Сердечно-сосудистые и онкологические заболевания в 80% случаев — причина смерти севастопольцев

(Продолжение. Начало в номерах за 28 февраля, 4, 7 марта и 2 апреля).Следующий вопрос касался показателей заболеваемости севастопольцев.

— Здесь вопросов очень много, — подчеркнул Юрий Восканян. — Например, почему в первую очередь строят онкологический диспансер, а не больницу для ветеранов Великой Отечественной войны? Потому что тех же ветеранов мы будем лечить в этом современном многопрофильном учреждении!

Далее начальник горздрава обратил внимание на то, что есть такие «пожарные» вещи, как смертность населения Севастополя. И здесь лидирующие позиции — у сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний, которые в 80% случаев уносят жизнь горожан. А ситуация по выявляемости злокачественных новообразований также оставляет желать лучшего. Сегодня наш городской онкодиспансер представляет собой одно отделение, где перемешана хирургия с терапией, и располагается он на арендуемых площадях в терапевтическом корпусе. К сожалению, таково наследство 23-летнего невнимания к этой службе, в результате чего произошла полная ликвидация онкологов в первичном звене и, соответственно, онкологической настороженности в этой зоне.

— 90% случаев должно быть диагностировано в первичном звене, а в онкологический диспансер пациенты должны приходить на лечение, — сказал Юрий Восканян. — Дисбаланс этой службы привел к тому, что недовыявлена масса случаев рака всех локализаций. Возьмем, например, рак молочной железы, который, казалось бы, находится на поверхности. Что, для его выявления нужен компьютерный томограф? У нас выявляемость 60% — в два раза ниже целевого показателя.

Или рак предстательной железы — ни в одном госучреждении не было прибора, который определяет главный показатель, по которому выявляется это заболевание (простатспецифический антиген, стандарт обследования мужчин старше 40 лет. — Авт.)… Выявлено 25 на 100 тысяч населения рака предстательной железы, а остальные 80% больных — где они ходят? Через полгода их I-II стадия рака станет уже III-IV, и дальше куда они придут с запущенной стадией заболевания?

Далее, рак легкого — почти такая же картина. Рак толстой кишки: нет эндоскопа, в итоге имеем показатели в 4 раза ниже тех, которые должны быть, и остальные больные попадут в больницу уже с опухолевой непроходимостью, кровотечением, то есть опухолью в той стадии, когда жизненный прогноз уже становится очень проблематичным… Ничего не сделает стационар, если туда придут запущенные пациенты. Так во всем мире, так во всех субъектах РФ. Онкология — самый главный маркер работы первичного звена. Какой смысл диспансеризации, если у больного ничего не нашли? Мы можем соглашаться с этим или не соглашаться, но такие больные у нас есть, и они остались с недиагностированными заболеваниями.

Далее начальник горздрава отметил, что изменить ситуацию к лучшему позволят строительство онкологического диспансера и смещение объемов медицинской помощи из стационара в первичное звено.

Кроме того, как подчеркнул Юрий Восканян, вызывает опасение рост (на 15%) в нашем городе смертности от болезней органов дыхания, в том числе от туберкулеза. И это при том обеспечении лекарствами, которое имеется, в том числе обеспечении реактивами для экспресс-диагностики для определения чувствительности к антибиотикам. Этот показатель также будет серьезно мониториться.

Говоря о сердечно-сосудистых заболеваниях, начальник горздрава отметил, что особого внимания также требует высокая смертность при инфаркте миокарда (гибнет четверть из всех заболевших) и инсульте. Сегодня это основная причина смерти и инвалидности населения.

— Понятно, что не все больные своевременно попадают в стационар, кто-то инфаркт переносит на ногах, — сказал Юрий Восканян. — Госпитальная летальность от инфаркта миокарда у нас 12,7, а мировой показатель — не выше 4%… Еще раз хочу подчеркнуть, что из умерших от инфаркта миокарда в 60% случаев диагноз поставлен судебно-медицинской экспертизой. То есть эти больные в стационар не доехали. Это говорит о полном параличе работы первичного звена с такими пациентами…

По инсульту показатели тоже пока удручающие. Посмотрите: сегодня смертность от инсульта — 47%. Это дикие показатели. В России — 30%, и это тоже высокая смертность. Мировой же показатель в странах, которые реализуют программу борьбы с инсультом, в три раза меньше. Там смертность от острого нарушения кровообращения при ишемическом инсульте — менее 10%, при геморрагическом — менее 20%, а общая смертность не превышает 15%. Понятно, что нам нужна трехуровневая система с внедрением технологии тромболизиса… С созданием регионального сосудистого центра мы надеемся уйти от высокой смертности при инсульте.

(Продолжение следует).

Другие статьи этого номера