Встреча на Приморском бульваре

Встреча на Приморском бульваре

С Ильдаром Галиакбаровым мы познакомились заочно перед его отправлением в путь. К нам в Севастополь из Башкирии позвонили его друзья и просили поддержать интересное и сложное мероприятие. С первых дней мы были в курсе передвижения человека на инвалидной коляске. Ильдар выехал из родного г. Иглино 12 апреля и, преодолев тысячи километров, добрался в наш город в канун 9 Мая. Встречали его на въезде в город представители Севастопольской региональной организации общероссийской общественной организации «Всероссийское общество инвалидов». Свой проезд он посвятил всем погибшим солдатам в Великой Отечественной войне. К слову, на войне в 1941 году погиб его дед Хаят Ямалетдинов, и еще восемь братьев деда не вернулись с войны.— Ильдар, почему конечной точкой своего маршрута ты выбрал Севастополь? — задаем волнующий вопрос.

— Потому что это славный город. Я много читал книг о войне и понял, что если мне доведется посетить город в Крыму, то это обязательно будет Севастополь. Я смотрел фильм «Брат-2», в котором прозвучала фраза «…за Севастополь ответите!» Она запала в душу, и очень хотелось посмотреть на ваш город. Особенно на памятник Затопленным кораблям (думал, что он стоит посреди моря). И еще я надеялся посетить парад 9 Мая!

— Ты рассказывал, что водишь машину. Значит, можно было добраться к нам на авто. Почему же выбрал для путешествия именно велоколяску?

— На машине любой сможет преодолеть такое расстояние, а вот на коляске — единицы (собственно, подумалось: а ведь он прав! Если хочешь отличиться чем-то от других — выбирай то, что многим не по возможностям).

— Расскажи, пожалуйста, как приключилась твоя беда, после которой ты стал инвалидом 1-й группы с повреждением опорно-двигательного аппарата…

— В канун Рождества шел на работу, и, как предполагают, меня сбила машина. Упал на обочину и какое-то время пролежал в снегу. Подобрали врачи «скорой помощи» — думали, что я мертв, отправили в морг. Но в морге я очнулся, и тогда меня направили в отделение больницы. Через пару дней стало ясно, что обморожены конечности. Через неделю сделали операцию. В больнице после операции держали недолго, и с перевязанными бинтами руками и ногами я оказался дома. Какое-то время сестра ухаживала за мной. И тогда, сидя в четырех стенах, я узнал, что такое настоящее одиночество (инвалидной коляски у меня не было).

Знакомые подсказали съездить в Уфимский дом-интернат для престарелых и инвалидов, посмотреть, как живут там люди, похожие на меня. Побывав там, я согласился переехать туда насовсем. Там, конечно, другая жизнь, зато нет одиночества. Там больше людей, а значит, и больше общения.

Присмотревшись, стал помогать в столовой на раздаче — накрывать на стол. Со временем узнал всех: кто где и с кем сидит, кто что будет кушать и кто что не любит.

В интернате познакомился с девушкой Светланой. Сначала провожал ее домой, затем начал встречать, а со временем переехал к ней жить. У нас двое детей. В планах — получить земельный участок и построить свой дом. А баню своими руками я уже выстроил.

— Н-да, у тебя есть чему поучиться обычным людям. На страничке «ВКонтакте» размещены твои фото с участием в спортивных мероприятиях. Какое место в твоей жизни занимает спорт?

— В 2010 году директор дома-интерната Ренат Фаилович Кадыров вызвал к себе и рассказал, как прошли Паралимпийские игры. К примеру, наш башкирец, Ирек Заринов, стал 4-кратным чемпионом Паралимпийских игр по биатлону. Мне эта спортивная победа запала в сердце, и я надумал сделать в этой жизни что-то значимое. Так и появилась идея о поездке. А спортом занимаюсь постоянно: в 2013 году занял на соревнованиях 1-е место по дартсу, хожу на занятия по плаванию, играю в бильярд. В этом году устроился работать администратором в бильярдный зал.

— Такой активности можно только позавидовать! Твоя поездка — это, скорее, межрегиональный марафон, уж больно велика дистанция для человека, передвигающегося в инвалидной коляске…

— Перед этим была подготовка — я сам проехал по северо-востоку Башкирии. Это был проезд на 600 км, в ходе которого я посетил пять районов. Сейчас благодаря моему заезду в Волгоград везу письмо в правительство Башкирии, которое передал отряд поисковиков, с разрешением выбить имена башкирцев — участников Великой Отечественной войны, погибших на Мамаевом кургане.

— На твоей велоколяске номер 102 — это регион Башкирия. Кто помог смастерить эту веломашину?

— Коляску делал, сверяясь с подсказками из Интернета, а помогал мне знакомый сварщик. Это в прямом смысле коляска-велосипед на трех колесах с 15 скоростями. Внизу прикреплен ящик для вещей, в котором лежат телефон, зарядное устройство, бритва, средства гигиены, личные вещи. Питался от пункта до пункта, ел мало, в основном двигался. Главное — у меня с собой всегда достаточное количество воды и пара пирожков. В пути не всегда удавалось хорошо поесть. Но иногда встречали хлебосольно, например в Краснодарском крае, в станице Тамань.

— Из-за инвалидности и невозможности свободного перемещения ты научился просить у людей помощи? Ведь тебе, как никому другому, это нужно.

— Нет. Мне сложно и сейчас просить о чем-либо, делаю это только в особых случаях. Но жизнь на коляске учит состраданию — понимаешь таких людей, как сам, стараешься им помочь. Сегодня я им помог, а завтра кто-то поможет мне.

К примеру, стоим мы с вашей Татьяной Оленовой на остановке, ждем троллейбуса. Тут подходит женщина с ребенком в коляске. А троллейбус старый, задняя дверь — с поручнем, маме самой занести коляску в этот троллейбус тяжело, сделать это можно только с чьей-либо помощью. Женщина подошла к троллейбусу, а ей никто не захотел помочь. Я кинулся и на своих двоих обрезанных ногах помог ей подать коляску в троллейбус, а те, кто сидел на улице и в троллейбусе, так никто и не поднялся (если честно, меня этот пример удивил. Лично я давно такого не слышала… А представить самой, как он смог управиться с детской коляской, было сложно. И поняла, что доступность к транспорту даже для обычного человека — это еще проблема, которую нужно сообща поднимать и решать. — Авт.).

— А как обстоят дела с доступностью в нашем городе? Есть ли какие замечания или одобрения?

— В основном я езжу по дороге. Но если выбирался на тротуар, то встречал строительные казусы. Так, в районе, где меня поселили, к примеру, с одной стороны есть понижение бордюра, а на другую сторону переехал — еще нет. Надо достраивать.

— С какими еще проблемами ты столкнулся в Севастополе?

— …Не смог снять деньги в ваших банках. Моего банка тут нет, а другие банки мои социальные карточки не обслуживают. Вот еще пример: заехал на авторынок купить запчасть, так она в цене выше в 10 раз. Мне сложно понять, почему такие разные цены, но пришлось отказаться от покупки.

Еще был эпизод. В Севастополе я проживаю на территории помещения, выделенного общественной организации глухих. Пару дней назад я не мог попасть в помещение: поперек стояла машина марки БМВ. Мы с Татьяной кричали, звали владельца, но даже через полчаса так никто и не пришел. Начали самостоятельно перетаскивать коляску через небольшой забор. Обычным людям сложно понять, что коляска не игрушечная, для ее передвижения требуются и сила, и сноровка, и открытая дорога, и доступ в помещение… Ведь она в щель не войдет.

…Активисты нашей организации встречались с Ильдаром. Через пару дней общения понимаешь, насколько бывает трагична судьба человека на инвалидной коляске и насколько сам человек вправе изменить свою жизнь. И в первую очередь — привносить ожидаемые и запланированные события. Одно из таких событий в судьбе Ильдара — это поездка в Крым, в Севастополь, и, конечно же, посещение парада Победы 9 Мая.

От себя лично и от имени организации передаем привет всей Башкирии и друзьям Ильдара, которые поддерживали его постоянно в телефонном режиме. Спасибо вам за помощь и участие в его судьбе, и ждем в гости!

Фото автора.

Другие статьи этого номера