второго фронта. Так, в ноябре 1942 г. был создан Комитет военной информации США, который стал регулярно осуществлять радиопередачи: сводки боевых действий Красной Армии, новости о жизни в Советском Союзе. В кинотеатрах демонстрировался советский документальный фильм «Разгром немцев под Москвой».

А затем по личному приглашению У. Черчилля наша делегация убыла в Великобританию для участия в Международном конгрессе молодёжи. Их задарили подарками — от снайперских винтовок до меховых курток от Ассоциации меховщиков, а ещё персонально Людмиле преподнесли роскошную шубу из чернобурок. Наша молодёжная делегация явилась своеобразным катализатором, который ускорил и активизировал многие процессы нашей дипломатии, в корне изменил отношение союзников к Советскому Союзу, к нашей армии, к нашему народу и принёс огромную пользу, которую трудно переоценить.

В боевых действиях Людмила Михайловна больше не участвовала, преподавала на курсах «Выстрел». После войны окончила Киевский госуниверситет, с 1945-го по 1953 г. работала научным сотрудником ГШ ВМФ. Вышла в отставку в 1953 г. в звании майора по болезни (инвалид 2-й группы): сказались три ранения и четыре контузии. Вела большую работу в Советском комитете ветеранов войны, участвовала в международных конгрессах и конференциях. Автор книги «Героическая быль». Умерла 27 октября 1974 года в Москве, похоронена на Новодевичьем кладбище.

Именем Людмилы Павличенко названа улица на Центральном холме нашего города, между улицами Терещенко и Суворова. Так легендарный снайпер Людмила Михайловна Павличенко навечно осталась в облике нашего города-героя Севастополя.

Другие статьи этого номера