Тем, кому выпало жить, надо помнить!

Тем, кому выпало жить, надо помнить!

Кто-то подсчитал: для того чтобы почтить минутой молчания каждого павшего на фронтах Великой Отечественной, замученного, изможденного рабским трудом или сожженного в топках концлагерей, умершего от голода и болезней, человечеству пришлось бы замереть на 50 лет. Полвека звенящей тишины! Полвека гробового молчания! Об этом страшно думать, а уж испытать на себе…
Каждый год от шестидесяти поминальных секунд, отбиваемых беспристрастным метрономом, сердце заходится, кровь в жилах стынет. А здесь пять десятилетий тишины! Это за пределами человеческих возможностей. Хотя как знать. Деды наши, прадеды, семьдесят лет назад добывшие Победу, тоже ведь воевали за пределами этих самых человеческих возможностей: и физических, и психологических. Однако же выстояли, выдержали, победили! Ценой, правда, невероятной. Но кто за ней тогда стоял?..
Сухие цифры потерь (слово-то какое черствое!) не укладываются в голове. За бесчисленным количеством их составляющих нулей — жизни, судьбы. Судьбы и жизни. Всех вместе и каждого в отдельности…
Листаю подшивки «Славы». Еще десять лет назад накануне главного в нашей жизни торжества на страницах газеты — фотографии бодрых и бравых фронтовиков с их личными воспоминаниями «об огнях-пожарищах», «о друзьях-товарищах», о военном братстве, о сражениях, о потерях, о суровой правде войны. Правде из первых уст. По мере приближения к 70-му Дню Победы эстафету памяти принимают дети, внуки и правнуки победителей. Время! Оно безжалостно «выбивает» из обоймы тех, кто в мае 45-го в поверженном Берлине поставил жирную точку на человеконенавистнических планах фашистов, на их мечтах о мировом господстве…
Сегодня в нашей традиционной пятничной рубрике о своих дорогих, любимых близких фронтовиках откровенно, искренне и необыкновенно душевно рассказывают потомки. Те, для кого память — не пустой звук.
Первым о своем отце рассказывает О.Ф. Безруков, доктор медицинских наук, хирург:СЛОВО ОБ УЧИТЕЛЕ

«…В преддверии славного праздника мы вспоминаем людей, которые ценой своей жизни, здоровья, невероятного напряжения сил приближали Победу. Ярким примером этой когорты является мой отец Филипп Демьянович Безруков, оставивший заметный след на крымской земле. Родился он 26 ноября 1915 года в селе Николаевка Мглинского района Брянской области в крестьянской семье. С 6 лет начал свою трудовую деятельность — был подпаском, а с 7 лет пас общественное стадо овец. Зимой ходил в школу. В 1928 году окончил однокомплектную школу, а в 1929-м — четвёртый класс в селе за 7 км от дома. В том же году поступил в семилетнюю школу в г. Мглин. После ее окончания в 1932 году (в 16 лет) проучился на курсах учителей начальной школы и был назначен заведующим начальной школой в селе Комаровка (в 15 км от дома).

В 1935-м окончил курсы преподавателей районной колхозной школы в г. Мичуринске, после чего получил назначение в г. Козельск преподавателем в подобную школу. С 1937-го по 1939 г. служил в Красной Армии на Дальнем Востоке в секретном отделе артполка. После демобилизации стал работать учителем начальных классов в селе Лукавица Брянской области. Одновременно учился в педучилище гор. Почепа, где и застала его война. Неоднократные обращения в военкомат с требованием уйти на фронт были неэффективны. В райкоме партии объяснили, что все учителя остаются на оккупированной территории для подпольной работы. В сентябре 41-го в село пришли немцы. В лесу организовался партизанский отряд. Однако активной подпольной работы не было. Летом 1942 г. обстановка в селе накалилась: молодёжь стали угонять в Германию, был разгромлен полицейский стан, неоднократно в дом наведывались полицаи, интересуясь жизнью Филиппа. 5 июля 1942 г. он ушёл в лес. В этот же день туда же пришел отряд ОМСБОМ «Вперёд», созданный из москвичей-спортсменов. Командиру отряда майору П.М. Шемякину очень был нужен человек, знающий район Брянск — Гомель, грамотный, читающий карту. Лучшего человека, чем мой отец, не нашлось.

С отрядом отец прошагал от лесной деревушки Мамаёвка (партизанская столица Брянских лесов) до Гомельских, а затем Чечерских лесов. При этом в феврале 43-го была прорвана немецкая блокада Брянских лесов. Именно здесь П.М. Шемякин сказал: «Филипп, если бы я мог наградить людей, которые в этих невероятных условиях остались верны Советской власти, я бы наградил каждого!» К лету 1943-го отряд из 43 человек превратился в бригаду, насчитывающую более 1000 бойцов и командиров. В это время отец был назначен комиссаром батальона бригады «Вперёд». В августе 43-го батальон принял участие в выполнении задания Ставки Верховного Главнокомандования и штаба партизанского движения — операции «Концерт», когда в одну ночь были взорваны многие сотни километров линии железной дороги.

После соединения с Красной Армией в сентябре 1943 г. отряд вернулся в Москву. Отец работал в штабе отряда до января 1944 г., когда был зачислен в другой отряд ОМСБОН — «Богатыри». Отряд возглавлял старший лейтенант А.Н. Шихов. После перехода линии фронта отряд обосновался в белорусской деревне Чудин Брестской области. Филипп Демьянович был назначен командиром диверсионной группы для работы на железной дороге Барановичи — Лунинец на перегоне Люсино — Ганцевичи. До августа 1944 г. (до прихода Красной Армии) группой было совершено 26 диверсий, уничтожено 17 эшелонов с живой силой и техникой, бронепоезд. В одной из операций отец был ранен в надплечье, но группа выполнила задание: мины были поставлены, а группа благополучно вернулась на базу. Все бойцы группы (в т.ч. и отец) были награждены орденом Ленина.

После демобилизации в январе 1946-го отец уехал в Крым, приняв начальную школу в селе Растущем (Айсунки) Бахчисарайского района. В августе 1949 года мои родители переехали в Верхнесадовое, где отец был назначен директором семилетней школы. Одновременно он инициировал строительство новой школы в селе. Школа выросла в восьмилетнюю, а в 1960 г. состоялся первый выпуск десятиклассников. Всю оставшуюся жизнь родители посвятили этой школе: мама преподавала в начальной школе, отец много лет был директором, завучем, просто учителем географии, истории, астрономии. Через сердца и души моих родителей прошло 4 поколения односельчан! Выпускникам школы памятны походы, школьные географические вечера, ночные наблюдения за звёздами, рассказы отца о войне. Отец был прекрасным лектором, председателем первичного общества «Знание».

Мама ушла из жизни в 1991 году, отец пережил её лишь на два года. За два дня до смерти он простыл и, уходя с работы, сказал учителям: «Я вернусь!»

Он вернулся в школу в виде памяти. В августе 1999 года по настоятельной просьбе односельчан школе N 52 Севастополя (так сейчас называется верхнесадовская средняя школа) было присвоено имя учителя Филиппа Демьяновича Безрукова. В школе находится его барельеф, созданный севастопольским скульптором С.А. Чижом, на каждую линейку выносится знамя с именем Филиппа Безрукова. Это, к слову, единственная школа в Крыму, названная именем учителя.

В школе проводится большая патриотическая работа. На примере жизни своего учителя ученики школы изучают историю страны, Великой Отечественной войны, своего села.

Сохранилась фотография отца 9 мая 1945 года. На фотографии он стоит с букетом сирени. Как не вспомнить, что в этом году по всей стране прошла акция по посадке сирени, состоялась она и на севастопольской Сапун-горе. Учитель живёт в памяти благодарных потомков. И я очень этим горжусь!

О.Ф. Безруков, сын Филиппа Демьяновича, доктор медицинских наук, хирург».

Благодарим уважаемого О.Ф. Безрукова за его откровения и за потрясающую фотографию отца. Пусть учитель Филипп Безруков, солдат-победитель своей великолепной, открытой и доброй улыбкой согревает сердца не только его сына и близких людей, но и всех благодарных потомков.

* * *

Мы передаем эстафету внуку солдата Великой Отечественной В.А. Петухову.

Заметку о прошедшем всю войну и защищавшем Севастополь Александре Александровиче Петухове он привез из Евпатории в редакцию нашей газеты лично:

— Я бы мог разместить статью в своем городе. Но мой дед защищал Севастополь, и для меня очень важно, чтобы о нем написали в главной газете города-героя.

ПРОПАХШИЙ ПОРОХОМ

«…Шёл 1939 год. В октябре был объявлен комсомольский набор на военную службу. По этому же набору в Ленинград попадает Александр Александрович Петухов.

Учебный отряд подводного плавания имени С.М. Кирова, который был на Васильевском острове, принял его в свою семью моряков-подводников, которых готовили для всего флота.

Незаметно проходила служба. Но вот грянула война. Всех подводников направляют на фронт. Моряк-подводник Александр Петухов попадает на Черноморский флот в город Севастополь на подводную лодку «С-34».

В начале июля, пополнив лодку боезапасами, экипаж «С-34» направляется к румынским берегам. Как вспоминал потом Александр Александрович, они шли морем, соблюдая все правила маскировки, но все же были обнаружены противником: «Ночь не смогла скрыть нас от вражеской авиации. Подводная лодка «С-34″ была повреждена, но сумела вернуться на базу в Севастополь».

Лодка была поставлена в док, а всю команду отправили на берег. Моряков переодели в солдатскую форму и передали в распоряжение 7-й бригады морской пехоты Черноморского флота второго отдельного батальона. Затем их в составе этой части отправили теплоходом «Фабрициус» в Новороссийск.

В составе своего батальона Александр Петухов идет под Ростов. И снова — бои, бои, бои… Как он рассказывал впоследствии, из Ростова бойцы отходили на Батайск, продукты им были выданы на восемь суток. По боевой тревоге за одну ночь прошли тридцать пять километров в районе Хопры. Там отделению из одиннадцати человек была поставлена задача — разведать передний край противника. Вышли из расположения части и пошли в указанном направлении. Вокруг тихо и спокойно. Через некоторое время на пути возник небольшой ручей. Шесть человек прошли спокойно, а пятерых вражеская очередь из автомата прижала к крутому берегу. Видно, что стреляли с близкого расстояния, из зарослей тростника. Прицел был точен — пули пролетали над головой…

В том бою Александр Петухов был ранен в руку, и его направили в Кисловодск в госпиталь, где он пробыл три месяца. После госпиталя вновь попал на флот, во 2-ю Новороссийскую Краснознамённую бригаду торпедных катеров Черноморского флота. В одном из боев его контузило, засыпав землей. Откопали товарищи, после чего он попал в госпиталь города Поти. Подлечившись, снова отправился на фронт. Во второй бригаде торпедных катеров выполнял обязанности командира БЧ-3 до 28 мая 1945 года.

День Победы Александр Александрович Петухов встречал в Румынии в звании старшины 2-й статьи. Закончив Отечественную войну старшим краснофлотцем, Александр Петухов без устали продолжал совершенствовать своё боевое мастерство: учился сам и учил других. За послевоенное время старшина группы торпедистов мичман Петухов подготовил для флота не один десяток высококвалифицированных специалистов-торпедистов.

На лацкане его праздничного пиджака — два ордена Красной Звезды, орден Отечественной войны I степени, медали «За отвагу», две «За боевые заслуги», «За оборону Севастополя», «За оборону Кавказа», «За Победу над Германией», знаки «Ветеран Вооруженных Сил СССР», «Ветеран Краснознамённого Черноморского флота», шестнадцать юбилейных медалей, а также свыше 100 благодарностей от командования части и четыре — лично от Верховного Главнокомандующего Генералиссимуса Советского Союза товарища Сталина: за отличные боевые действия в боях за Севастополь, Новороссийск, за овладение городом и портом Констанца, а также портами Тульчин и Сулина.

После тяжёлой болезни Александр Александрович Петухов ушел из жизни 27 декабря 1994 года. Но память о нем жива.

Вечная слава героям-краснофлотцам Черноморского флота Великой Отечественной войны!

В.А. Петухов, офицер запаса Вооруженных Сил РФ, Евпатория».

Вот такая история краснофлотца и героя, оборонявшего наш город и внесшего существенный вклад в разгром гитлеровских полчищ. Покойтесь с миром, уважаемый Александр Александрович. Спасибо вам за Победу!

* * *

О Фёдоре Николаевиче Скоробогатове, участнике боевых действий, отце пятерых детей, деде 16 внуков, прадеде 16 правнуков и прапрадеде пятерых праправнуков нам рассказала его дочь Людмила Береговая (Скоробогатова). Путь ее отца — и жизненный, и боевой — розами усыпан не был. Скорее, преобладали шипы…

ГЕРОЙ ЖИЗНИ. ДОЛГОЙ И НЕЛЕГКОЙ

«…Родился отец в марте 1918 года в с. Хотеевка Черниговской области. Трудился с самого раннего детства (осваивал сапожное дело, которое ему в жизни очень пригодилось и помогло). Вслед за старшим братом поступил в летную школу в Москве. Там и встретил нашу маму — самую лучшую и верную подругу. Расписались, скромно отметив это событие в кругу друзей…

Вскоре отца призвали в армию. Служил он механиком в одной из частей в Фастове. Там его и застала война. Мама оставалась в Москве, где родилась дочь, которую отцу довелось впервые увидеть только после окончания войны…

Военные события развивались стремительно. Красная Армия в первые месяцы войны отступала. Отец, будучи сержантом, в Бресте командовал ротой. Здесь же был ранен. Ушел в партизанский отряд, участвовал в работе подпольной организации.

Воевал честно. Весь в ранах, потерявший здоровье, отец все же встретил такую долгожданную Победу! И надо же было еще такому несчастью случиться: отец торопился на встречу с женой и дочерью, которых долгое время считал погибшими (поезд с эвакуированными разбомбили фашисты, но не знал, что еще до налета маму и сестру сняли с него из-за тифа). Встреча, конечно же, была радостной. Время пролетело незаметно, и отец опоздал в свою часть.

За неявку в часть отца арестовали. Дали 10(!) лет… партизану и победителю. Обвинили в измене Родине. Отправили в Сибирь. Мама уехала с отцом. И долгие девять лет доказывала вместе с друзьями невиновность отца. Слава Богу, друзья у отца оказались настоящими. Помогло и то, что брат папы Григорий (тот самый, что учился в Москве в летной школе) летал в экипаже с Николаем Гастелло, легендарным летчиком. Он был штурманом и погиб с экипажем Гастелло.

Так вот, друзья и хлопотали за отца, добывали разные документы, доказывающие его невиновность. И справедливость, пусть через 9 долгих лет, но восторжествовала. Отца оправдали. Это был огромный праздник души и сердца. К тому же в нашей семье появился и сыночек Николай (к тому времени в Сибири родились еще и 3 дочки, т.е. в семье стало 5 детей).

Отец и мама вместе с детьми вернулись из Сибири в Хотеевку, а оттуда (по переселению) попали в Крым. В 1987 году семья переехала жить в Севастополь, приобрела маленький домик. В Севастополе у родителей была настоящая свадьба. Золотая!

Все эти годы отец трудился не покладая рук. Поднимал детей, внуков, правнуков, праправнуков. Не забывал и о детях погибших братьев Николая и Ивана. А еще дед Фёдор в социальном центре, что на ул. Хрусталева, чинил обувь деткам-сиротам, воспитанникам интернатов. Так, наверное, он пытался заглушить боль потери: в 2000 году ушла из жизни его верная подруга и наша любимая и обожаемая мама.

Папа собирался дожить до ста лет. И имел на это все шансы. Но в 2007-м умер его единственный сын, тот, что родился в Сибири и был таким долгожданным! Это отца и подкосило. Он ушел из жизни в 2010-м в возрасте 93 лет.

Мы с сестрой Аллой жили с отцом последние годы, ухаживали за ним и решили оставить купленный домик как живой памятник нашим родителям. Сделали небольшой ремонт, семейное древо — на всю стену. Готовимся отметить 70-летие Победы, пройтись с портретом отца-деда, ветерана войны и нашего героя, а также заказать мемориальную доску к 100-летию наших родителей (они оба 18-го года рождения).

Уважаемая редакция, прошу вас написать о нашем отце в вашей газете. Он, с первых до последних дней живя в Севастополе, был вашим подписчиком. Решили и мы продолжить эту традицию и подписаться на «Славу Севастополя», чтобы на этот родительский адрес газета продолжала приходить. Надеюсь, что внуки, которые будут жить в этом доме, будут продолжать традицию деда и помнить о нем. В них он бессмертен.

С уважением

Людмила Федоровна Береговая».

Выполняем просьбу уважаемой Людмилы Федоровны и всей многочисленной семьи скромного труженика, героя войны и добрейшего человека Федора Николаевича Скоробогатова. Вечная ему память!

Говорят, время все расставляет на свои места. А еще то, что оно лечит. Если это так, почему же накануне и в День Победы мы проливаем столько слез? Может быть, потому, что каждая прозрачная, кристально чистая слезинка-горошина — память о невернувшемся с войны?! А еще потому, что собранные все вместе они превращаются в бескрайний океан. Океан нашей памяти. Благодарной памяти. И нет на всей огромной планете Земля глубже и чище этого океана…

С Днем Победы, дорогие земляки!

Фото из семейных архивов авторов писем.

Другие статьи этого номера