Успеть обязаны!

Успеть обязаны!

Ну вот опять пришла весна. И пусть она пока что не заявила о себе в полный голос яркими солнечными лучами, безоблачной голубизной бескрайнего неба, буйством цветения и стойким хорошим плюсом температуры, все равно она пришла. И с этим никто никогда и ничего не поделает, как и с тем, что весной, в мае, в его 9-й по счету день мы будем отмечать самое главное торжество — праздник Великой Победы.
За многие годы работы в «Славе» мы привыкли к тому, что в весенние дни резко (в разы) возрастает поток читательских писем с воспоминаниями о войне, с рассказами о фронтовиках. Правда, в последние годы (что тут поделаешь — время неумолимо) единицы обращений приходят от непосредственных участников боевых действий и сражений Великой Отечественной. Чаще дети, внуки и теперь уже пра- и праправнуки просят рассказать на страницах газеты о своих близких, дорогих сердцу людях, подаривших нам всем мир и жизнь. До слез трогательно и приятно, что в семьях сохраняется память, бережно и трепетно хранятся военные реликвии, боевые ордена и медали.
Не хочется даже думать о том, где бы мы все сегодня были и что бы с нами со всеми было, если бы благодарную память удалось подменить на цинично-безблагодарное беспамятство.
И все же в этом нескончаемом потоке редакционной почты с благодарностями фронтовикам нет-нет да и промелькнут такие, что сердце зайдется. Ну не должно быть так в семидесятый победный год! Не должно! Уж слишком мало осталось сегодня живых солдат-победителей, чтобы позволять себе относиться к их проблемам без должного внимания и уж тем более оставлять без конкретного решения.
Однако… Открывает наш традиционный пятничный откровенный разговор о важном тревожное письмо участницы Великой Отечественной войны М.И. Юрчук:ВЕТЕРАН-БОМЖ ГОРОДА-ГЕРОЯ

«Уважаемая «Слава Севастополя». Пишет вам участница Великой Отечественной войны Мелания Илларионовна Юрчук. Ранее проживала на улице Маринеско, а сейчас я бомж города-героя Севастополя.

«Славу Севастополя» читаю давно, но статья А. Калько в номере за 24.03 «У пикета «детское лицо» меня потрясла. Я читала и плакала, как можно принять такое решение? Хотя у меня почти такая же ситуация. После смерти моего сына в 2005 году мои невестка Юрчук Людмила Петровна и внучка Юрчук Юлия Тимофеевна подали иск в Гагаринский суд на выселение меня из квартиры, которую я получила по ордеру в 1994 году в ЗАО «Севастопольстрой».

Семья была в составе четырех человек: основной квартиросъемщик — Юрчук Тимофей Яковлевич (мой сын), его жена Юрчук Людмила Петровна, дочь Юрчук Юлия Тимофеевна и я, как участник войны. Иск был такого содержания, что я вообще не проживала в данной квартире. Хотя в квартире на ул. Маринеско мне, как участнику войны, был установлен телефон, в коммунальных услугах были льготы. Решение судьи Гагаринского суда Майданика было жестким: выселить меня из квартиры и лишить права на проживание в ней.

Апелляционный суд Севастополя (председатель — Салихов, судьи Зотов и Колбина) подтвердил решение Гагаринского суда. Меня выселили из квартиры, в которой я жила и была прописана, в никуда.

Я обращалась в Гагаринскую прокуратуру, ответ — ноль. Потом обращалась к прокурорам Вышинскому, Пилату (на приеме у Пилата была два раза). Когда он читал моё заявление, говорил, что как так: участник войны — и на улицу? Но ответ был, как у Вышинского, точь-в-точь, только разные исходящие номера и подписи. Обращалась и в прокуратуру РФ (у Шевченко была на приеме 3 раза). Выслушивают, принимают заявления, но ответы такие, как были при украинском прокуроре. Только переведены на русский язык и подпись другая. Если бы прокуратура пересмотрела это гражданское дело, изучила его, то наверняка был бы совсем другой результат. А так никто его, видимо, не смотрел внимательно. Прокурора назначили нового, а все исполнители остались те же.

Я думала, хоть на старости лет поживу по-человечески, не в стесненных условиях. Но моя невестка и здесь постаралась — подала на меня иск в Ленинский суд на лишение наследства. И меня его лишили. По решению суда. Вот так и живу я после смерти сына бомжем в городе-герое. И нет у меня уверенности, что что-то изменится.

М.И. Юрчук».

О проблеме Мелании Илларионовны мы уже писали 8 ноября 2013 года (публикация «Лишняя» бабушка…»). И, честно говоря, очень надеялись и верили, что справедливость восторжествует.

Не восторжествовала, как видим. Конечно, Мелания Илларионовна не живет на улице или в подвале. Слава Богу, кроме сына (рано ушедшего из жизни, после чего, собственно, и начались невзгоды у пожилой женщины), у нее есть дочь Наталья. Она заботится о маме и помогает ей искать правду. Вот только пока найти ее двум женщинам не удается. То ли ищут не там, то ли закон у нас подменен прейскурантом. А время бежит. Стремительно и неумолимо. Успеет ли Мелания Илларионовна при жизни порадоваться торжеству справедливости и обретенной правде, сказать трудно. Но мы-то успеть помочь ей обязаны! Как, впрочем, и другим участникам и ветеранам войны, ждущим очереди на жилье, мечтающим о необходимом лечении, нуждающимся в реабилитации, протезировании и т.д.

* * *

А еще мы обязаны успеть к 9 мая привести в порядок любимый город. Чтобы не прятать глаза и не краснеть перед фронтовиками и гостями белокаменного за мусор, грязь и всеобщий, где нравится, базар:

УВАЖАТЬ И ЛЮБИТЬ СВОЙ ГОРОД

«9 Мая 2015 года — 70 лет Победы нашей страны в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг. И что увидят победители и гости? Проспект Генерала Острякова, который в советское время был очень красивым, сейчас — базар им. Острякова с бешеным количеством лавок. Улица Хрюкина являет собой грустную картину: несметное число лавок, увеличивающихся постоянно в площадях и количествах, грязь, текущая вода, изуродованные дороги…

На углу улицы Хрюкина и проспекта Генерала Острякова котлован с забором стоит десятки лет, и ничего не делается, а напротив — бабушки-перекупщицы, плохо воспитанные родителями, получившие от России приличные пенсии, но удивительно безнаказанно продолжающие издеваться над городом. Иногда приходят сотрудники полиции, говорят, что могут навести порядок, но, увы, ничего не меняется. Видимо, нет законов. Или руководство нашего города и большинство его жителей безразлично и пассивно относятся к жуткому внешнему виду Севастополя.

Но ведь законодательное собрание может принять законы, запрещающие уродовать город. Надо в случаях нарушения чистоты и порядка в городе штрафовать грязнуль, а деньги передавать на приведение города в порядок.

Жители Севастополя, руководство города! Не будьте безразличными, любите свой великий город, людей и детей, живущих в нем!

Татьяна Павловна Тропина, ул. Боцманская».

Трудно не согласиться с уважаемой Татьяной Павловной. Город необходимо вычистить до блеска. Вот только делать это стоит не только к 9 Мая, а каждый день. Иначе нам никогда не вернуть былую славу Севастополю — как самому чистому, зеленому и ухоженному городу страны.

* * *

Завершают наше сегодняшнее общение Филатовы, Владимир Иванович и Александр Иванович, дети войны. Они, потомки солдат-победителей, поделились с читателями «Славы Севастополя» своими воспоминаниями о родственниках, «прошагавших, проползших, проехавших по бездорожью и победно ворвавшихся в логово фашизма». И пусть их отец, дяди и тетя не защищали и не освобождали наш родной город, они заслуживают того, чтобы в Севастополе о них узнали. И запомнили. И поблагодарили!

ФРОНТОВИКИ ФИЛАТОВЫ

«Воронеж… В 1941 году ушли на фронт четверо наших близких родственников: отец, Иван Васильевич, дяди, Андрей Иванович и Яков Иванович, и тетя, Александра Ивановна. Все — однофамильцы.

Их воинские звания — скромные и перечень военных профессий, освоенных за время изнурительной войны, невелик. Старший сержант, шофер-автомеханик и артиллерист гаубичного полка, старшина, помощник командира взвода связи, рядовой боец, стрелок, разведчик лыжного и позже — танкового батальона, сержант, телеграфистка узла связи.

На картах военной географии не счесть количества городов, деревень и мест, где по воле судьбы пришлось воевать нашим родственникам. Вот лишь отдельные вехи на четверых: Волоколамск, Смоленск, Беляево, Ягодное, Псков, Нарва, Рига, Павловск, Верхний Мамон, Кривой Рог, Харьков, Кенигсберг и… Берлин.

С передышками на лечение в госпиталях всю войну с боями прошагали, проползли, проехали по бездорожью и победоносно ворвались в логово фашизма. Помним скупые рассказы Андрея Ивановича о многодневном штурме Берлина. Вокруг все ревело и грохотало… Тогда он, старшина, обеспечивающий связь командного пункта с передовыми отрядами штурмующих бойцов, печалился о том, что немного не успел добраться непосредственно до стен рейхстага. Оставалось всего лишь 2-3 квартала до него, в то время как М. Кантария, А. Берест и М. Егоров пробились наверх и установили над обгоревшим зданием Знамя Победы.

Бесконечные изнурительные бои за освобождение деревень и городов, ночные вылазки в тыл врага, взятие «языков», обеспечение проводной связью в полевых условиях под пулями, переброска артиллерийских установок по бездорожью… Прошли через весь кошмар войны, о которой, безусловно, легче рассуждать сейчас, чем находиться тогда в «пекле».

И не было предела радости и счастья, когда, чудом выжившие, все четверо вернулись с фронтов в родной Воронеж.

Как такое могло быть? Ведь подобные случаи были редкими. Израненные, но вернулись… Мы уверены, что тому способствовали умелые действия в боевых ситуациях, бесстрашие и личные подвиги наших фронтовиков Филатовых. И это подтверждено большим числом наград солдатской славы.

Они не полководцы и не управленцы. Однако благодаря таким и миллионам павших в боях продолжается жизнь, и мы просто обязаны помнить о них и говорить: «Слава фронтовикам! С Победой!»

Дети войны: Филатов Владимир Иванович, Филатов Александр Иванович».

Спасибо вам, фронтовики Филатовы! Спасибо за Победу всем, всем, всем солдатам Великой Отечественной!

До следующей пятницы.

Другие статьи этого номера