Трудовой «почин» питерцев…

Трудовой "почин" питерцев...

Первомай с незапамятных времен воспринимается нами как праздник весны и труда (впрочем, таковым он в России официально и является), международный день солидарности трудящихся. Многим с детства знакомы такие народные поговорки, как «терпение и труд все перетрут», «кончил дело — гуляй смело» и т.д. Однако за последние десятилетия отношение к труду все же претерпело кое-какие изменения. В то время как одни по-прежнему воспринимают необходимость трудиться как право и обязанность, не брезгуя практически никаким трудом, другие полагают, что «работа не волк, в лес не убежит», предпочитая вообще нигде не работать.»В России может быть возобновлена норма закона о наказании за тунеядство», — сообщили центральные российские масс-медиа незадолго до наступления майских праздников. Поводом стало принятие заксобранием Санкт-Петербурга поправок для вынесения на федеральный уровень. Проект предусматривает наказание в виде исправительных работ сроком до одного года для россиян, уклоняющихся от трудоустройства свыше шести месяцев при наличии подходящей работы. В Конституцию России предложено внести поправку о том, что труд — не только право, но и обязанность граждан. Не будут считаться тунеядцами граждане до 18 лет, инвалиды, родители детей-инвалидов, женщины с детьми в возрасте до 14 лет, священнослужители и ряд других категорий граждан.

Согласно федеральному закону «О занятости населения в России», работа не может быть подходящей, если она связана с переменой места жительства без согласия гражданина, если условия труда не соответствуют правилам и нормам по охране труда, а также если предлагаемая зарплата ниже величины прожиточного минимума.

Авторы законодательной инициативы обращают внимание на то, что в России 20 миллионов человек работают без надлежащего оформления своего статуса, а 18 млн человек трудоспособного возраста являются незанятыми. В подобной ситуации бюджет недополучает налоги. Кроме системы наказания разработчики нововведений предложили и другой законопроект, который создаст возможности для «мотивации к честному труду». Инициатива предполагает ввести в законодательство понятия «общественная служба» и «общественно значимые должности» и поощрять граждан, которые их занимают (врачей, учителей и т.д), денежными пособиями и другими льготами. Предлагается предоставлять им во внеочередном порядке жилье по договорам найма, места в детсадах, школах и летних лагерях. А материнский капитал таким категориям граждан рекомендуется выплачивать после рождения первого ребенка, а не второго.

Инициатива питерских депутатов уже имела в обществе резонанс. Читатели газет и пользователи интернет-ресурсов охотно высказывают свое мнение по поводу того, что следует считать в наше непростое время тунеядством. Как в этом контексте рассматривать права гражданских свобод? И будет ли эффективна предлагаемая система наказания?

О том, каким было отношение к тунеядству в советское время, красноречиво свидетельствует бесспорный шедевр режиссера Леонида Гайдая в кинокомедии «Операция Ы и другие приключения Шурика»:

— Ну, граждане алкоголики, хулиганы, тунеядцы… Кто хочет сегодня поработать? — спрашивает товарищ милиционер, распределяя наряды для задержанных на 15 суток, и продолжает: — Песчаный карьер — два человека. Уборка улиц — три человека. Мясокомбинат… сегодня нарядов не прислал. Есть наряд на строительство жилого дома. Цементный завод…

— А на ликеро-водочный есть? — раздается голос…

* * *

Мы поинтересовались у жителей нашего города, поддерживают ли они инициативу питерских депутатов о введении на законодательном уровне наказания за тунеядство.
Алла Шевкетовна:

— Я твердо убеждена, что каждый человек должен работать! Хочу подчеркнуть: это не только право каждого гражданина, но и его обязанность. Надо привлекать к проблеме тунеядства больше внимания, чтобы считалось, что нигде не работать — стыдно. Я, таким образом, больше за подрастающее поколение переживаю. Если ребенок будет видеть, что можно как-то выживать, крутиться, нигде не работая, зачем ему тогда учиться, думать о будущей профессии?

Сергей:

— Я тоже слышал об этой инициативе депутатов. На мой взгляд, очередная глупость, потому что в такой форме проблему незанятости не решить. Если государство хочет получать больше поступлений в виде отчислений и налогов, значит надо модернизировать систему налогообложения. Чтобы работодатель, который отвечает за большой коллектив, не был заинтересован в сокрытии реального числа работников. Проект закона о наказании за тунеядство в том виде, в котором он предлагается, я не поддерживаю.

Ирина Петровна:

— Под окнами моего дома каждый день собирается веселая компания — мужчины, женщины, все молодые с виду, не инвалиды. Они нигде не работают, регулярно выпивают, периодически что-то тащат с мусорок. Я думаю, их такой образ жизни вполне устраивает, когда никто никому ничем не обязан. Происходит это с молчаливого согласия большинства. Но ведь мы понимаем, что когда безделье становится образом жизни, это рано или поздно приведет человека на преступный путь. Неработающие люди совершают кражи, грабежи, попрошайничают или промышляют мошенничеством. Не зря в народе говорят: безделье — мать всех пороков. Я не против, если за такими прожигателями жизни будет контроль. Например, помню, как в советское время мою соседку, упорно не желавшую нигде работать, периодически навещал участковый милиционер. После этих визитов она шла устраиваться на работу, хоть и ненадолго. Как-никак, а это профилактика правонарушений.

Михаил:

— Чтобы наказывать человека за тунеядство, надо сначала разобраться в каждом отдельно взятом случае. Он действительно не хочет работать или просто не может трудоустроиться? Знаю по личному опыту: в наше время нелегко найти работу. Зарплаты невысокие, а претензии работодателей к соискателю зачастую зашкаливают. Хотят брать на работу в основном молодых. А что делать тем, кому за сорок, за пятьдесят лет? С другой стороны, я понимаю, почему такой вопрос на повестке дня возник: слишком много появилось тех, кто хочет жить за чужой счет. В некоторых семьях великовозрастных детей продолжают содержать и кормить родители-пенсионеры. Таких тунеядцев надо наказывать.

Наташа:

— Если вы спрашиваете меня про работу, то это больной вопрос! Я сама не могу трудоустроиться уже длительное время. Согласна и на невысокую зарплату, а все равно не получается. Как толькл работодатели узнают, что я одна воспитываю маленького ребенка, так связываться со мной у них желание пропадает. А моя подруга, например, инвалид 3-й группы. По этой причине ее тоже не хотят брать на работу. Думают, видимо, о том, что придется оплачивать больничные. И никакие уверения, что в этом нет необходимости, не помогают. Поэтому вопрос о наказании за тунеядство — это не ко мне. Я хочу, очень хочу работать, но не имею такой возможности. Хотя, я так думаю, в определенных ситуациях наказывать за тунеядство было бы уместно. Особенно в отношении мужчин, которые уклоняются от уплаты алиментов, ссылаясь на свой безработный статус. Это же такая удобная «отмазка» — не плачу на содержание ребенка, потому что я нигде не работаю! Таких надо и штрафовать, и судить общественным судом!

Другие статьи этого номера