Валерий Миколинский. Жизнь, отданная морю

Валерий Миколинский. Жизнь, отданная морю

В День Победы в Севастополе невозможно не заметить в колонне ветеранов подводного флота подтянутого крепкого бородача. Десять лет он бессменно несет флаг Военно-Морского Флота. Намерен командир БЧ-5 капитан 3 ранга Валерий Павлович Миколинский и в 2015 году пронести его по улицам города.Мирная жизнь на втором этаже двухэтажного дома на Корабельном спуске закончилась 22 июня 1941 года. Валере было два годика. Отец ушел на фронт. Больше его семья не видела. Погиб Павел Игнатьевич под Шауляем 27 июля 1944 года. Пришла похоронка. В 1942 году этот и соседний дома немцы разбомбили. Мама с детьми перебралась в пещеру.

Годы оккупации — самые страшные в жизни севастопольского мальчишки. Уже после освобождения города пошел Валера в школу N 102, расположенную за паровозным депо. Позже эта школа получила номер 61. А потом и новое здание у железнодорожного вокзала. Директором там работала Екатерина Ивановна Набокова. Затем паренек поступил в вечернюю школу и стал работать в военной мастерской 1020. Сначала в литейном цехе, потом набирался опыта в кузнице у дяди, Никиты Зайцева.

Когда исполнилось 17 лет, сдал экзамены на матроса и пошел сначала на малый морской танкер «Индига», потом — на МБ-34. Это был такой американский буксир 1946 года постройки. С этого буксира был призван на службу и попал в город Пинск в Белоруссии, в первый учебный отряд Военно-Морского Флота. Это был первый выпуск, который отправили на Черноморский флот.

После срочной службы в 1962 году, во время Карибского кризиса, поступил Миколинский в «Голландию» — Севастопольское высшее военно-морское инженерное училище. Практику проходили на Севере в Ура-Губе. Тогда она еще Ура-Губой была, а не Видяево. Потом попал на Камчатку. Преддипломную практику проходил во Владивостоке на подводной лодке 629-го проекта. Это дизельная лодка с тремя ракетами. Она тогда модернизировалась под подводный пуск.

Валерий Павлович вспоминает: «Когда мы с женой приехали в августе в Петропавловск-Камчатский, встретили моего товарища по училищу Виталия Винокурова. Он выпускался на два года раньше и его только что назначили командиром БЧ-5. У Виталия были проблемы со здоровьем, поэтому получил направление в госпиталь. А группу механиков на лодке оставить не на кого. Он говорит: «Валера, пошли ко мне на лодку. Это ничего, что у тебя предписание есть. Начальник отдела кадров Камчатской военной флотилии (тогда это был капитан 1 ранга Саксонов) обещал мне, что первого, кого я приведу, он мне назначит командиром группы». Пошли в отдел кадров. Да, Саксонов свое слово действительно сдержал. И я был переназначен с «К-129» на «буки-101». Сразу же поехал на лодку, она проходила швартовные испытания. Так началась моя служба на 101-й.

В 1969-м 101-ю лодку переводили во Владивосток, и Миколинский был назначен на «С-73». На ней он прослужил до 1972 года. На ней же ходил в автономку. Потом по просьбе флагманского механика Юрия Александровича Кириллова старую лодку «С-173» передали под плавучую зарядную станцию. Миколинскому как грамотному механику поручили обеспечить ее эксплуатацию. Он разработал всю документацию по зарядке батарей подводных лодок в базе, получил и смонтировал все оборудование. После этого сделал 49 зарядок, что сэкономило более 600 часов моторесурса боевых подводных лодок.

В 1973-м Миколинского назначили командиром БЧ-5 на «буки-55». В 1976 г. перевели на «буки-33». Это была боевая лодка с четырьмя торпедами спецбоезаряда (ядерное оружие). Ядерное оружие было в основном в первом отсеке. Две торпеды — в торпедных аппаратах, две — на стеллажах. Входить в первый отсек разрешено командиру, старпому, командиру БЧ-3, старшему механику и с ним — трюмному и торпедистам. Остальному личному составу вход запрещен. Экипаж знал, что мы несем ядерные боеголовки. Причем каждый матрос давал подписку о неразглашении. Решение о применении оружия должен был принимать командир с уведомлением зама по политчасти. На лодке были секретные пакеты. Их вскрывать нужно было только при чрезвычайных ситуациях — таких как начало войны. Командир пакет вскрывает, там инструкция, какое оружие и где применять.

В 1976 году на боевом дежурстве простояли восемь месяцев. В 1977-м — шесть месяцев. В 1978-м — три месяца и автономка. И в декабре 1979 года поставили лодку в Сельдевую на ремонт. В 1980-м перевелся в Севастополь. Должен был идти на «С-57». Но командир БЧ-5 отказался меняться местами и идти на Камчатку, сославшись на больную семью. Служил Миколинский до 1985 года в техническом управлении флота на технической базе. Вот такая у него военная карьера.

Валерий Миколинский помнит по дням все походы на лодках. Ходили под Гуам. Потом на «С-73» в автономку. Это лодка дальнего радиолокационного обнаружения. Ходили под Командоры. Ночью всплывали, включали РЛС. Мощность — 300 кВт на излучение. И все цели передавали через штаб Камчатской флотилии в штаб Тихоокеанского флота. И потом на 33-й лодке ходили в автономку вдоль Курильской гряды.

Ловили и записывали шумы американских и японских подводных лодок. Записали две дизельные лодки и три атомные американские. Все это писалось на магнитофон. И потом после автономки передавалось в вышестоящие штабы для анализа. Служба была незавидной, в постоянном напряжении. В 1971 году отдельную 182-ю бригаду подводных лодок перевели из Рыбачьего в бухту Бечевинскую, кодовое название — «Финвал». Так и секретный поселок назывался. И там с 1971-го по 1980 год пришлось проходить службу. Дорог туда никаких не было, на место можно было попасть только вертолетом и морем…

Надежный тыл Миколинский ценил высоко: «Не было бы у нас нормальных жен, не было бы у нас ни погон, ни званий, ни наград — ничего. В основном это, конечно, заслуга наших жен. Они умели не только встречать, но и ждать.

…Раньше Валерий Павлович занимался поделками, мечтал на пенсии заняться моделями лодок. Но море не отпускало. Работал механиком на санитарном судне, потом — на «СБ-5», затем — на судне физических полей «Северодонецк». Последние 8 лет был старшим механиком на танкере «Бахмач». В апреле 2013 года по состоянию здоровья после операции уволился по собственному желанию. Общий стаж военной службы — 27 лет, с выслугой — 35. Общий трудовой стаж — почти 60 лет. И вся его жизнь связана с морем.

Дочь Юлия и внучка Алиса на День Победы в 2014-м шли в колонне ветеранов Бессмертного полка с портретом Павла Игнатьевича Миколинского, деда и прадеда. В этом году портрет воина будут нести уже две правнучки…

Фото автора и из семейного архива В. Миколинского.

Другие статьи этого номера