Перо приравняв к штыку

Перо приравняв к штыку

Отдельной книгой издательством «Дельта» выпущен роман «Невынутый осколок». Он принадлежит перу поэта и прозаика Николая Тарасенко — старейшины мастеров слова Севастополя, Крыма, возможно, всей страны. Как легко догадаться, произведение посвящено событиям Великой Отечественной войны на нашем солнечном полуострове и далеко за его пределами.Осенью минувшего года в тесном кругу друзей Николай Федорович отметил 95 лет со дня своего рождения. Подборка первых его стихов опубликована в 30-е годы минувшего столетия в литературном альманахе «Крым». Рекомендации для вступления в Союз писателей СССР ему, не задумываясь, написали Борис Слуцкий и Николай Асеев. Сам Николай Тарасенко стоял у колыбели первого сборника стихов такой признанной у нас литературной величины, как Андрей Вознесенский.

Расположенный к углубленному литературному труду, Николай Федорович предпочитал провинцию крупным культурным центрам. Он жил во Владимире, Ялте, Симферополе…

Нередко надолго он оседал в местах, одухотворенных героями находящихся в работе произведений. Так он оказался в Старом Крыму, чтобы насладиться воздухом, которым дышал Александр Грин, чтобы налюбоваться пейзажами, которые вдохновляли автора «Алых парусов». В течение десятилетий одна за другой выходили варианты книги о писателе-романтике, каждая лучше предыдущей.

Отчасти Александр Степанович «привел» Николая Тарасенко и в Севастополь, в котором он живет уже свыше двух десятилетий. Как было отказать себе в необходимом для творческого человека познании города, где Александр Грин вел среди матросов революционную пропаганду, распространял запрещенную литературу, где, арестованный и осужденный, в течение двух с лишним лет томился в местной тюрьме, из которой пытался бежать. И без того захватывающее прежнее повествование об Александре Грине в соответствующих местах вспыхнуло новыми красками, было обогащено новыми сведениями, оригинальными мыслями.

Словно магнитом тянул писателя также античный Херсонес. Его седые камни вдохновили Николая Федоровича на создание романа «Месть эллинки». В нем изложена новая, непривычная трактовка образа овеянной легендами Гикии. Стихи Николая Тарасенко о древнем Херсонесе могли бы составить отдельный сборник.

Но самое главное в решении писателя поселиться в нашем городе, как представляется, состоит в ином. Считай, двадцатилетним юношей Николай Тарасенко, познавший к этому времени сладкие плоды первых успехов на ниве литературы, неожиданно для многих собратьев по перу поступает на учебу в Севастопольское военно-морское училище береговой обороны имени ЛКСМ Украины.

В годину нелегких испытаний батальон, сформированный из без пяти минут лейтенантов, без пяти минут командиров береговых батарей, выдвинули в сторону Бахчисарая, навстречу рвавшимся к Севастополю немецко-фашистским полчищам. С этого эпизода начинается роман «Невынутый осколок».

Насыщенную глубоким содержанием образную прозу сопровождают пронзительные стихотворные строки.

У наших винтовка, у тех, кто напал, — автомат…

О первая наглая очередь в наших ребят.

О желтые склоны, проросшие редким леском!

Колючий овраг, по нему пробирались ползком,

Нарядная флотская форма, а здесь не Примбуль —

Вдогонку пунктиром, фонтанчики пыли от пуль,

И перебегающий падает, видимый всем.

Был только что рядом. Надолго залег. Насовсем.

Из состава курсантского батальона уцелели единицы.

Курсант Николай Тарасенко, оглушенный многодневными боями, попал в плен. Но где-то в крымской степи ему удалось бежать. Его захватывает одиссея — пешее возвращение в некогда родную ему Алушту. Жизнь при немцах на полуострове была не сахар. Выживали, одним словом.

Когда пришли наши, Николай Тарасенко снова надел гимнастерку с погонами, взял в руки оружие.

Еще одно стихотворное вкрапление в написанный прозой «Невынутый осколок»:

Был жизни рад, хоть путь тяжел,

Особой не являл отваги,

Но до Берлина все ж дошел

И расписался на рейхстаге.

В творческом багаже Николая Федоровича есть этапные произведения — «Месть эллинки», например, к которым он не возвращается. Другой пример: тема литературной судьбы Александра Грина. Она не отпускала писателя в течение десятилетий. Надолго овладела Николаем Тарасенко и тема Великой Отечественной. Курсантскому батальону им посвящена повесть «Капризы фатума». В свое время она была отмечена городской литературной премией имени Л.Н. Толстого. Казалось бы, можно было поставить точку. Но писатель снова сел за переработку старой рукописи — и вышел новый, по существу, роман.

Год-полтора труд лежал без движения. Издать книгу в наше время, даже очень хорошую, непросто. По понятным причинам Николай Федорович проявлял беспокойство по поводу выхода своего исповедального творения. Оно успело пойти к читателю к 70-летию Великой Победы. Изданию книги содействовали и управление культуры и туризма, и Центральная библиотека имени Л.Н. Толстого, и возглавляемая Татьяной Ворониной региональная писательская организация.

На снимке: Николай Тарасенко.

Фото автора.

Другие статьи этого номера