Память в бронзе и камне

Память в бронзе и камне

У транспортной развязки на Ялтинском шоссе, за мостом, переброшенным над железнодорожным полотном, отличающиеся добротностью домики образуют несколько улочек. Это поселок 10-го километра Балаклавского шоссе. Другого названия у него нет. Но примечателен он иными обстоятельствами. В крохотном, в общем-то, поселочке тянутся в небо четыре памятника. Их насчитается семь, если учесть обелиски, возведенные на примыкающих к нему землях. Где еще у нас в сельской местности встретишь нечто подобное?На высоте Горной у поселка белеет четырьмя гранями 12-метровый памятник. В молчаливом окружении вечнозеленых туй он виден с некоторых самых отдаленных районов города. Если же встать у его основания, то Севастополь откроется как на ладони. Вон «флакон» бывшего «Муссона», правее — Радиогорка, левее — жилые кварталы микрорайона Камышовой бухты, рядом с ним — силуэты строений, раскинувшихся у Казачьей бухты, на Феоленте. Если окинуть взором противоположную сторону, то невольно ахнешь от вида близлежащих долин и гор, расположенных за десятки километров. Живая карта местности.

Не всегда человек поднимался на Горную красоты ради. Почти два с половиной тысячелетия назад первые жители античного Херсонеса разместили рядом, на соседней высотке, за толстенными крепостными стенами вооруженный дозор. Туча воинственных кочевников не успеет еще показаться в подернутой синевой дали, как о приближающейся опасности полис далеко у моря оповещен то ли сигнальным костром, то ли конным посыльным.

Ученые-херсонеситы, наши современники, в отдельные сезоны вместе с американскими коллегами сделали у Горной не одно открытие. На ее макушке археологи находят следы предположительно античной поры.

Можно назвать несколько мест, где фундаменты фортификационных сооружений глубокого прошлого у нас совпадают, скажем, с опорными пунктами Великой Отечественной. Такова и Горная. В 1941-1942 годах на высоте держали оборону наши воины. Два года спустя ее оседлали солдаты вермахта. Весной 1944-го с ними схлестнулись воины 318-й Новороссийской ордена Суворова имени ВЦИК горнострелковой дивизии. В составе 18-й армии она с боями отступала через Украину на Кавказ. Здесь храбро дралась, чтобы не пустить захватчиков к нефтяным промыслам Баку и Грозного. Поймав кураж, взяла Новороссийск и пошла дальше. В конце 1943 года подразделения 318-й горнострелковой дивизии переправились через неспокойное холодное поздней осенью море на крымский берег у рыбацкого поселка Эльтиген. Захваченный плацдарм главным образом витязи 318-й удерживали более месяца под лавиной вражеских пуль, мин и снарядов. Клочок отвоеванной суши у Эльтигена получил название Огненная земля.

18 ноября 1943 года в «Правде» был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присовении звания Героя Советского Союза офицерскому, сержантскому и рядовому составу Красной Армии за форсирование Керченского пролива и захват плацдарма на Керченском полуострове. В список внесли фамилии 58 воинов — в большинстве своем 318-й горнострелковой дивизии. В том числе воспитанников Балаклавской школы младшего начальствующего состава пограничной службы НКВД майора Александра Клинковского и лейтенанта Николая Топольникова. Позже поселок рыбаков получил новое название — Героевское.

Александр Клинковский пал смертью храбрых на Огненной земле. Николаю Топольникову суждено было сражаться за Севастополь. Вполне возможно, что он штурмовал Горную.

До Сапун-горы от нее рукой подать. Она выше и круче. Но над Сапун-горой красный флаг взмыл ввысь 7 мая 1944 года. Жаркие сражения за Горную продолжались еще в течение предолгих трех дней, по иным данным — все пять дней.

9 мая в городе уже приступили к своим обязанностям прибывшие вместе с Красной Армией П.И. Лесик, А.А. Сарина, В.П. Ефремов и другие ответственные работники партийного и государственного аппарата. Но днем раньше немецкое командование перебросило по воздуху из румынской Констанцы в окопы на Горной 336-й маршевый батальон. Несколько раз высота переходила из рук в руки.

Издали может показаться, что склоны горы гладкие, но стоит пройти по ее скатам, чтобы увидеть, ощутить ступнями оплывшие от времени окопы, пулеметные гнезда, все еще глубокие воронки от мин, снарядов и бомб. Невольно задаешься вопросом: где были сражены поднявшиеся в атаку командир 1339-го полка майор А.Ф. Гетманец, командир одного из батальонов капитан Г.Ф. Панченко, а командира 1331-го полка полковника П.Н. Абашидзе остановило смертельное ранение?

Наверняка П.Н. Абашидзе успел пообщаться с земляками из 414-й Анапской Краснознаменной стрелковой дивизии. Ее сформировали в Грузии, чтобы поставить дополнительный щит перед рвавшимися на Северный Кавказ немецко-фашистскими захватчиками. У Севастополя дивизия, которой командовал генерал-майор В.С. Дзабахидзе, двигалась таким образом, что на ее левом фланге оказалась Горная, а на правом — крайний участок Сапун-горы. Пишут, что на этом участке фронта полегло не менее тысячи солдат и офицеров 414-й. Сразу же после того как у Севастополя стихли бои, боевые товарищи на братской могиле в нынешнем поселке 10-го километра Балаклавского шоссе возвели обелиск — такой, какой смогли во фронтовых условиях.

17 лет спустя, в 1961 году, на это святое для Грузии место приехали строители с проектом, составленным архитектором А.Н. Гокадзе и скульптором Т.И. Сихарулидзе (однофамилец титулованного балаклавского художника-керамиста Сихарулидзе). И в почетный караул на севастопольской земле встали облицованный туфом 14-метровый обелиск с национальным орнаментом и бронзовый воин-грузин с обнаженной головой и автоматом в руке.

Будучи президентом Грузии, подхалим Михаил Саакашвили успел назвать улицу в Тбилиси именем американского президента Буша-младшего и с помощью взрывчатки разрушить у Кутаиси величественный мемориал советской поры, посвященный подвигам воинов-грузинов на полях сражений Великой Отечественной. У Севастополя бронзовому солдату-грузину стоять вечно.

На плитах белого мрамора выбиты слова: «Лучше смерть со славой, чем бесславных дней позор!» и фамилии: Гигучадзе, Вадачкория, Гелашвили, Шенгелия, Ломидзе, Хуцишвили, Сичинава…

Рядом в этом крохотном, нарядном скверике высится еще один величественный обелиск с чеканной скорбящей матерью и новые плиты: Алохвердян, Сигоян, Сосоян, Петросян, Мироян… Верно, это солдаты и офицеры Армянской 89-й Таманской Краснознаменной ордена Красной Звезды стрелковой дивизии. В ожесточенных боях на скатах Горной их погибло свыше 500 человек. Все они нашли вечный покой здесь, у бойкого Балаклавского шоссе с одной стороны и у широчайших виноградников «Золотой балки» — с другой.

За подвиги, совершенные на высоте у нынешнего поселка 10-го километра Балаклавского шоссе, взводный лейтенант Х.А. Хачатрян и командир штурмовой группы капитан С.К. Багдасарян были удостоены звания Героя Советского Союза. Первый умело действовал штыком, прикладом и в конце концов малой силой пленил 26 фашистских солдат. Второй заменил сраженного командира роты. Очистил от врага один из склонов высоты, где на скальном обрыве водрузил красный флаг. Опять же очень хочется угадать: где этот склон, где та скала, увенчанная под пулями красным флагом? Памятник, созданный по чертежам скульптора А.А. Арутюняна и архитектора Д.П. Торосяна, был открыт в 1961 году.

Жители поселка, даже не самые старые, вспоминают визиты ветеранов войны, участников штурма Горной, 10-20 лет назад. Нынче их поток окончательно иссяк. Время берет свое. Оно неумолимо. Хорошо, что среди нас находятся люди, душой болеющие за сохранение мест, овеянных славой и подвигами отцов и дедов. Возле входа в скверик с памятниками прикреплена табличка из полированного гранита. Надпись на ней свидетельствует о том, что в мае 2006 года обелиски были отреставрированы за счет ТМ «Десант». Сегодня тронули высаженные цветы на клумбах, возложенные венки. У сапога бронзового солдата-грузина неизвестные оставили наполненный граненый стакан и кусочек хлеба с салом.

Наконец четвертый памятник. Он белеет чуть в стороне на крутом склоне у железной дороги к Камышовой бухте. С него бы и начать эти строки, ведь памятник установлен на месте, где в 1941 году на защиту Севастополя встали 109-я и 388-я стрелковые дивизии вместе с 9-й бригадой морской пехоты. Стояли они здесь до рокового июля 1942 года. Те, кто позаботился об установке здесь предварительно обработанной и соответствующе оформленной глыбы гранита, пожелали, чтобы об этих полках и бригаде помнили ныне живущие и последующие поколения людей.

О сражавшихся в наших краях чувашах напомнит нам обелиск, задуманный неведомыми пока автору этих строк энтузиастами. На подступах к поселку 10-го километра Балаклавского шоссе ими выбрана скала. На этой скале уже установлен валун местного камня с алой металлической звездочкой сверху и надписью: «На этом месте будет установлен памятник уроженцам земли чувашской, погибшим при обороне и освобождении Севастополя в 1941-м, 1942-м, 1944-м годах». Верится, что так и будет.

Со всех памятников на этом участке священной земли нашего города буквально кричат вверенные им слова: «Вечная слава героям, павшим в боях с врагом и отдавшим свои жизни за свободу и счастье нашего народа. Светлая память о них пусть будет вечно жить в сердцах благодарных потомков». У величественного обелиска воинам 318-й Новороссийской ордена Суворова имени ВЦИК горнострелковой дивизии, кстати, «воздвигнутого силами и на средства» соединения, кто-то оставил самодельную табличку с лаконичным текстом: «Они отдали свои жизни, чтобы тебе сейчас было хорошо».

В странах, которые на весь мир кичатся своей ученостью, демократией, справедливым устройством общества, социологические опросы дали неожиданные результаты. 43% опрошенных считают, что победа над фашизмом добыта благодаря усилиям США. 20% граждан первой страной считают Англию. И лишь 15-16% опрошенных уверены в решающем вкладе в общую победу СССР и его Красной Армии.

Хотя что в этом неожиданного, если, скажем, польский министр иностранных дел Схитына твердит, что узников Освенцима освободили украинцы. Яценюк, не стесняясь, в присутствии немецкого канцлера лопочет об агрессии 70 лет назад Красной Армии в отношении Германии и Украины. Это лишь эпизод тотального извращения фактов, тотального пересмотра итогов Второй мировой и Великой Отечественной войн.

Итоги социологических исследований могут быть любыми. Но разве их организаторам неизвестна истинная картина? Разве она недоступна руководству стран-соседей? Почему с их стороны не следуют попытки встать на защиту исторической правды? Почему у них столь велико желание украсть у нас Победу? На страже ее на пьедесталах стоят герои войны в камне и бронзе. Мы не только видим, но и слышим их.

* * *

Нынешней весной на обращенный к Балаклавскому шоссе склон Горной пришли дюжие парни. Они расчистили присыпанный временем окоп, восстановили дот. Его амбразуры обращены в три стороны. Похоже, в этом месте патриоты представят в эти дни реконструкцию штурма высоты, на которой у стен Севастополя, по сути, завершался разгром врага.

На снимках: воплощенная в бронзе и камне Память.

Фото автора.

Другие статьи этого номера