Последняя электричка

Рубрику ведет Леонид СОМОВ.Как-то я случайно зашел на сайт, где повествуется о различных паранормальных явлениях. И один из примеров, посвященных наводящему ужас появлению перед глазами человека призрачных такси, автобусов и электричек, заставил мою память вернуться в далекий уже 1995 год, когда мне довелось проходить преддипломную практику в музее истории и культуры народов Сибири в Новосибирске…

Библиотекой в музее заведовал Иван Игнатьевич, молчаливый, скромный человек в очках с сильными диоптриями. Как-то я засиделся над одним старинным фолиантом с редкостной статьей о фольклористике этого холодного края России и не заметил, как стемнело. Иван Игнатьевич предложил мне, как он выразился, «передохнуть с пережевыванием гранитных крошек науки» (я был удивлен, обнаружив в этом человеке наличие юмора), и мы уселись за ломберным столиком, за которым, оказывается, любил сиживать писатель Гарин-Михайловский, и принялись пить чай…

Иван Игнатьевич вскоре признался, что я очень напоминаю его сына, умершего года два назад от какой-то лихорадки, которую он подцепил в туристической поездке в Сенегал, и доверительно разговорился. Чувствовалось, что ему давно хотелось с кем-то пообщаться, излить, как говорится, душу. Но с кем? А тут я оказался на контактной волне — молодой студент филфака Томского университета…

Так вот, среди всего прочего (а мы проговорили до полуночи, Иван Игнатьевич оказался очень интересным человеком, много повидавшим) мне врезался в память его рассказ о необычном приключении с ним в Ленинграде в 1986 году. Тогда он работал учителем в одной из школ на Лиговке, преподавал факультатив «Культура речи»…

Его рассказ звучал примерно так: «Однажды я задержался на работе, и домой пришлось добираться на последней электричке с Пулково. Я не обратил сразу на это внимания, но состав был подан на 12 минут раньше времени, указанного в расписании. Во втором вагоне, куда я зашел, было пусто — никого. Я вынул из рюкзака томик «Марсианских хроник» и углубился в чтение, благо что ехать надо было минут сорок. Вдруг ощущаю: подозрительно долго не объявляют остановок. Только я об этом подумал, как раздался жуткий скрежет, сработали тормоза, и мгновенно вырубился свет. А за окном электрички — безграничное поле, покрытое снегом, а в небе — полная луна. Тут я услышал звук, напоминающий царапанье гвоздя по стеклу. Глянул в окно и ужаснулся: темная фигура огромного человека в каком-то плаще с круглыми алыми глазами зловеще ухмыляется и методично бьет огромной рукой с длинными когтями-ногтями по стеклу.

Я оглянулся и убедился: такие же монстры буквально облепили все окна моего вагона, а одному даже удалось поломать форточку…

Я побежал к выходу и оказался в соседнем вагоне. И тут перед глазами предстала жуткая картина: чудовище, которому каким-то образом удалось сюда залезть, держит в лапах уже бездыханную старушку, на полу — лужа крови…

Все это я видел лишь в свете луны. Электричество так и не подавалось. Я отпрянул назад, зажег спичку и осознал, что чудовище тут же накрыло голову чем-то вроде полы плаща и ломанулось к окну, судорожно протиснулось в разбитый проем и с воем взмыло над крышей вагона.

— Они боятся света, — осенило меня. Медлить было нельзя, я выбежал в тамбур, сдвинул две двери и перевязал их ручки своим шарфом…

После того, как я пробежал три или четыре вагона, оказалось, что я достиг кабины машиниста. Но там никого не было…

Тут электричка как-то не плавно, а резко дернулась и заскользила по рельсам. В стеклянных проемах двери, ведущей в тамбур, я снова увидел два страшных красных глаза. Последнее, что я успел произнести, — это «Отче наш».

…Когда я открыл глаза, то понял, что нахожусь на той же станции, откуда уезжал. Подумалось, что все, что приключилось, страшный сон. Но, глянув на свою куртку и рюкзак, понял, что тут все же что-то не то. Рюкзак был почти в клочья разорван, висел лишь на продольных ремнях. Из моего уха текла кровь, руки были вымазаны какой-то смесью машинного масла и непонятной клейкой жидкости. Мимо прошел старик, недоуменно оглядевший меня с ног до головы. Я спросил его: «Какая это электричка?» Он ответил: «Последняя». Почему-то на ней мне уже не захотелось ехать, и я коротал ночь на вокзале…»

Вот такая загадочная история приключилась в далекие 80-е годы с милым человеком Иваном Игнатьевичем в славном городе на Неве…

Г. ЛЕБЕДИНСКИЙ, служащий.

* * *

ОТ РЕДАКЦИИ:

Подобные случаи — далеко не редкость. Приходится заинтересованным людям много читать о призраках, которые проявляются из дыр времени внезапно и так же внезапно исчезают. Кстати, российский исследователь паранормальных явлений Владимир Богданов утверждает, что свой «призрак на колесах» существует и в Москве. Представьте себе: это длинный автобус, выкрашенный в черный цвет, с торчащей над крышей трубой. Появляется он якобы в полночь с понедельника на вторник и с четверга на пятницу, и не где-нибудь, а в знаменитых булкаговских местах — на Малой Бронной улице, у Патриарших прудов. Теперь внимание: оттуда выходят солдаты в странной форме — на черных погонах изображены красные черепа. Ими командует офицер со звездами на погонах. Они заходят в подъезды близлежащих домов, сверяясь предварительно с какими-то списками, выводят оттуда людей и сажают в автобус.

Как только люди скрываются за задней дверью, водитель нажимает какую-то кнопку на приборной панели, и над трубой показывается столб дыма. Однако весь «спектакль», описываемый Богдановым, похоже, разыгрывают призраки: регулярного исчезновения людей в этом районе не зарегистрировано.

Другие статьи этого номера