Плацдармы майора Целио

Плацдармы майора Целио

Принцип «Разделяй и властвуй» снова в особой чести у недоброжелателей нашей страны. Сейчас они пытаются растащить по национальным квартирам нашу общую Победу, раздробить на части, снивелировать до кощунственной глупости типа «поскольку было четыре Украинских фронта, то украинцы освободили Европу»… Зачем им это надо — понятно. Гитлер тоже рассчитывал, что при первой же военной опасности многонациональный «колосс на глиняных ногах» рухнет к ногам завоевателей. В итоге на свалке истории оказалась хваленая военная машина Третьего рейха вместе с ее создателями, разбившаяся вдребезги о неприступную стену массового героизма людей разных национальностей — граждан единого Отечества…«В бою за расширение плацдарма на левом берегу реки Одер в районе Ной-Барним (Бранденбург, Германия) командир штурмового батальона майор Целио Г.К. проявил исключительную отвагу и мужество. Личным примером увлекая свой батальон, тов. Целио первым ворвался в траншеи врага и гранатами лично уничтожил 16 немцев. В траншеях завязался рукопашный бой. Майор тов. Целио со штыком наперевес побежал вдоль вражеской траншеи. В рукопашном бою уничтожил еще трех гитлеровских офицеров и двух солдат и полностью обеспечил закрепление батальона в траншеях и захват станции Ной-Барним. В этих боях майор Целио был тяжело ранен и на третьи сутки умер от ран… Ходатайствую о присвоении звания Героя».

Так писал 19 апреля 1945 года в наградном листе командир 605-го стрелкового полка 132-й стрелковой дивизии майор Зайцев. А 3 июня 1945 года газета «Правда» опубликовала Указ Президиума Верховного Совета СССР «О присвоении звания Героя Советского Союза генералам, офицерскому, сержантскому и рядовому составу Красной Армии», где в длинном списке значилась и фамилия майора Георгия Кузьмича Целио…

Кто же такой наш Жора Целио? И почему мы так мало знаем о нем? По общеизвестным причинам слова «грек», «греческий» в контексте Великой Отечественной войны на долгие годы были запретными не только в Севастополе и Крыму, но и в бывшем Советском Союзе. Сегодня стало возможным восполнить этот пробел в истории города и рассказать о нашем земляке — севастопольце Георгии Кузьмиче Целио.

Он родился в 1909 году в большой греческой семье в деревне Карань под Балаклавой (ныне село Флотское). Был пятым ребенком в семье. После него появились еще брат Пантелей, сестра Евгения, брат Спиридон и в 1919-м — самая младшая сестра, Надя.

Надежда Кузьминична Целио, по мужу Балашова, после возвращения из депортации долгое время жила и работала в Севастополе, была активным членом нашего греческого общества «Херсонес», много рассказывала о своей семье:

«Жили мы небогато, но дружно. Отец, Кузьма Павлович, потомственный грек. Вместе со старшими детьми выращивал хлеб и виноград, содержал домашний скот, возил на подводе рыбу в город. Мать, Екатерина Николаевна, вела домашнее хозяйство. Она была хорошей портнихой — обшивала не только нас, но и соседей, друзей в городе. Нас, Целио, в Карани знали все, нас было много. Ведь у отца было еще пять братьев. И у каждого — свои семьи, дети. Если случались праздники, гулянья или свадьбы, то одних Целио собиралось до полусотни. Брат Жора неплохо играл на гармошке. Его знали и в Севастополе. Он был инструктором райкома комсомола, начальником пионерлагеря и вообще отличным парнем».

У Георгия Целио была большая мечта — стать военным. Дважды проходил он службу в тридцатые годы. Сначала, как и трое старших братьев, срочную. Потом — курсы усовершенствования командного состава.

Подошел страшный 1937 год. В Севастополе греческая церковь была взорвана и разобрана до основания, греческая школа закрыта, община расформирована, а все греки выдворены из города.

Старших детей Целио этот бездушный каток зацепил краем: по национальности матери их официально признали русскими… В июне 1941-го Георгий и его младшие братья Пантелей и Спиридон ушли на войну.

Юго-Западный, Сталинградский, Центральный, 1-й Белорусский фронты — таким был боевой путь Георгия Целио. Первая и самая дорогая медаль — «За оборону Сталинграда». Через два месяца — орден Красной Звезды. Были и еще награды, а орден Отечественной войны I степени он получил уже на чужой земле, в Польше. Там Георгий Кузьмич уже знал о гибели братьев — Дмитрия и Спиридона. Знал, что при бомбежке Севастополя погибла его жена — красавица Аня… Знал о гибели многих родных, друзей и боевых товарищей… И майор Целио мстил фашистам за все эти смерти. На Висле и Одере вел бои в первых линиях траншей и держал, держал плацдармы до последнего…

16 апреля 1945 года вошло в историю Великой Отечественной войны как начало Берлинской операции.

В ту ночь командир штурмового батальона гвардии майор Целио со своими бойцами ждал пяти часов по московскому времени — начала всеобщего наступления войск с Кюстринского плацдарма на левом берегу Одера. Получасовая артподготовка из всех видов орудий, минометов и «катюш» возвестила о начале операции.

«Братцы мои! Пора!» — крикнул комбат и сам бросился вперед. До Победы оставалось меньше месяца…

Из шести братьев-фронтовиков Целио в живых после войны осталось трое: Александр и Николай поселились в Харькове, а Пантелей с ампутированной ногой и после войны остался служить в армии. Ушел в отставку в звании подполковника. Имел 19 боевых наград. Жил в Новочеркасске Ростовской области.

О сыне-герое Кузьма Павлович Целио узнал из газет в 1947 году, будучи в депортации в г. Серове Свердловской области. Ему, отцу шестерых сыновей-фронтовиков, тогда так и не разрешили вернуться в Севастополь. В возрасте 70 лет его привезли к двум оставшимся в живых сыновьям в Харьков, где он через пять лет и умер.

Вот, пожалуй, и вся история нашего земляка Георгия Кузьмича Целио. Но точку в ней ставить, мне кажется, рано. В Книге Памяти значатся восемь фамилий Целио. Все они — родственники. Еще живы племянники, внуки и дальние родичи нашего героя. Работает и живет в Севастополе дочь родной сестры Георгия, Надежды Кузьминичны, — Наталья Николаевна Целио.

Десять лет им всем и членам греческого культурно-просветительного общества «Херсонес» понадобилось, чтобы через разнообразные высокие инстанции и кабинеты смогла пробиться историческая справедливость, и имя Георгия Кузьмича Целио появилось на мемориальной плите героев-севастопольцев.

Члены правления общества, Ассоциация национально-культурных обществ Севастополя и автор этих строк — все мы питаем надежду на помощь в установлении памятной доски на доме по адресу: ул. Б. Морская, 33, где до ухода на фронт жил Герой Советского Союза Г.К. Целио.

А. КРЫВА-АПАЗИДИ, член правления общества «Херсонес».

На снимке: Г.К. Целио в годы войны.

Автор благодарит за исторические сведения и фотографию греческого писателя и поэта А. Кацониса (г. Москва) и родственников Героя.

Другие статьи этого номера