«Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина. Просто был выбор у каждого — я или Родина»

"Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина. Просто был выбор у каждого - я или Родина"

Десяток европейских стран вермахт завоевал быстрее, чем скромные улицы многих наших городов. Дания сопротивлялась врагу 6 часов, Монако, Люксембург — один день, Нидерланды — 6 дней, Бельгия — 8, Югославия — 12 дней, Греция — 24 дня, Польша — 36 дней, Франция — 43 дня… Наш народ сражался за свободу почти четыре года и окончил войну полным разгромом врага, 1418 дней и ночей, освобождением Европы от фашизма и оглушительной Победой.Под равномерные удары метронома, отсчитывающие секунды великой Минуты молчания, глядя на живые языки пламени Вечного огня, мы скорбно замираем в этот день всей страной. 9 Мая — праздник со слезами на глазах, и у многих, кто помнит лихие военные годы, и у тех, кто родился позднее, не раз в этот день к горлу подступит ком. Время, конечно, лечит. Но слишком глубокой была рана, слишком тяжелы последствия всенародной беды. Даже спустя 70 лет мы с острой болью воспринимаем трагические события Великой Отечественной войны.

В эти весенние дни редакция газеты, словно некий маяк, притягивала очень многих людей, стремящихся рассказать о фронтовиках, детях войны, тружениках тыла. В каждом номере мы старались публиковать такие материалы, пополнять живую книгу народной памяти. Но сколько еще осталось незаполненных страниц! Сколько имен, требующих поминовения! И семидесяти лет оказалось мало, чтобы отдать дань уважения каждому. В наши дни все еще продолжается поиск павших героев, чьих-то отцов, сыновей, братьев и сестер, память о которых не то чтобы светла — свята.

…Когда отец Антонины Ивановны Кравченко (в девичестве Орловой) погиб, ей было пять лет. Она помнит, как страшно кричала мать, получившая похоронку. Многое оборвалось в жизни навсегда тем криком. До конца земных дней одинокой осталась мать. Сама Антонина выросла без отцовских любви и заботы. Иван Захарович Орлов погиб 9 мая 1944 года при освобождении Севастополя…

— Невозможно смириться с утратой, — рассказывает Антонина Ивановна. — Мама очень любила отца, называла его «Хозяин». До войны наша семья жила хорошо. И дом, и сад были свои, имелись ружье, велосипед, сепаратор, швейная машинка — немалые ценности по сельским меркам. Жить бы, как говорится, и радоваться. …Когда я выросла, то специально приехала жить и работать в Севастополь. Здесь мы с мамой обошли все памятники войны. Хотели найти отцовское захоронение, но не смогли, и поэтому каждый год ходили к Вечному огню, возлагали цветы. В год 70-летия Победы произошло неожиданное, — в этом месте своего рассказа Антонина Ивановна делает паузу, старается справиться с волнением. — Внучка моя, тоже Антонина, начала вести поиски через интернет. Оказывается, многие документы военной поры выложены сейчас в открытый доступ в электронном виде. Результат для всей нашей семьи стал потрясением.

Из документов, которые хранили молчание 70 лет, стало известно, что Орлов Иван Захарович был представлен к ордену Славы III степени. Мы ничего об этом не знали. В наградном листе упоминается 7 мая. А через два дня отец погиб. Возможно, поэтому ход документов остановили. Вот выписка: «В боях за взятие Сапун-горы 7 мая 1944 года И.З. Орлов забросал гранатами немецкий блиндаж. Первым ворвался в траншею, в рукопашном бою убил 9 немецких солдат и офицеров… При освобождении города Севастополя наступал в первых рядах, уничтожал отступающих немцев и захватил в плен 8 румынских солдат». А вот выписка из списка потерь: «Погиб И.З. Орлов, стрелок 5-й стрелковой роты 844-го стрелкового полка, 9 мая 1944 года. Похоронен на общем дивизионном кладбище в деревне Верхний Чоргун Балаклавского района»…

Кажется, что в глазах Антонины Ивановны так и застыл вперемешку со слезами вопрос: «Как так?» Практически всю свою сознательную жизнь она прожила, тоскуя по близкому человеку. И вот через толщу лет словно смогла прикоснуться к отцу, представить последние дни его жизни.

— Желание найти папину могилу исполнилось уже без мамы, — вздыхает женщина. — Она ушла из жизни тринадцать лет назад, так и не узнав, какого героя любила… Дивизионное захоронение расположено на Черноречье. На солдатском обелиске появилась теперь именная табличка. Захоронение чистое, ухоженное — спасибо за это всем незнакомым людям.

— А если б не было войны… — говорит на прощание посетительница.

Валерий Семенович Покотило тоже пришел в редакцию «Славы Севастополя» накануне Дня Победы. Молча положил на стол фотографию военных лет, на которой, прислонившись к колонне рейхстага, стоит его молодой отец старший лейтенант железнодорожных войск Семен Покотило. Эта фотография красноречивее слов. На колонне дворца на русском языке читается надпись: «Берлин 8.5.45». И чуть ниже — «Мы пришли сюда затем, чтобы немцы к нам не ходили». И подпись: «Покотило».

— Всем, кто пытается в наши дни переписать историю, я хотел бы эту фотографию как документ сунуть под нос, — говорит сын фронтовика. — Незваный «гость» пришел в наш дом: ограбил, убил, надругался, все разрушил, осиротил миллионы детей. Мы не забудем, не предадим подвиг наших отцов-победителей. Вечная память им и низкий поклон до земли.

«Вот разгромим врага, освободим наши города и села и заживем справедливо и счастливо!» — думали многие бойцы, возвратившиеся с полей сражений. Но им, опаленным войной, искалеченным, раненым, пришлось поднимать разрушенное народное хозяйство, заново отстраивать заводы и фабрики, школы, больницы, детские сады. На место погибших мужей вставали женщины, дети. Они трудились от рассвета до заката, недосыпали ночей, не ели досыта. «Славы никто у тебя не выпрашивал, Родина. Просто был выбор у каждого — я или Родина» — так написал Роберт Рождественский в стихотворении «Реквием».

Вспомним всех поименно,

Горем вспомним своим…

Это нужно не мертвым!

Это надо живым!

…А на колонне поверженного рейхстага в 1945 году среди сотен других была, между прочим, и такая надпись: «Гансы и фрицы! Вы это никогда не забудете! А если нужно, мы придем еще!»

На снимках: Вечный огонь; Семен Покотило (справа) у рейхстага 8 мая 1945 год; рейхстаг, 1945 г.

Другие статьи этого номера